Ещё

Павел Крашенинников: Что покажет голосование по изменению в Конституцию 

Павел Крашенинников: Что покажет голосование по изменению в Конституцию
Фото: Российская Газета
Павел Владимирович, как известно, день голосования, 1 июля, объявлен нерабочим. Но голосовать можно будет с 25 июня. Многие написавшие нам граждане интересуются, и небезосновательно: эти дни тоже будут объявлены нерабочими?
: Такие вопросы как раз говорят об интересе общества, и я считаю, что это очень хорошо. Но выходной будет только один — 1 июля. Кстати, были предложения забрать выходные из новогодних праздников. Рабочая группа такие инициативы не поддерживает.
Если работодатель откажется оплачивать сотрудникам этот выходной, что делать?
Павел Крашенинников: Если он откажется оплачивать, то нарушит закон. Это точно будет предано огласке. Если такая история возникнет, надо подавать в суд и защищать свои права.
Какая ответственность предусмотрена?
Павел Крашенинников: Я сейчас просто хочу сказать, что это будет грубое нарушение трудовых прав. Такие действия можно будет оспорить и взыскать не только то, что положено, но и моральный ущерб. Не думаю, что найдутся такие работодатели, которые начнут так поступать. Если начнут, будем помогать гражданам взыскивать эти деньги. Уверен, что подключатся к защите прав сотрудников на оплачиваемый выходной также и трудовые инспекции.
Вопрос от информационного партнера «Российской газеты». Редактор сайта газеты «Удмурдская правда» Анжела Поздеева спрашивает: не возникает ли опасности для здоровья граждан в ходе голосования из-за распространения коронавируса?
Павел Крашенинников: Первоначально, как мы знаем, планировалось провести общероссийское голосование 22 апреля. Но в связи с пандемией в целях безопасности граждан и защиты от возможного заболевания была эта дата перенесена.
Когда подбирался новый день голосования, исходили из многих вещей, в том числе от рекомендаций , .
Анжела Поздеева, редактор сайта газеты «Удмуртская правда»: Не возникнет ли в ходе голосования опасности для граждан из-за коронавируса? Фото: RG.ru Ситуация постепенно улучшается. У нас есть такой оптимизм по поводу того, что коронавирус отступает, с учетом тех мер безопасности, которые были приняты. Мы знаем, что существует методика проведения голосования, мы знаем, что будут выдаваться специальные средства защиты, мы знаем, что пройдут тест все, кто будет на участковой комиссии, поэтому здесь риски минимальные. Безопасность здоровья людей будет обеспечена на должном уровне. Рабочая группа в постоянном контакте с , Роспотребнадзором. Все выверено до мелочей.
Я надеюсь, что это все пройдет так, как мы ожидаем. Право граждан высказать свое мнение по поводу поправок в Основной закон будет реализовано.
Еще вопрос от нашего партнера. Главный редактор газеты «Санкт-Петербургские ведомости» Дмитрий Шерих: почему голосование предусматривается только пакетом за все поправки, а не отдельно каждую поправку?
Павел Крашенинников: Поправки носят целостный характер — это комплексная донастройка государственного механизма, действующего более четверти века. Результат будет виден, если принятые меры будут рализовываться в комплексе. Поэтому будем голосовать за весь пакет поправок в целом.
Приведу пример: вводится адресная социальная поддержка граждан. При этом правительство обязано обеспечивать проведение единой социально ориентированной политики: разрабатывать планы, программы. Органы государственной власти и органы местного самоуправления входят в единую систему публичной власти и должны действовать в целях наиболее эффективного решения задач в интересах населения, реализуя и обеспечивая проведение социальной политики, т.е. участвуя в реализации федеральных программ и, дополнительно, разрабатывая собственные. В свою очередь, парламент осуществляет парламентский контроль за деятельностью органов госвласти, за обеспечением прав граждан.
Кстати, когда мы в 1993 году голосовали на референдуме за Конституцию, там тоже мы не голосовали постатейно. Мы голосовали либо за Конституцию, либо против Конституции. Это, в том числе, и зарубежный опыт. Конституционный опыт дает нам такой ответ. Поэтому мы будем голосовать за все поправки вместе.
Звонок читателя. Здравствуйте, меня зовут Владимир Иванович. Мне 83 года. У меня несколько вопросов. Почему обманули и не внесли в закон, чтобы у каждого чиновника и депутата во время работы на госслужбе и их семей не было собственности за рубежом? Зачем тогда тратиться на оборону? Кого защищать?
Павел Крашенинников: Мы долго обсуждали этот вопрос, как быть с собственностью за рубежом. У нас есть разные ситуации, в том числе связанные с тем, что у человека остались корни в бывших советских республиках. Когда-то мы были гражданами одной страны. Но Советский Союз распался, к сожалению, и распался для всех. У нас оказалось очень много разорванных связей. Многие граждане — их число велико — имеют собственность именно в странах СНГ, например, в , , , . Мы считаем, что в данном случае такая зарубежная собственность возможна. Мы не можем написать в Конституции адресные запреты, например, нельзя иметь собственность в , , других странах по списку.
На мой взгляд, очень важный и самый главный вопрос, это вопрос законности приобретения такой собственности. Если видим, что собственность была приобретена незаконно, за незаконные средства, надо принимать меры, и не только связанные с занятием той или иной должности.
Владимир Иванович: согласен с вами.
Павел Крашенинников: Вы же знаете, что мы впервые в Конституции указали на то, что люди, которые имеют двойное гражданство — вид на жительство либо иные основания для проживания за рубежом — не могут быть государственными служащими. Это очень серьезно. Если у человека двойное гражданство, допустим, он получил в какой-то стране, он часто приносит клятву при получении гражданства, что он будет соблюдать ее законы. Пускай он это делает, но только не поступай тогда на государственную службу.
Владимир Иванович. Еще один вопрос: когда будет приличная добавка пенсионерам, детям войны, родившимся до 3 сентября 1945 года?
Павел Крашенинников: У меня мама тоже относится к детям войны, она с 1933 года, мы периодически в семье эти вопросы обсуждаем. Думаю, в каждой семье есть подобные истории. По поводу дополнительных категорий — конечно, извините меня, часто это от недостаточности внимания происходит. Я считаю, что этот вопрос нужно решать, в том числе, через социальные гарантии, как предложил нам президент. И в социальных гарантиях нам надо эти все вопросы учитывать в специальном законодательстве, которое будем принимать в соответствии с Конституцией.
Звонок от читателя. Евгения, Коммунарка: как усилится социальная роль государства? Это будет декларация или люди почувствуют перемены в уровне жизни?
Павел Крашенинников: Есть целый ряд положений, которые усиливают социальную роль государства. Когда мы многочисленные наши поправки делим на блоки, то, конечно, первое о чем говорим, — про социальный блок, про социальные гарантии.
Дмитрий Шерих, главный редактор газеты «Санкт-Петербургские ведомости»: Почему голосование предусмотрено пакетом сразу за все поправки? Фото: RG.ru У нас есть и много других изменений. Есть поправки, которые должны быть впоследствии развиты в законодательстве. Это правда. Но у нас есть огромное количество поправок, которые имеют прямое действие. Например, про индексацию пенсий не реже, чем один раз в год. Эта норма имеет прямое действие.
Но в целом конституционное нормотворчество — особая история. В большинстве своем конституционные нормы — это нормы-цели, нормы-принципы.
Социальный блок касается только денежных вопросов?
Павел Крашенинников: Нет, поправки создают социальный вектор развития государства по многим направлениям.
Например?
Павел Крашенинников: Речь идет о внесении изменений в нормы, связанные с предоставлением медицинских услуг, доступности здравоохранения, также речь идет об изменении отношения к образованию, чтобы в образовании воспитательная функция занимала не меньше места, чем так называемая образовательная услуга. Речь идет об изменении отношения к культуре. Это тоже в значительной степени социальная вещь. В поправках очень много норм, которые связаны с социальными гарантиями, с защитой прав семьи. Мне кажется, что это такие нормы, которые очень правильные и необходимые.
Читатель Евгения, Коммунарка: Можете поконкретней назвать, что медицинский блок будет включать?
Павел Крашенинников: Доктор Рошаль предложил норму об обеспечении доступности медицинской помощи. Есть отдельные положения, связанные с компетенцией правительства в этом вопросе. Есть отдельная норма, которая связана с компетенцией субъектов Федерации, муниципалитетов. Эти нормы должны развиваться в законодательстве здравоохранения, в законодательстве, связанном с санитарным обеспечением. Мы обычно гордимся врачами, но хотелось бы гордиться все-таки системой здравоохранения. В законодательстве о здравоохранении предстоит серьезная перестройка. Считаю, нам действительно нужно перестраивать наше здравоохранение. И не с точки зрения экономики, а с точки зрения именно доступности. Опыт борьбы с коронавирусом доказывает это утверждение.
Вопрос от партнера «РГ». Главный редактор газеты «Вечерний Магадан» Наталья Мифтахутдинова: в поправках говорится о новых принципах работы не только федеральных структур власти, но региональных, муниципальных. Что здесь изменится?
Павел Крашенинников: Согласно поправкам в ст. 132 Конституции органы государственной власти и органы местного самоуправления входят в единую систему публичной власти и осуществляют взаимодействие для наиболее эффективного решения задач в интересах населения.
Система публичной власти — единый организм, который должен слаженно функционировать на каждом уровне власти: федерация, регион, муниципалитет. Например, устанавливается, что вопросы здравоохранения находятся в совместном ведении России и регионов. А органы местного самоуправления в пределах своих полномочий обеспечивают доступность медицинской помощи.
Будем говорить начистоту: вы дали очень сложный ответ, из него непонятно, а что изменится для граждан? Очень похоже на какую-то вещь, интересную самим чиновникам и никак не влияющую на реальную жизнь обычных граждан.
Павел Крашенинников: Понимаю, что люди часто не интересуются особенностями построения государственной власти, не вникают в такие тонкости, чем муниципальная власть отличается от региональной и т.п. Гражданам важнее решить свои проблемы, защитить свои права и интересы. Предлагаемые поправки направлены на создание, прежде всего, удобной для граждан системы государственной власти.
Часто мы видим такую историю: разные звенья власти говорят, мол, это не их компетенция. Муниципалитет направляет гражданина к властям субъекта.
То есть в администрацию своего региона…
Павел Крашенинников: А региональная власть говорит — это муниципальная компетенция. И вопрос гражданина, получается, решить некому. Поправки в Конституцию исходят из того, что существует единая публичная власть, которая должна работать в системе, защищая права граждан. У нас сейчас эти нормы про единство публичной власти получили обкатку во время пандемии, когда была создана соответствующая комиссия при Госсовете, где все муниципальные, региональные и федеральные органы стали работать вместе, чтобы осуществить соответствующие меры защиты.
Мы гордимся врачами, но хотелось бы гордиться и системой здравоохранения. В законодательстве о здравоохранении предстоит серьезная перестройка
Система публичной власти должна закрепляться не только в конституционных нормах, но и в законах, которые будут приниматься по местному самоуправлению, по органам власти субъектов Федерации. Не секрет, что у нас основная часть органов местного самоуправления дотируются. Соответственно, если какое-то полномочие передается от субъекта в муниципалитет, то субъект, наверное, должен его обеспечивать деньгами.
Тем не менее, по поводу поправок, касающихся политического устройства, идут большие споры. Одни говорят, что у нас создается суперпрезидентская республика. Другие, наоборот, считают, что, поскольку министров будет назначать парламент, система становится шаткой: не возникнет ли у нас чехарда, как в некоторых парламентских республиках, где правительство назначают несколько месяцев. Так что у нас теперь будет: суперпрезидентская власть или анархия?
Павел Крашенинников: Здесь нет крайностей ни в одну, ни в другую сторону. У нас федеральные министры, за исключением силовиков, будут назначаться в . Такая норма существовала еще в Советском Союзе, когда был Верховный Совет. Тогда все министры назначались именно на пленарном заседании соответствующей палаты. Я некоторое время работал экспертом в Верховном Совете РСФСР, очень хорошо помню, как кандидат в министры первоначально выступал на заседании комитета, потом на пленарном заседании. Вот эту функцию теперь президент с премьер-министром передали в Госдуму и . На мой взгляд, это очень важное изменение. Будущий министр должен будет убедить депутатов проголосовать за себя, отстоять свои профессиональные качества, свою программу. Все это будет происходить не только на глазах депутатов, но на глазах общества. Это будут показывать, все будут видеть, кто это, как он ответил на вопрос. Если он профнепригоден, значит, его отклонят. Если он профпригоден, значит, пойдет дальше, будет работать федеральным министром. Здесь компетенция передается в парламент, и парламент усиливает свою роль.
Однако парламент будет назначать не всех министров. Силовики, глава и  по-прежнему будут получать мандат от президента страны.
Павел Крашенинников: Что касается силовиков, то их кандидатуры будет обсуждать Совет Федерации. Назначение, конечно, будет за президентом. Но согласование будет идти публично. Точно так же люди будут выступать, доказывать свою компетентность.
Наталья Мифтахутдинова, главный редактор газеты «Вечерний Магадан», спросила, как изменятся принципы работы власти. Фото: RG.ru Большой блок вопросов, пришедших на электронную почту, связан с чиновниками и гражданством. Сколько чиновников лишатся должностей после принятия поправок?
Павел Крашенинников: Отличный вопрос. Эти нормы были уже в антикоррупционном законодательстве. И уже при формировании органов власти этот вопрос учитывался. Конечно, когда это будет в Конституции, когда это будет жестко, думаю, что какое-то количество людей все-таки окажется не у дел. Но у нас нет задачи устроить какие-то чистки. Часто кому-то хочется крови. Нет, нужно выстраивать систему. Во-первых, чтобы люди с двойным гражданством не были на государственной службе. Во-вторых, чтобы они не претендовали на нее. Чтобы впоследствии не было таких громких процессов по выявлению чиновников, имеющих иностранное гражданство или счета за рубежом. Если у кого-то есть второе гражданство, ради Бога, он такой же человек, пускай занимается бизнесом, пускай занимается журналистикой, пускай он профессор, это все он может делать. Но на государственную службу все-таки с двойным гражданством идти нельзя. Служить в данном случае нужно одному государству.
Звонок от читателя. Светлана из Москвы, студентка факультета журналистики. Означает ли упоминание Бога в Конституции введение обязательных религиозных убеждений?
Павел Крашенинников: Нет. Упоминание Бога в Конституции предлагается в историческом контексте. Вся эта статья 67.1 — это новая статья, ее раньше не было в Конституции. Вторая часть этой статьи гласит: «Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства признает исторически сложившееся государственное единство». Вот это тоже очень важно — мы не только говорим о том, что признаем, что было в Советском Союзе, но также признаем то, что было в Российской империи, то, что было до Российской империи. Это все наша тысячелетняя история. Здесь не говорится, что мы обязаны верить или не верить, исповедовать ту или иную религию.
С другой стороны, у нас есть норма в главе второй Конституции, которая говорит о свободе совести, праве человека и гражданина на территории Российской Федерации выбирать любую конфессию либо не верить вообще, то есть быть атеистом. Эта норма у нас сохраняется. У нас светское государство. Мне кажется, что в данном случае, в данном историческом контексте предлагаемая поправка подается достаточно корректно. Ничьи права и ничьи интересы мы здесь не затрагиваем. У нас многоконфессиональное государство, и оно останется таковым.
Звонок от читателя. Людмила Ивановна Шаврина, Москва. выступила с протестом против поправок к Конституции. Одно обвинение меня смутило: оно заключается в том, что поправки к Конституции дадут больше власти нашим олигархам. Так ли это? Или нет?
Павел Крашенинников: От КПРФ у нас в рабочей группе были коллеги. Они с нами слаженно работали по подготовке поправок в Конституцию. Например, добились расширения норм, посвященных парламентскому контролю. Это важно не только для парламента.
Что касается олигархов, крупного бизнеса, про них в поправках ни слова нет. У нас здесь акцент на семью, материнство, детство, на соцгарантии, даже появились права трудящихся. С этой точки зрения я очень сильно удивлен, когда сказали, что защищаются интересы олигархов.
Сейчас в Конституции появляются многие нормы. Социальное государство получает в Основном Законе правовое наполнение, и в этом смысле социальные гарантии граждан будут лучше защищены, чем в той Конституции, которая сегодня действует.
Немало споров вызывают нормы о традиционных, культурных и семейных ценностях. Что входит в традиционные семейные ценности? Некоторые граждане опасаются, что под этим подразумевается некая патриархальность, позволяющая мужу поднимать руку на жену. Скажите честно: значит ли это, что поправки в Основной Закон подспудно поощряют семейное насилие?
Павел Крашенинников: Нет, конечно. Кстати, у нас нет понятия семьи в законе, есть понятие брака. Под браком понимается союз мужчины и женщины. А понятие семьи гораздо шире. У нас были попытки некоторых коллег определить, что такое семья. Но если бы мы назвали семью союзом мужчины и женщины, получается, если женщина или мужчина живет с ребенком, это не семья? Мать с сыном, бабушка с внучкой — не семьи? Конечно же: семьи.
Вы мягко уходите от вопроса про семейное насилие…
Павел Крашенинников: Любое насилие, конечно, это не традиционные ценности. И вообще это никакие не ценности, а нарушение закона. Повторю: избиение кого-то из членов семьи не является традиционной ценностью.
Еще одно критическое замечание: мол, государство берет на себя обязанности родителей. Значит ли это, что теперь детей будут держать в детских домах, не отдавать в приемные семьи?
Павел Крашенинников: Этот вопрос возник в ходе обсуждения одной из поправок. Сейчас она звучит не так, как в изначальном варианте, и повода к таким сомнения не дает.
А как она звучит?
Павел Крашенинников: Звучит так: дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному, физическому развитию детей, воспитания в них патриотизма, гражданственности, уважения к старшим. Государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, берет на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения. Мы сейчас прорабатываем перечень актов, которые должны приниматься во исполнение Конституции. У нас будут поправки в Семейный кодекс, в закон об опеке и попечительстве. Эти нормы, безусловно, мы должны сделать именно так, чтобы у нас минимально государство занималось воспитанием в детских домах. С тем, чтобы семейный приоритет был не только на бумаге, но и по факту.
И тут сразу появляется еще один страх: не будет ли государство вмешиваться в дела семьи лично под предлогом защиты традиционных ценностей?
Павел Крашенинников: Если власть вмешивается в дела семьи, это как раз отсутствие традиционных ценностей семейных. Государство может вмешиваться только тогда, когда происходит нарушение закона, насилие или нарушаются права ребенка. В принципе, мы вообще против того, чтобы органы опеки и попечительства наделялись полномочиями отбирать детей. Если такие ситуации возникают, это должен решать исключительно суд с привлечением общественных организаций, представителей гражданского общества. Это должны быть исключительные случаи и, соответственно, только судебное решение. Нам нужно минимизировать вмешательство государства или муниципалитета в семейную сферу. А если они вмешались и сделали что-то неправильно, они должны за это отвечать. В том числе, возмещая ущерб, в том числе моральный.
Нельзя идти на государственную службу с двойным гражданством. Служить надо только одному государству
В органах опеки и попечительства люди, в принципе, все хорошие. Они, как правило, очень любят детей. Но, как правило, в этих комиссиях находятся люди по должности. Вот он возглавляет какое-то учреждение, его привлекли в эту комиссию. Это не основная его работа. Поэтому у нас немножко перекос происходит. Но мы за то, чтобы не было элементов ювенальной юстиции. При этом, если происходят какие-то преступления, конечно, нужно вмешиваться. С помощью правоохранительной системы и суда.
Видео дня. Новый клип «Ленинграда» с Тетей Мотей раскритиковали
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео