Ещё

Соловьев и «мальчики для битья»: Кто остался в телеэфире во время пандемии 

Соловьев и «мальчики для битья»: Кто остался в телеэфире во время пандемии
Фото: ИД "Собеседник"
Коронавирус словно выкосил представителей либерального лагеря из всех ток-шоу. В период карантина на телеэкране остались лишь те, кто разделяет линию партии. Что это — случайное совпадение или зачистка эфира от нежелательных мнений в рамках активного промывания мозгов россиян накануне голосования по поправкам в Конституцию, выяснил «Собеседник».
«Это приказ Кремля»
— Меня перестали приглашать на ток-шоу несколько месяцев назад, — говорит политик . — Сначала прервались звонки от помощников Соловьева, потом — из программы «60 минут», затем ко мне перестал обращаться и «Первый канал». Но это все еще можно было отнести на решение ведущих или руководства программ. А потом меня прекратили звать вообще. И было несколько сбоев, когда мальчики и девочки, которые занимаются приглашением гостей на ток-шоу, звонили мне, а накануне записи программы отменяли планы. То у них тема передачи изменилась, то дождь пошел, то что-то третье — то есть стало понятно, что это приказ Кремля.
Леонид Гозман // Стоп-кадр YouTube
Леонид Гозман не склонен связывать зачистку эфира с голосованием по поправкам: по его мнению, власть приняла решение не давать трибуну оппозиционерам гораздо раньше.
— Это общий тренд политики, который не предполагает больше никаких мнений вообще, — убежден политик. — Причем дело не в их желании создать впечатление, что все думают так, как они, — они уже давно понимают, что это невозможно. Они отказались от этой идеи. Дело в том, что они просто проигрывают. Их дело, которое они защищают, столь безнадежно, что они не могут даже вдесятером устоять против одного — простите за нескромность, против меня, например.
Гозман — Путину: Прощайте, государь!
Много раз у меня на съемках была такая ситуация: в ходе программы меня все закрикивают, перебивают, а после записи люди из массовки, которые сидят на трибунах и аплодируют по команде, подходят ко мне, пожимают руку, благодарят и говорят: «Мы за вас, вы все правильно говорите», — продолжает Гозман. — «Почему же вы не аплодировали мне?» — спрашивал я их. И всякий раз слышал ответ: «Ну понимаете, здесь же дисциплина…» Эти несчастные люди, которые сидят за спинами экспертов, просто боятся не получить свои 300–400 рублей. И на улицах ко мне подходят, благодарят. За все годы моих выступлений по ТВ у меня не было ни одного негативного контакта со зрителями. То есть на самом деле мы, несмотря на все эти крики в студии, выигрываем. В Кремле поняли, что не могут себе этого позволить, и перестали приглашать оппозицию на ТВ вообще. С их точки зрения, все правильно.
Либералы по вызову
Сказать, что в телеэфире не осталось никого, кто бы мог возразить «штатным экспертам» Соловьева или Скабеевой, было бы неправдой. В числе экспертов по-прежнему остаются так называемые дежурные клоуны: журналисты и политологи разного калибра, чья роль — быть одновременно антагонистами и мальчиками для битья.
— Есть люди, которые как-то от них зависят — вот они не запрещены. То есть его подают как либерала, но он… Блестящий журналист как-то придумал замечательный термин: либерал по вызову, — рассуждает Леонид Гозман. — Не хочу называть фамилии, их и так все знают, но это люди, либо отличающиеся личной трусостью, либо чаще всего находящиеся в определенной зависимости от власти. Есть еще категория людей, которые всё надеются, что их куда-то возьмут… Или ему потихонечку дают какие-то гранты, за счет которых он, собственно говоря, и живет. Такие гости понимают: это можно говорить, по правилам разрешено, а это нельзя, и они никогда не скажут того, что нельзя, не перейдут черту.
А кроме того, тут есть еще и чисто человеческая вещь. На ток-шоу приглашают людей, которые боятся толпы, настроенной против них. На этих людей начинают орать, оскорбляют их, а они с такой дурацкой улыбочкой стоят и терпят. Опять-таки все знают, о ком я говорю. И Кремль это устраивает: таким образом он показывает, что оппозиционеры — жалкие люди. А я от власти вообще не завишу. Мне от них совсем ничего не надо, совсем ничего. Ну а если ты их не боишься, если ты от них не зависишь, они не понимают, как тебе противостоять. Ведь моя задача не в том, чтобы сказать что-то, чего люди не знают. Люди всё знают. Ну скажу я, что поправки в Конституцию — ложь и фальшь. Ну кто этого не знает? Да любой нормальный человек знает. Моя задача в том, чтобы показать людям: не все боятся. И в этом смысле достаточно одного человека. В сказке о голом короле всего один ребенок говорит, что король голый. И его голос привел к страшным последствиям для власти короля. Даже один голос может изменить картину. Это то, что они поняли, поэтому изменили политику. Ну и конечно, трусость. Они просто боятся потерять власть.
А кто еще?
: После инфаркта стало меньше сил для участия в ток-шоу — Я знаю, что довольно многие оппозиционеры называют меня дежурным клоуном, подпевалой, который действует по заданию Кремля, — признается политик Борис Надеждин, которого за последние два месяца также стало заметно меньше на ТВ. — Но это такая же ерунда, как то, что я действую по заданию . На самом деле они (телевизионщики. — Ред.) меня используют, чтобы было кого пинать, а я использую их, чтобы говорить людям правду и повышать собственную узнаваемость. Все прагматично.
Меня приглашают столь же часто, как раньше. Просто я стал ходить реже. Часто отказываюсь. На самом деле участие в ток-шоу — тяжелая и утомительная история. У меня полгода назад был очередной инфаркт, и сил стало меньше. Могу выдержать на съемках час, два, но не пять, как раньше.
Знаю, что многие мои товарищи по либеральному лагерю отказываются от участия в ток-шоу принципиально. Говорят, что не хотят участвовать в пропаганде. У меня иная позиция. Я считаю, что, если есть возможность сказать правду огромной аудитории, этим надо пользоваться. Потом я получаю в соцсетях отзывы на свои телевыступления, и в последние пару лет они резко поменялись. Если четыре года назад преобладающими были «Пятая колонна» и «Сколько тебе заплатил госдеп?», то сейчас чаще всего пишут другое: «Ну хоть кто-то говорит правду», «Надоело вранье» и пр. Вектор действительно изменился: «Раньше я вас ненавидел, потому что вы говорили против России, а сейчас я понимаю, что вы были правы». В сознании общества происходят фундаментальные сдвиги. Возможно, отсюда и следует изменение состава участников ток-шоу.
Борис Надеждин // фото: Global Look Press
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №22-2020 под заголовком «Соловьев полностью зачистил телеэфир от оппозиции».
Видео дня. Гигантский удав выполз из жилой квартиры и теперь путешествует в районе Одинцово
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео