Ещё

События в США наводят на мысли о перестройке в СССР 

События в США наводят на мысли о перестройке в СССР
Фото: Деловая газета "Взгляд"
Удастся ли удержать происходящие в  погромы и акции протеста под контролем — или они приведут к неконтролируемому распаду страны? Этими размышлениями заняты вполне серьезные американские аналитики, и причины для своих выводов они находят в многочисленных примерах из американской истории. Особенно интересен этот расклад в контексте выборов президента США.
Американские историки и социологи активно исследуют феномен происходящих в США беспорядков. Многие из них полагают, что бои с полицией и грабеж магазинов — это классика местной политической борьбы. Саймон Балто, историк из университета Айовы в интервью журналу «Тайм» напоминает, что, в сущности, даже Бостонское чаепитие — точка бифуркации для американской независимости — было обыкновенным «преступлением против частной собственности» с элементами провокации.
16 декабря 1773 года несколько десятков американских «активистов» в порту Бостона переоделись в «индейцев», раскрасили лица, захватили корабль с грузом чая на борту и сбросили ящики с чаем за борт. Кстати, их маскарад никого не обманул. Солдаты на корабле поняли, что это белые колонисты, и не стали стрелять по ним. Сегодня техника этой провокации живо напоминает современные практики «черного блока» антифа, закрывающих лица и провоцирующих толпу на протестных мероприятиях. С Бостонского чаепития началась Война за независимость в США.
В рассуждениях историков постоянно всплывает и тема расовых противостояний 1960-х. Тогда по всей Америке прокатилась волна митингов и столкновений с полицией. Масштабы этого расового конфликта кажутся даже более впечатляющими, чем сегодня.
Поджигали дома и автомобили, правительственные здания и полицейские участки, грабили магазины. Беспорядки охватывали целые районы и города. Счет погибшим шел на десятки, раненых — на тысячи. Только в марше цветных активистов на Вашингтон в 1963 году приняло участие до трехсот тысяч человек. В города входили армейские подразделения. Восставшие в 1967 году черные районы Детройта усмиряли с помощью танков.
Своей кульминации борьба с расовой дискриминацией достигла весной 1968 года — сразу после убийства Кинга. Волнения шли по всей стране. Вокруг Белого дома стояли пулеметы, чтобы отстреливаться от протестующих. Активную роль в беспорядках играло боевое крыло чернокожих активистов — «Черные пантеры».
Как и сегодня, звезды шоу-бизнеса и продвинутая либеральная интеллигенция разжигали и финансировали расовый конфликт. В романе классика американской литературы «Костры амбиций» забавно описано, как чернокожий радикал в 1968 году приходит в гости на званый ужин к нью-йоркской миллионерше с целью произнести речь и получить финансовую подпитку от местных воротил. Однако вечер портит напившийся в хлам представитель коренных народов Америки.
Как и сегодня, за мятежами 1968 года стояли, не особо и скрываясь, лидеры Демпартии США. Вся подчиненная им пресса в унисон воспевала протестующих. и  посвящали свои выступления «Черным пантерам». Лидеры движения — например, Дон Кокс — были лучшими друзьями нью-йоркских знаменитостей и завсегдатаями самых гламурных вечеринок в пентхаусах на Парк-авеню.
Однако, как ни парадоксально, эта шумная предвыборная кампания закончилась для Демпартии неудачей. Широкие американские массы так испугались погромов, что проголосовали за кандидата от республиканцев. Президентом в 1969 году стал . Он стремительно расправился с «Черными пантерами» и прекратил массовые бунты.
Весной 1992 году, опять в разгар президентских выборов, история повторилась. Лос-анджелесские полицейские избили дубинками чернокожего Родни Кинга. В ответ город восстал, тысячи зданий были сожжены, магазины разграблены, в полицию полетели камни и коктейли Молотова. Вскоре протесты перекинулись в Сан-Франциско.
Пресса и телевидение неустанно мусолили эту совершено рядовую для Лос-Анджелеса историю. Сотни тысяч негров выходили на митинги протеста по всей стране. В конце концов, в Лос-Анджелес пришлось ввести и Нацгвардию, и армейские подразделения. Но демократическая пресса подала процесс установления порядка как неимоверную жестокость. На всей этой шумихе кандидат от демократов получил голоса чернокожих избирателей и был избран президентом США.
Расовые конфликты прошлых лет крайне напоминают движение Black Lives matter сегодня. Очевидны, однако, и отличия повестки протестующих 60-х от нынешней. Идейный вождь восставших Мартин Лютер Кинг брал себе за образец Махатму Ганди и призывал исключительно к ненасильственному сопротивлению. В своих проповедях он напоминал американцам об истинно американской мечте — равенстве всех рас и наций и индивидуальной свободе. Его риторика один в один списана с риторики отцов-основателей.
В сущности, Кинг призывал американцев вернуться к своим подлинным ценностям, отказавшись от сегрегации и расизма. Все это очень походило на то, как в СССР 60-х люди ностальгировали по ранним годам революции и мечтали вернуться к «ленинским ценностям».
Но сегодняшние события в США напоминают уже конец отечественной перестройки, когда в информационном поле уничтожалось практически все наследие советской цивилизации. Отличие гуманных слоганов 60-х от сегодняшних речевок бросается в глаза. Погромщики из Black Lives Matter пытаются уничтожить вообще все, что связано с белой цивилизацией в Америке — начиная с Колумба и заканчивая Тедди Рузвельтом.
Сегодня, в отличие от 60-х, на их стороне практически все масс-медиа. Усомниться в праведности протестующих просто невозможно.
Информационный контроль над общественным мнением стал абсолютно тоталитарным. Людей «выгоняют из профессии» и шельмуют в глазах общественности даже за невинное возражение типа «Все жизни имеют значение». Вся эта кампания слишком очевидно посвящена цели не допустить переизбрания Трампа. Его сторонникам, при этом, практически не позволено высказываться публично. Огромная часть избирателей затерроризирована, заранее заклеймена «белыми расистами» и вообще не имеет доступа к информационному полю. Такой цензуры мысли в США не было ни в 1960-х, ни в 1990-х.
Все это приводит к невиданному ранее расовому расколу страны. Дело усугубляется тем, что полвека назад в США справедливо боролись с наследием рабовладельческого строя — унизительной сегрегацией, реальным бытовым расизмом. За это выступали практически все вменяемые граждане. Большинство в стране видело, насколько обоснованы требования цветного населения.
Сегодня темы для борьбы практически нет — у афроамериканцев с их соцпособиями и квотами на места в университетах и рабочие вакансии практически не осталось реальных целей. Это отражается в полном отсутствии внятной программы у BLM, чье единственное требование — расформировать полицию и заменить ее некими «патрулями самообороны» — буквально списано из программы «Черных пантер».
И еще ни разу зажигательные предвыборные кампании Демпартии не проходили на фоне такого масштабного экономического кризиса. Если карантинные меры стали спусковым крючком для выплеска массового раздражения, то истинной причиной его является глубокий страх за свою работу, здоровье, саму жизнь.
Сорок миллионов безработных и около 400 миллионов огнестрельного оружия на руках населения — в такой огнеопасной обстановке эксперименты по разжиганию расовых конфликтов в США еще не проводились. Поэтому их исход выглядит непредсказуемым. Пессимизм царит даже среди американских аналитиков. Трудно не согласиться с журналисткой из Вашингтона Элизабет Дрю, пишущей для Project Syndicate: «…американский эксперимент — 244 года со дня установления государства в следующем месяце — находится в серьезной опасности».
Если нынешняя череда погромов и анти-полицейских выступлений в США пройдет, например, по кальке выступлений в 1968 или в 1992, то осенью, после президентских выборов она пойдет на спад. Но если это что-то новенькое, тогда Америку ждет неконтролируемый хаос.
Видео дня. В Сети возмутились кроссовками Киркорова за миллион рублей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео