Ещё
Белоруссия в огне. Главное

Новый председатель Волгоградского облсуда обозначил приоритеты работы 

Новый председатель Волгоградского облсуда обозначил приоритеты работы
Фото: Волгоградская правда
Указом Президента России от 8 июня 2020 года назначен председателем Волгоградского областного суда. До этого он работал в Тракторозаводском районном суде, в Волгоградском областном, возглавлял Красноармейский и Центральный районные суды , был председателем судебного состава Первого кассационного суда общей юрисдикции в . 1 июля Алексею Глухову исполнилось 50 лет. В канун юбилея он рассказал о том, как начинался его карьерный путь и почему работу судьей он считает не профессией, а призванием.
Золотая медаль и военный вуз — Алексей Анатольевич, вы ведь окончили не гражданский вуз — были курсантом военно-юридического факультета Военного Краснознаменного института . Поступить туда считается большой удачей, конкурс огромный — почему выбрали такой трудный путь?
— Работа в  меня привлекала со школьной скамьи. С класса шестого стал зачитываться детективами и видел себя в дальнейшем только на юридической стезе. Мой папа — Анатолий Васильевич Глухов работал на  инженером-технологом. Моя мама — Нелли Ивановна Глухова — учитель математики, а позже завуч средней общеобразовательной школы. Я единственный ребенок в семье, но по стопам родителей не пошёл, выбрал юриспруденцию. Но тогда, в конце 80-х в юридические вузы без армии не брали. Поэтому я готовил себя к службе в Вооруженных Силах и поступлению в Высшую следственную школу. И с 8 класса выписывал журнал «Человек и Закон». И вот, будучи учеником 10 класса, читаю журнал, где на обложке курсанты 5 курса Военного Краснознамённого института, спортивные, подтянутые — будущие военные следователи, судьи. И мне захотелось стать таким же!
— А конкурс не испугал?
— Нет, к службе в армии я готовился, занимался спортом, имел к тому времени 1 разряды по дзюдо и настольному теннису. Школу закончил с золотой медалью. Дополнительно занимался английский, литературой, русским языком и историей. Особенно меня увлекала история. Даже занимался в историческом кружке, выиграл городскую олимпиаду. Было предложение поступать на исторический факультет, но я выбрал военный вуз. Успешно прошел вступительные испытания, и был зачислен. Конечно же, счастью не было границ!
— Потом была служба в военной прокуратуре — от следователя до военного прокурора Волгоградского гарнизона. Все карьерные мечты сбылись?
— Мечты юности сбылись. А что стоит за записями послужного списка в период службы в Вооружённых Силах? Работа — сложная и ответственная, часто без выходных и праздников, в ущерб личному времени, которого всегда катастрофически не хватало.
Командировки в «горячие точки»
— Вы получили медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 степени и орден «За военные заслуги» — это ведь за службу на Северном Кавказе?
— Моя первая командировка была в  в октябре 1995 года, когда шли боевые действия. В городе фактически не было целых зданий, разруха. дислоцировалась в районе аэропорта «Северный». Всякое было. Под обстрелами в Грозный выезжали и в составе колонны, и на броне. Расследовали преступления различных категорий — от неосторожного применения оружия, дорожно-транспортных происшествий с жертвами до разбойных нападений. Я надзирал за производством дознания в воинских частях и комендатурах. Неоднократно выезжал в районы , , и другие, где обстановка была крайне тяжёлая. А свои награды считаю высокой оценкой качества прокурорского надзора всего нашего коллектива.
— Вы были в горячих точках и несколько лет спустя, уже в 2002 году?
— Да, я тогда был первым заместителем прокурора группировки войск, дислоцированной в Ханкале. И, соответственно, характер задач был иной -организация выездов прокурорских работников, общенадзорная деятельность. В тот период силы боевиков активизировались, было сбито несколько вертолетов федеральных сил. Один из них — с нашими камышинскими десантниками, он упал в пределах видимой досягаемости от военной прокуратуры, и мы в течение нескольких дней без сна и отдыха скрупулезно совместно с экспертами осматривали место происшествия, по крупицам реконструировали, собирали вертолёт, проводили расследование. А еще были выезды на место совершения тяжких преступлений в отношении военнослужащих федеральных войск — таких фактов, к сожалению, хватало.
— За высокие показатели работы вас представили к ордену «За военные заслуги» — почему потом вы вдруг принимаете решение уволиться из Вооруженных Сил?
— Еще с курсантских лет я грезил о судейской работе. Но направиться по распределению, когда закончил военный институт в возрасте 22 лет, в органы военных судов можно было только на должность начальника секретариата. Мне же хотелось самостоятельной работы. Поэтому выбрал службу в органах военной прокуратуры. А мечту стать судьей оставил до лучших времен. Но когда спустя 12 лет представилась такая возможность, я сдал квалификационный экзамен и позже был назначен на должность судьи Тракторозаводского районного суда родного города Волгограда. Так что увольнялся я из Вооруженных Сил  по собственному желанию. С легким сердцем шел навстречу своей давней мечте.
Первый судебный процесс
— Трудно было адаптироваться после военной службы к гражданской?
— Да, конечно, потому что специфика военной службы все же имелась. А вот перестроиться на судейское мышление у меня получилось достаточно безболезненно. Потому что еще будучи прокурором, поддерживая гособвинение, я старался моделировать ситуации. Задавал себе вопросы, какие бы решения принял я на месте судьи? Сам же, став судьей, внутренне был практически готов смотреть на дело глазами арбитра.
— Кого можете назвать в этой работе своими наставниками?
— Прежде всего, тогдашнему председателю Тракторозаводского районного суда Людмиле Кавыевне Скориковой, настоящему профессионалу, судье первого квалификационного класса, депутату съезда Совета судей РФ. Её «золотое» правило — «судья должен уметь рассматривать любые категории дел» — я запомнил навсегда! Поэтому пришлось нарабатывать практику по гражданским делам и делам об административных правонарушениях. С делами уголовной компетенции, учитывая прокурорское прошлое, мне было проще, практика у меня была хорошая. Еще я очень тепло вспоминаю  — судью Тракторозаводского районного суда со стажем более 30 лет. Он всегда делился своим опытом, помогал и подсказывал. Благодарен и Антонине Ивановне Ермаковой — судье областного суда, и многим другим коллегам — всех и не перечислишь!
— А помните в деталях свое первое судебное дело?
— Точно помню, что первое моё дело было гражданское — о лишении родительских прав. Определённое волнение присутствовало, ведь с подобной категорией дел я никогда не сталкивался. Тем более, что на тот момент мои дети были примерно в таком же школьном возрасте, как и ребёнок женщины, ведущей аморальный образ жизни.
— И чем закончился ваш первый судебный процесс?
— Разобрались с этим делом. Были представлены заключения органов опеки, прокуратуры. Суд лишил мать родительских прав, так как она не занималась воспитанием ребёнка, злоупотребляла алкоголем.
— А какой процесс в вашей практике был самым сложным?
— Когда я был судьей Волгоградского областного суда на первой инстанции, рассматривал многотомное дело по банде, занимавшейся убийством людей, с отчуждением у них жилья. Главарь банды, типичный представитель преступного мира, с малолетства отбывавший сроки за особо тяжкие преступления корыстной направленности — разбои, убийства. Вся жизнь его фактически прошла в местах лишения свободы. Очень циничный, хитрый и изворотливый. К тому же хорошо знал уголовные закон и процесс. Освободился в зрелом возрасте. Его преступная группа подыскивала людей, ведущих антиобщественный образ жизни. Внедряли в «собутыльники» своего человека, который во время распития спиртного добавлял жертве сильнодействующий медицинский препарат, приводящий к разложению внутренних органов, в частности, печени, в результате чего человек медленно умирал. В общей сложности органами следствия было доказано три эпизода преступной деятельности. Процесс длился долго и сложно. Много было допрошено свидетелей. Подсудимый вел себя в процессе нагло и вызывающе, в содеянном не раскаялся. В моей практике это был, пожалуй, самый жесткий приговор — преступник был осужден к очень длительному сроку с отбыванием в .
Ускорить сроки и повысить открытость
— Вы носите мантию более 14 лет — как за это время изменилась судебная система?
— Судебная система меняется вместе с нашей жизнью, внедряются новые формы работы. Появилась система ГАС «Правосудие», другие новые информационно-справочные системы, осуществляется приём документов в электронной форме, участие в процессе посредством видео-конференц связи, используется система веб-конференции. Это существенно помогает в работе. Особенно в такой сложный период, как сейчас, связанный с эпидемиологической обстановкой. Стало намного лучше материально-техническое обеспечение. Сравнивая начало своей работы, когда протоколы писались от руки, с работой секретарей судебного заседания сегодня, приятно отметить, что условия с каждым годом меняются в лучшую сторону. Это и обеспеченность автомобильной, компьютерной и оргтехникой, доступ к информационным системам, в том числе к системе «Консультант» и многое другое. Очень бы хотелось, чтобы эта тенденция сохранилась и в дальнейшем.
— А в каких изменениях нуждается российское законодательство?
— Потребность гуманизации российского законодательства очевидна. В первую очередь, это объясняется чрезвычайно большим количеством осужденных в исправительных колониях и подозреваемых в следственных изоляторах. Далеко не все из них совершили те деяния, за которые действительно стоило бы лишать свободы. При этом все они содержатся за государственный счет, то есть — за счет налогоплательщиков. На мой взгляд, гораздо более полезной мерой в некоторых случаях было бы присуждение выплаты штрафа или исправительных работ. Тогда осужденные приносили бы ощутимый доход государству или выплачивали бы компенсации пострадавшим от их действий сторонам, а не содержались бы несколько лет за государственный счет в местах лишения свободы.
— Кроме волгоградской судебной системы, вы работали и в Первом кассационном суде общей юрисдикции в Саратове — чем был полезен этот опыт?
— Во-первых, мы рассматривали дела, поступающие из тринадцати субъектов, где существуют определённые особенности правоприменительной практики. Во-вторых, это ценное общение. Я был председателем судебного состава, судьи в составе ранее работали в разных субъектах. У каждого своё видение, может даже, неординарный подход к рассмотрению проблем. Кассационные суды призваны формировать единообразную практику в судебных округах, исключить при рассмотрении дел некую местечковость.. Жизнь отчётливо показала: создание кассационных и апелляционных судов — необходимый элемент в реформировании судебной системы.
— Теперь вы назначены председателем родного Волгоградского областного суда. Чего на этой должности будет больше — работы судьей или руководителем?
— Председатель суда, как и другие судьи, участвует в рассмотрении дел, отнесённых к компетенции суда, но он же, являясь руководителем, отвечает за организацию работы всего суда, зорко наблюдает, чтобы он функционировал без сбоев и проблем, как отлаженный, хорошо настроенный механизм. Председатель ежедневно контролирует деятельность каждого сотрудника и суда в целом, сроки рассмотрения дел, анализирует складывающуюся правоприменительную практику, обеспечивает работу суда, взаимоотношения в коллективе и работников аппарата суда с гражданами.
— Что будете менять в работе Волгоградского областного суда?
— У меня много планов. Но обнародовать всё, думаю, преждевременно. Но целями своей деятельности на посту председателя Волгоградского областного суда вижу повышение качества отправления правосудия, соблюдение разумных сроков рассмотрения дел и материалов и-открытость судебной системы, укрепление к ней доверия со стороны граждан. Есть определённые мысли по внедрению новых форм судопроизводства. Я сторонник, чтобы судьи больше обменивались опытом, ездили на стажировки. Об этом буду просить руководство Четвёртого кассационного суда (г. Краснодар) и Третьего апелляционного суда (г. Сочи). Но пока главное, чтобы побыстрее закончились проблемы с пандемией, и все были здоровы, чего я всем от души искренне желаю!
Служба, семья и спорт
— Вы убеждены, что работа судьи — это призвание. Почему?
— Эта профессия не меняет статус человека в любой ситуации. Все те ограничения, которые существуют для госслужащих, они относятся и к судьям. Всегда надо помнить, что судья даже в неформальной обстановке все равно судья. Поэтому я считаю, что служитель Фемиды — это больше призвание, чем профессия. Можно, конечно научиться правоприменительной деятельности, но, на мой взгляд, человеку должны быть присущи особые черты характера — сдержанность, усидчивость при изучении материалов дела, въедливость. В любом споре отбросить лишнее, увидеть рациональное зерно. Я абсолютно уверен, что судья — это образ жизни. Моральный облик должен быть безупречен, и это требует определенного поведения в обществе. Притом постоянно.
— По вашему опыту, в чем главная сложность работы судьи?
— Прежде всего, в принятии конечного решения и умении брать на себя ответственность за его принятие. Многие юристы говорят, что стать судьей не могут именно по этой причине — сложно ставить точку, особенно в вопросе, где решается человеческая жизнь. Мне в этом, как и во многом другом, помогло воспитание — мои дорогие родители воспитывали меня в духе ответственности за все, что делаешь: если за что-то взялся, должен довести до конца.
— Вы считаете, что судья и эмоции — понятия не совместимые?
— Все мы, конечно, живые люди. Но судья и эмоции действительно — понятия несовместимые. Судья, в первую очередь, специалист, а не женщина или мужчина. В процессе судья не должен поддаваться ни на какие эмоции, обязан вести себя рассудительно и строго в соответствии с духом закона, правильно его применять. Хотя, поверьте, совладать с чувствами порой очень трудно даже мне, юристу с 28-летним стажем.
— Работа в суде требует огромных моральных сил, что вас поддерживает — семья, хобби?
— За службой, заботами, трудовыми буднями незаметно пролетели годы. Дети выросли и «вылетели» из нашего родительского гнезда. Сын закончил физический факультет университета и работает в научно-исследовательском институте, дочь учится в вузе. Увы, свободного времени у меня почти не бывает, но я могу сказать, что являюсь спортивным болельщиком, в прошлом сам дзюдоист, на любительском уровне неплохо играю в футбол, настольный теннис. Когда появляется свободное время, очень люблю смотреть футбол, хоккей, получаю от этого истинное удовольствие!
— Если бы сейчас была возможность вернуться назад и снова выбирать профессию, вы бы что-то изменили?
— Мне грех жаловаться на судьбу. Жизнь показала, что я выбрал правильный путь. Очень горд, что поступил в Военный институт, закончил с отличием военно-юридический факультет. Более десяти лет посвятил службе на офицерских должностях в военной прокуратуре, где у меня карьера складывалась достаточно успешно. Когда пришло время поменять род деятельности, всё сложилось и другой судьбы для себя я не представляю. Свою жизнь я посвятил служению Родине!
Видео дня. На что звезды готовы пойти ради лишнего лайка в сети
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео