Идея «единой победы» может стать идеологией ЕАЭС

Евразия Эксперт 24 июня 2020
Фото: Евразия Эксперт
Юбилейный Парад Победы на Красной площади 24 июня собрал делегации всех стран , а также стран-партнеров «пятерки». Ключевой темой в этот день стало единство перед лицом внешней угрозы, и параллели с историческим парадом 1945 г. только подчеркнули этот момент. Исторический урок тех лет ставит перед евразийскими странами, и в частности перед и , вопрос о формировании обновленного фундамента взаимоотношений, который мог бы укрепить и развить интеграционные процессы, считает эксперт исследовательского института «Политэкономия» () Бениамин Матевосян. О предпосылках и возможных путях его строительства — в сегодняшнем материале.
В первых числах июня стало известно, что премьер-министр Армении примет участие в параде, посвященном 75-летию Победы, который состоится 24 июня в . Позже было объявлено, что обстановка с коронавирусом не позволяет ему это сделать, но армянскую делегацию возглавил министр обороны Давид Тоноян. Парад Победы является хорошим поводов для анализа целого ряда феноменов и вопросов — о роли Советской Армении и армян в деле общей победы в Великой Отечественной Войне, о попытках переписывания истории и «ее корректировки в угоду современным политическом реалиям, а также о сущностных основах армяно-российских отношений.
Вклад армянского народа в общую победу
600 тыс. ушедших на фронт, 7 национальных дивизий, 2 танковые колонны, 106 Героев Советского Союза, 3 маршала СССР, один адмирал, 26 полных кавалеров ордена Славы всех трех степеней. Участие в войне против нацистской не только в рядах Советской армии, но и в составе иных военизированных организаций и армий иных государств. Мисак Манушян — Национальный герой , кавалер Ордена „Почетного легиона“, один из лидеров Сопротивления, командовавший интернациональной бригадой антифашистов. Кульминацией армянского участия в Великой Отечественной войне можно назвать эпизод, когда в 1945 году армянские солдаты станцевали армянский народный танец кочари у стен павшего Рейхстага в Берлине, и это не полное описание вклада армянского народа в общую победу против Третьего Рейха и его сателлитов. При этом важно отметить, что за всю свою многотысячелетнюю истории армянский народ никогда не выводил на поле боя столь большое количество солдат, и не нес таких огромных потерь (порядка 200 тыс. жертв).
Историками и аналитиками не до конца изучены и представлены обществу глубинные основы участия армянского народа в ВОВ. Как справедливо отмечает кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой политологии РАУ О. Л. Саркисян, Великая Отечественная война стала неотъемлемой частью истории армян, а также возможностью для народа, пережившего всего несколько десятилетий назад Геноцид, возродиться и восстановить дух победителя. В том числе и это сделало войну для народа поистине Отечественной.
Кому мешает победа СССР в Великой Отечественной Войне?
Победа достигнута усилиями не только армянского, а всего Советского народа и народов стран-членов антигитлеровской коалиции. Она была единой для всех, а ее отголоски и по сей день отражаются в самых разных проявлениях нашей жизни — от искусства до архитектуры. Однако, вместе с тем, Великая Отечественная война сегодня превратилась в элемент глобальной международной политики. В данном контексте стоит вспомнить слова английского премьера Уинстона Черчиля: „История будет добра ко мне, ибо я намерен сам ее писать“.
И действительно, сегодня в стремлении „сделать историю добрее к себе“ рядом стран, входивших в указанный период в состав гитлеровской коалиции, делается попытка не только возложить на Германию и СССР равную ответственность за войну, но также культивируется „образ жертвы“. Данная проблема не может быть отнесена к числу сугубо научных проблем, связанных с поиском „исторической истины“, так как в зависимости от трактовки многих событий Великой Отечественной по разному может конструироваться понимание современного миропорядка, современной системы международных отношений.
Бывший спикер Госдумы Сергей Нарышкин считал, что России, как историческому наследнику Советского Союза, навязывается вина за события Второй мировой войны, чтобы тем самым создать базу для предъявления ей претензий: политических, финансовых, территориальных», и «целью ревизии истории» Второй мировой войны является пересмотр ее геополитических итогов.
Доцент Саркисян справедливо отмечает, что попытки «переписать историю» реализуются не только применительно к событиям ВОВ, но и иным историческим фактам — например, к событиям Геноцида армян. Саркисян подчеркивает, что при освещении трагических событий прошлого применяется во многом идентичная технология искажения. В этой связи важно осознавать, что осмысление и освящение событий прошлого актуально также в контексте современной системы глобальной безопасности. Такой же угрозой является попытка исказить историю войны и значение победы.
Успех такой «переоценивающей» технологии будет означать, что можно развязать ужасную войну, совершить величайшие злодеяния против человечества, а потом легитимизировать все это в глазах следующих поколений искажением реального хода исторического процесса.
Развал СССР в целом создал основы для фундаментального «передела» в историографии. На наших глазах делается попытка не просто переписать историю стран, некогда объединенных в одном государстве, но и создать посредством «переписывания истории» основы для дальнейшей и более глубокой дезинтеграции бывших Советских Республик, которые во многом поддерживали высокий уровень взаимоотношений, опираясь на историческую память. Если «история» представляется «не такой, как казалось ранее», то и основ для дальнейшего взаимодействия с опорой на эту историю становится меньше.
Исключением в этом процессе не стали и Армения с Россией. История взаимоотношений двух государств после обретения независимости полна трудностей сущностного характера, и более всего этим взаимоотношениям не хватает «модернизированного базиса», основанного на осознании взаимных интересов и взаимной важности друг для друга.
Реакция на распад Советского Союза
Основополагающие принципы, на которых построены армяно-российские отношения, были выстроены в контексте распада СССР, и стали ничем иным, как реакцией на распад империи. Делалась попытка выстроить эти отношения на основе общности исторического прошлого, а также на опыте этого самого прошлого. Вместе с тем, в первые годы обретения государствами независимости была выстроена нормативно-правовая база взаимодействия, на которой и по сей день зиждется армяно-российское сотрудничество. Речь идет о целом пакете документов: от Договора о правовом статусе Вооруженных сил России, находящихся на территории Армении (1992 г.), до Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между нашими странами, подписанного 29 августа 1997 г., и вступившего в силу в ноябре 1998 г.
Эти и иные двусторонние нормативно-правовые акты лежат в основе сотрудничества двух государств, как и вышеуказанная историческая память об общем прошлом, но память эта с течением времени стала меркнуть. Период же после подписания указанных документов ознаменовался развитием экономической компоненты взаимоотношений, однако ни с той, ни с другой стороны не предпринималось достаточных шагов, направленных на более сущностное укрепление стратегического партнерства. Не уделялось должного внимания поддержанию историко-культурной, образовательной, ценностной, гуманитарной компоненте сотрудничества и выстраиванию на его основах новой идеологеммы взаимоотношений, игнорировалась необходимость проведения разъяснительной и просвещенческой работы в обществах и истеблишменте, который обосновал бы важность двусторонних отношений, как для Армении, так и для России.
События апреля-мая 2018 г., произошедшие в Армении, отчетливо продемонстрировали, что в государствах с партнерскими отношениями стратегического характера зачастую не до конца осведомлены даже о внутриполитических процессах, протекающих в государствах.
Есть проблема и со знанием внутриполитической «кухни», приоритетов внешней и внутренней политики, чаяний общества. Для российской политической элиты приход к власти команды Никола Пашиняна оказался сюрпризом, причем не во всех его проявлениях этот сюрприз был приятный. Одной из причин этого было то, что кадровая база новой армянской власти была, с одной стороны, загадочной для Москвы, а с другой — вызывала откровенное недопонимание. «Кадры Пашиняна» долгие годы сотрудничали с западными фондами, работающими в Армении, и, очевидно, не являлись носителями ценностей «общности истории» двух народов. Сам премьер в прошлом многократно делал недвусмысленные заявления против армяно-российских отношений, против членства Армении в ЕАЭС и так далее.
Незнание новых персоналий в политическом поле Армении было обусловлено тем, что долгие годы российский политический истеблишмент работал в Республике с очень ограниченным количеством субъектов. История и реальность переписывались в Армении в основном из-за бездействия тех акторов, которые должны были осознавать последствия данного процесса. Данный факт не идет в сравнение с той политикой, которую осуществляли в стране представительства ЕС и США, которые старались охватить максимальное число акторов политического процесса и «взять» сегмент гражданского общества. Все вкупе привело к тому, что в Армении выросло новое поколение, новые персоналии, ценностные ориентиры и политические представления которых были неизвестны российским партнерам и далеки от идей «общности истории двух народов».
Ожидаемый, но нежданный гость
Тем не менее, важным этапом армяно-российских отношений явился указанный период смены власти в Армении апреля-мая 2018 г., и период, последовавший после «бархатной революции». Смена власти для большинства населения была «очень ожидаемым, но пришедшим неожиданно гостем». Общество, политические деятели, эксперты разнятся в своих оценках событий весны 2018 г., однако большинство сходятся во мнении: важнейшим достижением революции стало то, что в стране без ощутимых потрясений, и главное без жертв удалось осуществить транзит власти. Но сместив прошлые элиты, новая власть столкнулась с проблемой формирования, выдвижения и реализации «позитивной повестки дня». Данный тезис относится к реалиям как внутренней политики, так и внешней.
О необходимости формирования данной «позитивной повестки» в Армении сегодня заявляют представители как парламентской, так и внепарламентской оппозиции. Это, в свою очередь, дает повод задуматься и о будущем армяно-российских отношений и внешней политике Армении в целом. Новый конструкт армяно-российских отношений должен быть выстроен на фундаментальной идее о совпадении и взаимодополняемости интересов двух государств.
Взаимовыгода
Неизменным интересом Армении является стабильное, поступательное и безопасное развитие. Исторически неизменным интересом Российской Федерации является безопасность и стабильность ее южно-кавказских рубежей и подступов к границе. Указанные интересы не только не противоречат, но и взаимодополняют друг друга.
Экономически развитое, политически стабильное армянское государство с современной и боеспособной армией является гарантом соблюдения российских геополитических интересов в регионе Южного Кавказа. Армении же гарантировать указанный выше путь развития помимо внутренних эффективных преобразований может, в том числе, и армяно-российский военный, политический и экономический стратегический союз.
Армяно-российский военно-политический союз и сегодня играет ключевую роль в деле обеспечения безопасности республики. Более того, любые призывы выйти из состава ОДКБ или вывести российскую военную базу исходят из интересов только Турции и Азербайджана. Грузия пошла по пути вывода российских войск и смены внешнеполитического вектора развития, что, в числе прочего, привело к росту экономического влияния на страну Турции и Азербайджана как альтернативных региональных игроков. И это логично: в геополитике вакуум не может сохраняться долго, и вместо одного ушедшего игрока в регион должен прийти другой. «Оператором» НАТО в регионе является именно Турция, поэтому логично, что на место РФ в страну во многом пришла она. Не говоря уже о том, что Грузия в результате данного процесса де-факто потеряла Южную Осетию и Абхазию. Для Армении путь территориальных потерь и становление придатком азербайджано-турецкого тандема является катастрофой.
Очевидно, что российская военная база в Гюмри, а также российские погранвойска на армяно-турецкой и армяно-иранской границе защищают, в первую очередь, российские интересы. Они, однако, совпадают с интересами Армении.
Армянский интерес очевиден — защита от Турции. Для понимания актуальности данного тезиса следует обратиться к двум фактам: историческому и более современному. Исходя из своих интересов, Турция, несмотря ни на какие международные ограничения и запреты, в октябре 2019 г. осуществила крупномасштабную военную операцию против курдов на севере Сирии. Очевидно, что если бы не сопротивление Дамаска, не реакция российской стороны, официальная Анкара могла бы повторить то, что сделала в 1974 г. — «Операция по поддержанию мира на Кипре», результатом которого стала оккупация Северного Кипра. Тут возникает закономерный вопрос: а что собственно мешает Турции предпринять что-то похожее и против Армении?
Для того чтобы ответить уже на этот вопрос, обратимся к факту историческому. Летом 1992 г., когда обстановка в нахиджеванской части армяно-турецкой границы резко обострилась, тогдашний главнокомандующий турецкими сухопутными силами Мухиттин Физун оглы заявил, что турецкая армия полностью готова и ждет приказа о наступлении. В ответ на это заявление главнокомандующий объединенными силами СНГ маршал Евгений Шапошников сообщил, что вмешательство третьей стороны в данный конфликт приведет к третьей мировой войне.
После, когда армянские войска освобождали Кельбаджар (Карвачар) в 1993 г., Турция была вынуждена иначе отреагировать на эти события и вместо ввода войск в Армению (или угрозы ввода войск) прибегла к использованию экономических и иных рычагов давления. Она официально закрыла свою границу с Арменией, а также подписала договор о снабжении Азербайджана боеприпасами и переподготовке азербайджанских специалистов, нарушив решение ОБСЕ от февраля 1993 г., запрещавшее ввоз боеприпасов в регион нагорно-карабахского конфликта.
Как видно из вышеизложенного, Турция была готова атаковать Армению. Ясно также, что Армения не смогла бы воевать на два фронта и оказалась бы в сложнейшей ситуации. Почему же Анкара не начала наступление на Армению? Ответ очевиден: это не произошло потому, что российская сторона в лице Шапошникова заявила, что будет расценивать данный шаг как посягательство на ее жизненные интересы со всеми вытекающими отсюда последствиями, вплоть до начала третьей мировой войны.
Реальность такова, что российская военная база позволяет Армении не стать Сирией. Эта военная база не имеет другой функции. Недооценивать это, мягко говоря, недальновидно. Однако все это необходимо качественно представлять населению, объяснять обществу важность военно-политического сотрудничества двух государств. Если этого не делается, то история «переписывается гораздо эффективнее», чем когда третья сторона выпускает в информационное поле откровенно ложные сведения о сотрудничестве двух государств.
Ход истории не остановить, но повлиять на него можно
Как уже отмечено — исходным пунктом формирования новой повестки дня является взаимный интерес в безопасности. Для Республики Армения — безопасности армяно-турецкой и армяно-азербайджаснкой границы, для России — безопасности в Закавказье в целом. Однако чтобы сохранить свое присутствие в Армении, а также для того, чтобы продолжать восприниматься армянским народом как государство-партнер, России необходимо «играть в „долгую“, сделав при этом „ставку“ не только на военно-политическую компоненту сотрудничества, а на целый ряд иных элементов.
»Сделать ставку» возможно на становление образа «привлекательного партнера» в глазах общества, а современный мир, современные тенденции и практики ведения внешней политики дают необходимые инструменты, важнейшим из которых является культурно-ценностная компонента. В этой сфере у народов двух государств больше общего, чем различий, при этом культурно-ценностная привлекательность в современных условиях базируется на распространении массовой культуры. Инструментами продвижения культурно-ценностной привлекательности являются создание торговых сетей, распространение своего популярного кино, продвижение на зарубежном рынке национальных товаров и так далее.
Важным ресурсом в данном подходе может стать и ресурс «публичной дипломатии», который реализуется главным образом в форме работы некоммерческих организаций, в формате проведения международных конференций, студенческих обменов и тому подобного. Данный ресурс широко применяется западными партнерами Армении.
В рамках той же логики было бы правильно создавать и поддерживать качественные русскоязычные и дружественные СМИ, способствовать становлению активных экспертов, которые действительно владеют реальной повесткой армяно-российских отношений, и их важности в историческом разрезе.
Национально-государственные элиты обеих стран, осмысливая собственные национальные интересы и современные вызовы национальной безопасности, должны создать стратегические модели интеграции и постепенно опустить их на уровень общественного, в частности, политического сознания. Эти модели и должны содержать тот «замысел», который способен объединить народы на деяния. То есть, идея интеграции сначала должна легитимироваться на уровне стратегического сознания элит, а потом — масс.
Для реализации этого государство имеет все возможные инструменты и технологии, необходима только системная реализация поставленных целей. Необходимо внедрить в сознание своих граждан уважение к представителям народов, с которыми интегрируешься. Идея «единой войны» и «единой победы» должна быть одной из стержневых стратагем стратегической культуры не только элит Армении и России, но и евразийских элит. Она должна превратиться в стержневую идеологему политической культуры интегрирующихся народов.
Ранее уже был повод говорить об этом, но самое время еще раз подчеркнуть, что стратегические и союзнические отношения Армении с Россией не следует путать с отношениями вассального характера, и не следует ожидать, что когда-либо такой формат может быть установлен. Вассал не нужен и россиянам, потому что в XXI веке содержание вассала обходится слишком дорого. Достойное сотрудничество взаимовыгодно для обеих сторон. Сильная Армения и сильная Россия — абсолютно естественные союзники, как на современном этапе развития, так и в исторической перспективе.
Бениамин Матевосян, эксперт исследовательского института «Политэкономия» (Ереван)
Комментарии
Другое , Красная площадь , Война в Сирии , Гражданская война , Сергей Нарышкин , Евгений Шапошников , Никол Пашинян , ЕС , ОБСЕ , Госдума , ЕАЭС , НАТО , Армения , Германия , Ереван , Москва , Франция
Читайте также
Лукашенко отреагировал на проблемы с водой в Минске
Бузова и Манукян готовятся к свадьбе
2
Последние новости
Гендиректор «РЖД Логистики»: Белорусское направление имеет большие перспективы
ЕЭК займется урегулированием разногласий в сфере госзакупок
В СНГ заметили изменения в тактике вербовки террористов