В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Русская книга в эмиграции ‑ и снова на Родине

Книгоиздательская деятельность отечественной эмиграции неоднократно становилась предметом исследований. Как правило, она изучалась по странам рассеяния (например, русская книга в или ), конкретным издательствам (нью-йоркское имени Чехова, брюссельское «Жизнь с Богом») или же по тому, как отражалось в печатной продукции то или иное явление (октябрьская революция, гражданская война).

Русская книга в эмиграции ‑ и снова на Родине
Фото: ИА RegnumИА Regnum

В своем сборнике статей главный библиотекарь Дома русского зарубежья имени Солженицына (ДРЗ) старается избегать подобных ограничений, рассматривая книги, напечатанные изгнанниками во всей их совокупности, вне зависимости от волны эмиграции или издательской принадлежности. Через них она определяет интересы и предпочтения различных групп и, тем самым, воссоздает коллективный портрет русского эмигранта.

Видео дня

Например, штампы, дарственные и владельческие надписи на книгах позволяют лучше понять круг читателей автора «Человека из ресторана». Так, 19 его книг хранились в Библиотеке имени генерал-лейтенанта барона А. П. Будберга (Сан-Франциско), ныне переданной в ДРЗ. Следует отметить, что для этой библиотеки, созданной усилиями ветеранов Первой мировой и Гражданской войн характерна военно-историческая направленность. Владельческие надписи есть на шмелевских книгах, принадлежавших художнику-графику Георгию фон Зигерн-Корну, общественному деятелю Ростиславу Полчанинову, поэту и редактору альманаха «Встречи» Валентине Синкевич и другой поэтессе, возлюбленной Ирине Гуаданини.

Не менее ценны и дарственные надписи, например, племянницы Шмелева Юлии Кутыриной историку русской философии .

Интересна история автографа начальнику авиации врангелевской армии. На своей книге «Нечистая сила», изданной в еще «белом» Севастополе, он надписал:

«Его Превосходительству — с искренним пожеланием поскорей расправиться с «нечистой силой». Аркадий Аверченко».

Сам генерал-майор был захвачен сотрудниками СМЕРШ в Югославии в конце войны и скончался в Советском Союзе. Но часть библиотеки до ареста была вывезена во Францию его супругой Надеждой Алексеевной. Она обосновалась в старческом доме в Ганьи под Парижем. Вместе с библиотекой этого дома книга вернулась на родину.

Также, безусловно, ценны автографы одному из своих извечных конкурентов по поэтическому цеху:

« от неизменного поклонника Музы его Д. Мережковского 21-IV-21»

и яркая надпись секретаря Бунина беллетриста Андрея Седых поэтессе и мемуаристке Ирине Одоевцевой:

«Поэт избранник Божий. Мы живем в его песнях. Он или дает нам бессмертие, или отнимает его. Халиф Кордовы Абдар-Рахман. Самой умной, самой талантливой Ирине Одоевцевой от старого друга. Андрей Седых».

Думается, книги с историей в виде автографов или владельческих надписей точно обрели бессмертие. По крайней мере, для коллекционеров и исследователей книгопечатания.