Ещё

Японские интервенты и борьба с ними. 1918-1920 

Японские интервенты и борьба с ними. 1918-1920
Фото: ИА Regnum
Сразу же после Октябрьской революции в Токио начали рассматривать планы расширения зоны японского влияния в Азии, в том числе за счет Сибири. Уже 1 января 1918 года генеральный консул во  запросил правительство о присылке военных кораблей. 3 января в поддержку совместной интервенции на Дальнем Востоке выступил Лондон. 6 января командиры нескольких японских кораблей получили устное распоряжение готовиться к походу в  для подавления «экстремистов».
12 января 1918 года в бухту Золотой Рог пришел эскадренный броненосец «Ивами» (бывший русский «Орел», захваченный в Цусимском сражении), формально для защиты японских подданных, проживавших во Владивостоке. Во Владивостоке в конце 1917 года проживало 3 883 японских подданных, на всем Дальнем Востоке, вплоть до  — около 10 тыс. Через два дня к японскому броненосцу присоединился британский крейсер «Суффолк». Еще через день пришел еще один японский броненосец — «Асахи». 4 апреля 1918 года неизвестные убили во Владивостоке одного и тяжело ранили двух японских подданных. Один из раненых вскоре умер. Местные власти сразу же начали искать нападавших, но так и не смогли их найти. Между тем уже 5 апреля командующий японской эскадрой на рейде Владивостока к. -адм. Хирохару Като высадил десант из двух рот. Предлогом была защита японцев, проживающих в городе и «горячая любовь к русскому народу», о которой известил горожан японский адмирал. Британцы немедленно высадили свой собственный десант — 60 морских пехотинцев.
Так началась интервенция на Дальнем Востоке. Позже она только развивалась, разумеется, из любви к порядку и из интересов сохранения порядка. Интервенты вели себя соответствующим образом, то есть грабили и распоряжались в стране по собственному усмотрению. С русскими властями, которым они пригшли помогать в борьбе с большевиками, японцы мало считались. Помощник Военного министра правительства Колчака ген. -л. В. И. Марковский отмечал в начале февраля 1919 года, что «…действия японских властей в  носят характер полного хозяничанья и произвола…» Хозяйничанье интервентов внесло немалый вклад в подъем партизанского движения в Сибири на Дальнем Востоке. 30 января 1920 г. партизаны вошли во Владивосток, накануне в городе была свергнута колчаковская администрация. Возникло Приморское правительство, состоявшее из  и большевиков.
Еще ранее, 14 января колчаковская администрация была свергнута на Северном Сахалине. Здесь была установлена власть Военно-Революционного комитета, который передал ее представителям земцев и различных партий. Вскоре к власти пришли сторонники Советов. В начале февраля японцы заявили о прекращении враждебных действий против Красной армии и начали отвод своих частей из Амурской области в Приморье. 16 февраля советские войска вошли в . 18 февраля глава партизан Приморья С. Г. Лазо докладывал в штаб в : «Ни в какие соглашения с другими политическими партиями и земством мы, , не вошли; поддерживаем земство, поскольку оно ведет работу вместе с нами». Во Владивостоке находились войска , , , части Чехословацкого корпуса. 19 февраля В. И. Ленин выступил с идеей создания буферного государства, которое должно было отделить РСФСР от Японии накануне возможного нападения поляков. Это было весьма своевременное предложение. В действительности Токио не собирался прекращать интервенцию в России, скорее наоборот. На рейде Владивостока стояла японская эскадра, численность японских войск на Дальнем Востоке равнялась 100 тыс. чел.
Японцы оказывали активную помощь атаману Семенову. Соединившись вместе с отступавшими отрядами Каппеля, его отряды — свыше 20 тыс. чел. при 78 орудиях и 496 пулеметах — были сведены в корпус, который сумел удержать Читу. Здесь же находился 6-тысячный японский гарнизон. Возникла «читинская пробка», которая препятствовала осуществлению железнодорожной связи красных Дальнего Востока и европейской части России. С помощью японцев Семенов начал заигрывать с панмонголистами, и даже создал в Чите правительство Внешней во главе с Найсе-гэгэном. Вскоре тот был захвачен и казнен китайцами. Формировался и кадр будущей монгольской армии — Азиатская дивизия под командованием ген-л. Р. Ф. Унгерна фон Штернберга. В её состав входили казаки, буряты и монголы.
Обстановка на Дальнем Востоке была весьма напряженной, столкновения с японцами были частыми. Самым известным стал т.н. Николаевский инцидент. Партизаны с боем взяли крепость и достали зарытые в свое время замки от орудий. Японцы ушли в город. Укрепления быстро были приведены в боевую готовность. 27 января командование партизанскими отрядами направило в , где стоял японский гарнизон, своих парламентеров. Они были убиты после зверских пыток. Тогда командир партизан — анархист Я. И. Тряпицын — заявил, что начнет обстрел города из орудий. Угроза возымела действие. 28 февраля партизаны подписали соглашение с японскими войсками. Те обязались разоружить стоявших в городе белогвардейцев и передать партизанам посты и казармы. Отряды Тряпицына вошли в Николаевск-на-Амуре. С 1918 года в городе было убито немало сторонников большевиков. Теперь партизаны начали террор против настоящих и вымышленных противников революции.
В ночь с 11 на 12 марта 1920 г. японцы напали на партизанские посты и штаб. Здание штаба им удалось поджечь, по окнам и дверям велся прицельный огонь. Внезапная атака была отбита, партизаны перешли в контрнаступление. Теперь уже японцы были блокированы в казармах и домах, которые поджигали партизаны. 14 марта оккупанты были разбиты, за этим последовала расправа. Пленных (называлась цифра в 27 и 130 чел.) и японскую общину города (ок. 450 чел.) перебили. В Японии эти трагические события вызвали значительный резонанс. Правительство использовало их как повод к мобилизации общественного мнения к продолжению интервенции на Дальнем Востоке. Как только Амур очистился ото льда, к Николаевску были направлены новые отряды японской армии и в конце мая партизанам пришлось покинуть город. В результате событий он был практически уничтожен, для восстановления Николаевска и его порта после окончания войны пришлось приложить немалые усилия. Организаторы террора — сам Тряпицын и 6 человек из его ближайшего окружения были расстреляны 9 июля 1920 г. по приговору революционного военного трибунала за самоуправство и неподчинение властям ДВР.
Советское правительство торопилось ликвидировать оставшиеся очаги Гражданской войны, которые могли бы отвлечь силы с западного направления. Весной 1920 года Красная армия окончательно разгромила белых в Поморье. Северный фронт был ликвидирован. 20 февраля был взят Архангельск, 13 марта — Мурманск. 22 марта 1-я Конная армия вошла в Майкоп. Деникин был разбит, бои на его этом фронте также закончились. 27 марта был взят Новороссийск. Сопротивления уже не было. В городе взрывались и горели склады, царил полный беспорядок, войска сдавались в плен массами.
Единственным успехом белых на этом этапе стала оборона Крыма. Командование Красной армии явно недооценило значение полуострова. На его взятие была направлена 46-я стрелковая дивизия, к которой потом присоединилась 8-я дивизия Червонного казачества. Крым был переполнен беженцами и беглецами, отходившие части почти полностью утратили дисциплину, они по 3−5 месяцев не получали жалованья и занимались «самоснабжением», то есть грабили местное население. Защита этого плацдарма была поручена ген. -м. Я. А. Слащову. Он оказался блестящим организатором, сумевшим крутыми мерами восстановить порядок в тылу и создать мобильную оборону, в которой упор делался на маневр, а не на удержание первой линии укреплений. 25 января 46-я дивизия перешла в наступление. Наступавшие имели численное превосходство — 4120 штыков, 1100 сабель, 16 орудий и 4 бронепоезда против 2200 штыков, 1200 сабель, 32 орудий, 8 бронепоездов, 6 танков и 6 самолетов. Мораль большей части оборонявшихся была весьма низкой. Все понимали — война проиграна. Бои с перерывами продолжались до апреля. Слащову удалось отразить все атаки красных, причем с большими потерями для атакующих. Он был произведен в генерал-лейтенанты с добавлением к его фамилии приставки «Крымский». На полуострове сохранился еще на год очаг Гражданской войны в Европейской части России.
После разгрома и ликвидации Колчака мир в Приморье и Забайкалье так и не наступил. Более того, политическое и военное положение здесь резко усложнилось. Между тем на этом этапе Гражданской войны контроль над Сибирью был особенно важен для советского правительства. Здесь имелись и хлеб, и топливо, которые были так необходимы в европейской части страны. Для того, чтобы вывезти их, как минимум была необходима передышка в военных действиях. 28 марта 1920 г. был созван Учредительный съезд Прибайкалья, на котором депутаты, после разъяснительной работы большевиков, согласились создать особое государство на Дальнем Востоке. 1−2 апреля последние англо-франко-американские войска и чехословаки покинули Владивосток. С японским командованием также велись переговоры об условиях эвакуации и 4 апреля было подписано соответствующее русско-японское соглашение. А в ночь с 4 на 5 апреля японцы вновь атаковали советские гарнизоны по всему Дальнему Востоку.
5 апреля командующий экспедиционными войсками генерал-лейтенант Сигэмото Оой подписал объявление, в котором заявил, что это русские напали на японские войска во Владивостоке, что и потребовало их разоружения, разумеется, исходя из необходимости сохранения мира и порядка: «В данном случае японское командование не преследует какой-либо личной цели, не может допустить дальнейшего развития беспорядков, для чего и примет меры после переговоров с русскими властями». Никаких доказательств японской версии представлено не было. Генерал Оой не стал объяснять, почему его подчиненные организовали нападения одновременно и в Хабаровске, и в Никольске-Уссурийском, и в Спасске и т.п., и повсюду без предупреждения о прекращении перемирия.
Во Владивостоке японцы начали настоящую резню. С особой жестокостью они расправились с жителями корейской слободы Владивостока. Город был центром корейской эмиграции. В марте 1919 года Корейский Национальный Совет принял и опубликовад Декларацию независимости Кореи, которая стала распространяться по всему Приморью. Совет приступил и к формированию корейских партизанских отрядов. Теперь японцы расправлялись над теми, кто, по их мнению, был способен носить оружие. Патрули интервентов зверствовали повсюду — они попросту расстреливали попавшихся им на глаза прохожих, не разбирая пола и возраста. Военные назвали этот террор местью за события в Николаевске. Что касается переговоров, то в ряде случаев красные командиры действительно приглашались японскими командирами обсудить создавшееся положение, но приходивших арестовывали или убивали. Захваченные в плен члены Дальбюро РКП (б) во главе с С. Г. Лазо были сожжены в паровозных топках. Эти события ускорили неизбежное уже событие.
6 апреля 1920 года в Верхнеудинске (совр. Улан-Удэ) представители Учредительного собрания Забайкальской области провозгласили создание Дальневосточной республики. Она делилась на 5 областей — Забайкальскую (Чита), Прибайкальскую (Верхнеудинск), Амурскую (Благовещенск), Приамурскую (Хабаровск), Приморскуюя (Владивосток) и включала зону отчуждения КВЖД. Столицей государства до взятия Читы был Верхнеудинск. 9 ноября это решение подтвердило собрание представителей всех этих территорий. 14 мая 1920 г. ДВР официально была признана Советской Россией. Республика должна была стать буфером между РСФСР и Японией, поддерживавшей белые правительства Приморья. На площади в 1 542 тыс. кв. км. проживало около 1,8 млн чел. У Дальневосточной республики не было еще собственной организованной армии, она создавалась на базе отрядов Красной армии и партизан. Численность Народно-Революционной армии ДВР поначалу не превышала 27 тыс. чел., она была плохо вооружена. Главкомом был назначен Г. Х. Эйхе.
Свои окраины новое государство не могло защитить. 21 апреля на рейд Пост-Александровска на Сахалине пришел крейсер «Мисими», вскоре к нему присоединился броненосец «Микаса» и несколько миноносцев. Под прикрытием флота японцы высадили десант — 2 тыс. чел. с пулеметами и артиллерией. Северная часть острова Сахалин была оккупирована. В Токио поначалу планировали создать здесь марионеточное государство Сахалин-го, но затем перевели территорию в военное управление. Любая политическая, издательская деятельность, даже распространение рисунков были запрещены под страхом жесткого наказания, все предидущие законы отменялись, действовали только распоряжения японских властей. В Петропавловск-Камчатский также пришел вспомогательный крейсер «Кошу», который высадил десант. Командир корабля капитан 2 ранга Мицита Хара объявил, что это было сделано для защиты японских подданных и «покровительства всей рабыловной промышленности вообще». В случае угрозу столь достойной цели офицер грозил немедленно предпринять соответствующие меры.
У ДВР были проблемы и на западном направлении, в районе Забайкалья, где по-прежнему держался атаман Семенов и оставалась проблема «читинской пробки». 27 марта Эйхе отдал приказ о подготовке наступления на Читу. По отношению к японцам наступавшим предписывалось придерживаться нейтралитета и по возможности воздерживаться от столкновений, но в случае наступления японских частей «упорно обороняться». На оккупированных территориях против японцев и семеновцев развернулось широкое партизанское движение. Оно было массовым и интервенты несли потери. 25 апреля 1920 года НРА начала наступление на Читу, которое семеновцы отразили при активном содействии частей японской армии. Столкновения с японцами приобретали все более массовый характер. 11 мая Эйхе отдал приказ о переходе к обороне.
Международная обстановка складывалась не в пользу Японии. Уже её действия 4−5 апреля вызвали негативную реакцию в Англии, США и Китае. Там опасались, и не без основания, что Токио перейдет к захватам в Приморье, Сибири и КВЖД. В 1920 году в Японии начался финансовый кризис, что негативно сказалось на возможностях Токио реализовать захватнические проекты в России. Японское командование планировало создать собственную буферную зону в Забайкалье на территориях, которые контролировал Семенов. 11 мая 1920 г. японцы предложили создать нейтральную зону между армией ДВР и своими войсками. 24 мая на станции Гонготта в 100 км. юго-западнее Читы начались переговоры, к которым японская делегация попыталась подключить и делегацию семеновцев. Представители Дальневосточной республики категорически отказались пойти на такую уступку, которая могла быть истолкована как формальное признание режима Семенова. Переговоры были сорваны — делегация ДВР увязывала отказ от военных действий, включая партизанские, с согласием японцев начать эвакуацию. 2 июня войска атамана нарушили перемирие, в июне-июле в Забайкалье и Амурской области шли бои. 24 июня переговоры возобновились. 2 июля японцы заявили о выводе войск из Забайкалья.
15 июля было подписано перемирие, которое должно было начать действовать с 18 июля. Со стороны ДВР оно распространялось только на «регулярные войска». Японцы гарантировали соблюдение его условий и со стороны войск Семенова. Там же было достигнуто соглашение о нейтральной зоне. «Срок окончания договора о прекращении военных действий между воюющими сторонами определен на момент окончания работ созываемого съезда представителей, правильно выражающих волю населения русского Дальнего Востока. В случае же каких-либо обострений до наступления этого момента для прекращения мирного состояния и перехода на положение войны необходимо уведомление противной стороны за 7 дней». Токио нарушил это перемирие, и причем немедленно. Правительство империи попыталось использовать передышку в свою пользу. 19 июля парламент Японии объявил захваченную русскую половину Сахалина «собственной территорией».
Состояние экономики РСФСР, после трех лет мировой войны и двух лет гражданской войны исключало возможность успешного конфликта одновременно с Японией и Польшей, за спиной которой стояли Франция и Англия. Впрочем, надеяться на благоприятный исход изолированного столкновения с такой мощной силой как Япония также было невозможно.
Видео дня. В Метрополисе между охраной и посетителем произошла потасовка
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео