Ещё

Англия и Франция против СССР 

Англия и Франция против СССР
Фото: Русская Планета
Как известно, Советский Союз вступил во Вторую мировую войну 22 июня 1941-го, после того как его границы перешли дивизии и ее союзников. Но СССР мог подвергнуться нападению на год раньше — 80 лет назад, в июне 1940-го. Его противниками стали бы  и .
Кодовое название — план Pike
В 1940 году эти две страны противостояли Германии, тем не менее, не вели боевых действий. Ту войну называли «странной». Премьер-министр Франции Эдуар Даладье и его британский коллега не стали защищать союзную в сентябре 1939 года, ограничившись воинственными заявлениями. Хотя армии двух стран вполне могли смять малочисленные части вермахта, защищавшие западные границы Третьего рейха. После такого зубодробительно удара Гитлер наверняка убрался бы из Польши, и Вторая мировая завершилась, едва начавшись…
Но это — из области фантазии. В жизни все было по-другому.
Британцы и французы не осмелились тревожить Гитлера и в начале 1940 года. У них был другой план — напасть на СССР с юга и уничтожить районы добычи нефти в районах , , . «Фундаментальной слабостью русской экономики является ее зависимость от кавказской нефти, — говорилось в докладе генерала Мориса Гамелена только что вступившему в должность премьер-министру Францию Полю Рейно. — От этого источника полностью зависят как их вооруженные силы, так и механизированное сельское хозяйство…. Поэтому, любой значительный перерыв поставок нефти будет иметь далеко идущие последствия, и даже может привести к коллапсу военной, промышленной и сельскохозяйственной систем ».
Операция против Советского Союза получила кодовое название Pike, что означает «Острие копья». Военные Великобритании и Франции планировали начать ее в апреле 1940 года. Затем нападение было перенесено на май, позже — на июнь.
Хроническое недоверие к Западу
Идея напасть на СССР появилась у руководителей западных стран осенью 1939 года, когда Сталин ввел войска в Западную Украину и Западную Белоруссию. Во время советско-финской войны эта мысль окрепла. Солдаты маленькой северной страны оказали русской армаде ожесточенное сопротивление. Красная армия несла тяжелые потери, солдаты в легких шинелях и буденовках замерзали в зловещей тишине бескрайних лесов. Пылали краснозвездные танки, подожженные «коктейлями Молотова»…
В Париже и Лондоне радостно потирали руки: «Русские слабы! Надо это использовать!» В январе 1940 года, когда Красная армия застыла перед линией Маннергейма, готовясь штурмовать мощные бетонные укрепления финнов, правительства западных стран приняли решение направить на театр боевых действий 150-тысячный экспедиционный корпус. Это означало начало полномасштабной войны Великобритании и Франции против СССР…
Сталин испытывал жгучее недоверие к Западу еще со времен интервенции против Советской России, когда он стал членом революционного правительства. Это проявлялось и позже. Летом 1939 года в  начались переговоры с делегациями Франции и Великобритании о заключении договора о взаимопомощи. Они шли долго и нудно, у обеих сторон постоянно возникали разногласия. И вместо света в конце туннеля впереди все больше сгущалась тьма…
И тут руку Москве протянул Берлин. Советский Союз быстро договорился с Германией, и в Москву прилетел сияющий министр иностранных деле Третьего рейха Иоахим фон Риббентроп. В Кремле его с распростертыми объятиями встречала вся коммунистическая элита СССР во главе со Сталиным.
После заключения договора о ненападении между СССР и Германией переговоры с западными странами потеряли смысл. 25 августа 1939 года, уже после того, как нахлеставшийся шампанского Риббентроп улетел в Берлин, личный секретарь Сталина Александр Поскребышев отправил короткую записку главе советской военной делегации Ворошилову: «Клим, Коба сказал, чтобы ты сворачивал шарманку»
В то время в Европе уже слышались переливы русской гармошки и стук немецких барабанов.
Британская и французская делегации покинули Москву за несколько дней до нападения Германии на Польшу. Но, возможно, если бы представители трех стран сумели договориться, Гитлер не решился бы развязать Вторую мировую войну. Не было бы союза между Москвой и Берлином. И 22 июня 1941 года стал бы обычным мирным днем…
Секреты Запада в руках Сталина
Предотвратить прибытие в  англо-французского экспедиционного корпуса зимой 1940 года могло лишь принуждение Суоми к миру. Сталин знал о планах Запада и потому приказал ускорить завершение военной кампании. 11 февраля началось наступление Красной армии на Карельском перешейке. На позиции финнов обрушилась авиация, с берега палили пушки кораблей Балтийского флота.
Финская армия упорно сопротивлялась, но ее ряды неуклонно таяли. Красная армия, напротив, наращивала свои силы. К тому же она обладала огромными резервами, и потому у стойких северян не было никаких шансов устоять.
2 марта 1940 года Даладье объявил о готовности Франции отправить на северный театр военных действий 50 тысяч военных и 100 боевых самолетов. Англичане «пожадничали» и предложили только 50 воздушных машин. Но это снова оказалось пустой болтовней. К тому же они опоздали — через несколько дней в Москве между Финляндией и СССР был заключен мирный договор.
Однако политики в Париже в Лондоне не расстались с агрессивными планами. 20 марта 1940 года в сирийском городе Алеппо, который сегодня часто мелькает в информационных сообщениях, состоялось секретное совещание военных Франции и Великобритании. На нем было заявлено, что к июню 1940 года завершится строительство 20-ти аэродромов первой категории для базирования бомбардировщиков, которые примут участие в нападению на советскую территорию.
Как уже было сказано, генерал Гамелен представил доклад премьеру Рейно. Ознакомившись с документом, тот обратился британскому правительству. В его меморандуме говорилось:
«Решительные операции на Черном и Каспийском морях необходимы союзникам не только для того, чтобы сократить снабжение Германии нефтью, но и в первую очередь парализовать всю экономику СССР до того, как рейху удастся использовать ее в своих интересах… Отсутствие состояния войны между союзниками и Россией, возможно, будет рассматриваться английским правительством как препятствие для таких действий. Французское правительство не отрицает это препятствие, но считает, что нам не следует колебаться и, если нужно, взять на себя ответственность за разрыв с Россией…»
Нападение на СССР планировалось начать с бомбардировок Баку, Грозного, Батуми, Майкопа и Поти.
Удары должны были нанести девять групп бомбардировщиков с аэродромов Сирии (подмандатная территория Франции) и Турции. Анкаре обещали жирный кусок, и наследники янычар были готовы в очередной раз вцепиться в горло России.
Стоит заметить, что в то время Германия усиленно готовила две крупные военные операции — против Дании и Норвегии (план Weserübung) и против Франции, Бельгии и Нидерландов (план Gelb). Однако союзники, вместо того, чтобы принять эффективные меры для обороны своих стран, зарились на чужие территории!
Сталин был в курсе планов Великобритании и Франции. Началась срочная переброска новых эскадрилий для усиления ВВС Закавказского военного округа. Если бы нападение союзников свершилось, то ответ краснозвездной авиации был бы ошеломляющим. Советские пилоты не только уничтожили бы базы агрессора, но и, возможно, атаковали бы британскую эскадру в Александрии, разрушили шлюзы Суэцкого канала, парализовав британское судоходство…
Тем не менее, опасность была велика. Даже попадание нескольких бомб в районы добычи и хранения нефти грозило большими пожарами. А англо-французская авиация намеревалась устроить массированные атаки. В этом случае региону грозила гуманитарная и экологическая катастрофа, масштабы которой страшно представить. Ее последствия могли бы затронуть и соседние с СССР страны.
Для убедительности стоит привести цифры. В конце 30-х годов нефтяные промыслы Кавказа давали Советскому Союзу 80 процентов высокосортного авиационного бензина, 90 процентов керосина и 96 процентов автотракторных масел от их общего производства в СССР.
Британцы уносят ноги
Парадоксально, но от англо-французских бомбардировок Советский Союз спасла Германия. В апреле 1940 года вермахт обрушился на Данию и Норвегию. В последней находились англо-французские войска, которые приняли на себя основный удар. Бои на севере Европы продолжались и после того, как Гитлер атаковал Францию и ее соседние страны. Но с каждым днем положение союзников ухудшалось.
Они, понеся большие потери, эвакуировали свои войска из Норвегии. При этом была разбита почти английская авиация, и британцам пришлось перебазировать с Ближнего Востока воздушные части, предназначенные для бомбардировки советских нефтепромыслов.
Вскоре британцам пришлось уносить ноги от немцев уже во Франции. Во время операции Dynamo в июне-мае 1940 года из порта Дюнкерк на территорию Соединенного королевства было эвакуировано более 300 тысяч солдат и офицеров
Но если британцы были отделены от врага водами проливов Ла-Маш и Па-де-Кале, то французам деваться было некуда. В июне 1940 года грохот немецких барабанов и пение труб разорвали воздух Парижа. Спустя несколько дней серо-зеленая масса гитлеровских войск разлилась по всей Франции. Ее знамена были растоптаны, армия сложила оружие.
Однако в Лондоне не похоронили план Pike, а лишь отложили до лучших времен. Они, по мнению нового премьер-министра Великобритании наступили после того, как в июне сорок первого на Советский Союз надвинулось огромное несчастье. Большинство западных политиков и военных предсказывали кровавому монстру Гитлеру быструю и триумфальную победу.
Но британцы не собирались наблюдать, как немцы соберут в России несметные трофеи. Они достали из сейфов старые карты со стрелами и отряхнули с них пыль…
На следующий день после нападения Германии на СССР начальник штаба ВВС Великобритании Чарльз Портал предложить возобновить подготовку к бомбардировке Баку и Грозного, чтобы нефтепромыслы они не попали в руки немцев. И его предложение было принято Черчиллем!
Пока части вермахта двигались вглубь России, британский премьер решил взбодрить удрученного Сталина:
«Мы все здесь очень рады тому, что русские армии оказывают такое сильное, смелое и мужественное сопротивление совершенно неспровоцированному и безжалостному вторжению нацистов, — писал Черчилль 8 июля 1941 года. — Храбрость и упорство советских солдат и народа вызывают всеобщее восхищение. Мы сделаем все, чтобы помочь Вам, поскольку это позволят время, географические условия и наши растущие ресурсы. Чем дольше будет продолжаться война, тем большую помощь мы сможем предоставить…»
Конечно, Черчиллю хотелось, чтобы сцепившиеся в жестокой схватке Сталин и Гитлер измотали бы себя до предела. И тогда вожделенные потоки нефти устремились бы в Британскую империю…
Следует отдать должное Черчиллю — всю войну он вместе с президентом США  помогал России. Но постепенно в нем снова просыпалась ненависть к большевикам. И вспыхнула, когда бои с нацистами еще продолжались, а Гитлер безумствовал в подземном бункере.
Третья мировая на пороге
Когда летом 1940 года немцы оккупировали Париж, в их руки попали французские секретные документы о подготовке нападения на СССР. Они тут же услужливо переслали их в Москву — смотрите, мол, с кем вы хотели заключить союз.
С этими бумагами познакомился Сталин. Возможно, читая их, он думал, что не зря так подозрительно относился к Западу. Сталин со злобной радостью смотрел немецкую хронику, на которой оккупанты хозяйничали в Париже — веселились в кафе и ресторанах, пожирали огромные порции бифштексов, осушали бутылку за бутылкой, заигрывали с французскими женщинами…
Прошел год, снова наступило лето. Сначала оно было беспокойным, потом стало тревожным. Весной 1941-го Сталин беспрестанно получал из разных источников сообщения о скором нападении Германии. Пришло предостережение и от Черчилля. Сталин прочитал его письмо, но не поверил ни одной строке. Это было логично — Черчилль всегда ненавидел Россию. Почему же он вдруг решил ей помочь?
Сталин решил, что Черчилль хочет столкнуть его с Гитлером. Усмехнулся, затянулся папиросой «Герцоговина Флор», чиркнул спичкой и поднес ее к скомканному листу. Потом смотрел, как пламя пожирает письмо Черчилля…
Сталин и Черчилль за время войны обменялись кучей писем, провели множество бесед — под протокол и без стенографистов, за бутылкой коньяка. Возможно, однажды подвыпивший, усатый грузин спросил захмелевшего, толстого англичанина, почему он хотел так коварно и безжалостно поступить с его страной…
Еще до окончания Второй мировой Черчилль начал строить новые козни против Советского Союза. Военные Великобритании приступили к разработке плана Unthinkable, что означает «Немыслимое». Судя по названию операции, автор проекта и сам понимал, что слишком далеко зашел в своих фантазиях. Объединенные силы Великобритании, США, Франции вместе с немецкими (!) частями должны были сокрушить Советскую армию. Реализация плана Unthinkable должна была начаться 1 июля 1945 года, то есть, менее чем через два месяца после эпохальной встречи союзников на Эльбе.
В планы новой коалиции входил не только разгром бывших союзников — советских войск на территории Германии и других стран, но и вторжение в СССР, уничтожение с воздуха Москвы, Ленинграда, Мурманска, Архангельска и других крупных советских городов. По мнению Черчилля, Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира, и с ней надо было покончить как можно скорее
Однако летом 1945 года Черчилль проиграл выборы и ушел с поста премьер-министра Великобритании. Его сменил , который, не в пример экспансивному предшественнику, был умеренным политиком. И пламя Третьей мировой войны не озарило планету…
Но еще не раз западные политики тешили себя иллюзиями сокрушить Советский Союз. Авторами новых военных операций стали американские стратеги. Но, к счастью, все их воинственные планы остались на бумаге. Запад просто боялся получить в ответ море смертоносного огня.
Видео дня. Баснословные гонорары Лолиты шокировали Юрия Лозу
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео