Ещё

Как австрийские мебельщики сбежали из Казани в Уфу и пять лет «маринуют» новое производство 

Как австрийские мебельщики сбежали из Казани в Уфу и пять лет «маринуют» новое производство
Фото: Реальное время
Лесоперерабатывающий завод концерна Kronospan в тренде: проекты по производству ОСП-плит в  заканчиваются либо банкротствами, либо уголовными делами
10 лет назад президент встретился с владельцем австрийского лесоперерабатывающего концерна Kronospan Питером Кайндлом, который готов был запустить в Татарстане производство ОСП-плит. Но австрийцы в итоге через два года предпочли , где было и леса больше, и миллиард рублей в заначке на инфраструктуру. «Реальное время», узнав о вероятных причинах татаро-австрийского развода, выяснило, почему «Кроношпан» принес и ее жителям пока только головную боль, и за что до сих пор официально не открытое и убыточное австрийское производство критикуют экологи. Скандалы сопровождают концерн Питера Кайндла и в самой из-за его ухода в офшоры. А ОСП-проектам, российским и зарубежным, в России вообще фатально не везет: большая их часть за последние 10 лет закончилась либо уголовными делами, либо банкротствами.
Как австрийцы собирались дружить с татарами «лесом»…
10 лет назад, в 2010 году, на встрече президент Татарстана Рустам Минниханов и владелец австрийского концерна Kronospan Group Питер Кайндл обсудили проект открытия на территории республики производства плит OSB (ориентированно-стружечная плита, или ОСП). Австрийцы в рамках визита в Татарстан успели ознакомиться с условиями размещения производства на особой экономической зоне «Алабуга», встретились с тогдашним министром строительства, архитектуры и ЖКХ  Маратом Хуснуллиным, и посетили цеха производства утеплителей из каменной ваты, лабораторию завода «ТехноНиколь» в .
На тот момент возможность строительства завода по производству плит OSB неоднократно рассматривалась руководством республики потому, что строительная отрасль РТ остро нуждалась в таком лесоперерабатывающем производстве и ее продукции: «Мы со своей стороны готовы рассмотреть варианты строительства завода по производству плит OSB на любой из выбранных вами площадок», — заявлял Минниханов. Президент попросил чиновников определить совместно со специалистами «Kronospan Group» площадку для расположения нового производства, более подробно обговорить условия размещения производства на территории республики.
К тому моменту у концерна уже был опыт инвестиций в регионы России. «Kronospan Group» реализовала проект в  (), и рассматривала возможность инвестирования в других субъектах РФ, в том числе в Татарстане. Новый завод в Подмосковье начал свою производственную деятельность в 2004 году, в 2006 году был запущен выпуск ламината. Изначально компании «Кроношпан» Татарстан представлялся привлекательным регионом для нового производства. Для австрийцев, заявляли они, важными факторами станут «наличие транспортной составляющей вблизи площадки для завода, а также вопрос логистики», что в конечно итоге отражается на стоимости продукции. При этом сырьем для плит OSB должна была служить неделовая хвойная древесина.
10 лет назад, в 2010 году, на встрече президент Татарстана Рустам Минниханов и владелец австрийского концерна Kronospan Group Питер Кайндл обсудили проект открытия на территории республики производства плит OSB. Фото president.tatarstan.ru …но перебежали к башкирам
Несмотря на собственные хвалебные заявления о Татарстане, австрийцы в итоге предпочли инвестировать в соседний Башкортостан, заявив, грубо говоря, что в Татарстане мало леса: «У Татарстана ограничения по лесу, там небольшая лесополоса, везти неудобно, хотя была предложена хорошая инфраструктура». Проиграли в битве за капитальные вложения также и . В итоге группа Kronospan заявила в августе 2012 года, что уже к 2014 году готова будет развернуть обрабатывающее производство под Уфой.
Завод по переработке до 2,5 млн кубометров древесины в год разместили на земельном участке площадью около 1 тыс. га в Уфимском районе, возле микрорайона Шакша, рядом на тысячах гектар земли должен был развернуться целый индустриальный парк по глубокой переработке древесины, австрийцы пообещали на 100% использовать местную рабочую силу и «сырье, низкосортные круглые лесоматериалы предполагается использовать местное».
В компании несколько лукавили, так как уже весной 2020 года сами же представители «Кроношпана» говорили о том, что «для производства ДСП заводу нужна низкосортная древесина, для ОСП-плит — круглая», круглой-то как раз, выяснилось годы спустя, и не хватало. Башкиры же за свой счет гарантировали строительство инфраструктуры, и налоговые льготы сроком на 5 лет, при вложении более 5 млрд руб. — на 10 лет при условии, что их сумма не будет превышать объём инвестиций. Кроме того, крупные инвесторы в РБ платили налог на прибыль по ставке 13,5% при базовых 18% и на срок от одного до пяти лет освобождались от уплаты налога на имущество.
Позднее выяснились и траты, на которые пошли чиновники Башкортостана, и австрийцы ради ОСП-проекта. Его стоимость первоначально составила 400–450 млн евро. Выйдя на полную мощность, завод ежегодно должен был перерабатывать даже не 2,5, а все 3 млн кубометров древесины, (якобы, «перестоянной, фактически бросовой, которой в башкирских лесах скопилось сотни миллионов кубометров»). Работать на предприятии должны были 500–600 человек, но реально комбинат готов был создать 5–6 тыс. новых рабочих мест в республике, «потому как одно рабочее место в деревообработке создает 10 рабочих мест на заготовке леса, его перевозке и т.д». Республика же, в свою очередь, выделила из бюджета 1 млрд рублей, чтобы построить к производственной площадке железную дорогу, провести туда газ и линию электропередач.
Сейчас в Kronospan Group не комментируют решения, связанные с переходом проекта из Татарстана в Башкортостан: запрос «Реального времени» руководство компании и уфимского подразделения оставило без ответа. Редакция готова опубликовать позицию Kronospan Group при поступлении ответа.
Турки открыли на территории ОЭЗ «Алабуга» крупнейший в Европе деревоперерабатывающий завод, суммарные инвестиции в который составили $600 млн Фото rt.rbc.ru Татары подружились с турками
Власти Татарстана долго не скучали, и в том же году, когда впервые встречались с австрийцами, встретились и с турками из компании KASTAMONU, которая инициировала начало международной сертификации ответственного лесопользования FSC для всех лесхозов Татарстана. Через четыре года, когда у австрийцев в соседней республике еще, как говорится, и конь не валялся (строительные корпуса «Кроношпан» под Уфой начали возводится лишь в 2015 году, а сам завод формально не запущен до сих пор, об этом ниже), турки открыли на территории ОЭЗ «Алабуга» крупнейший в Европе деревоперерабатывающий завод, суммарные инвестиции в который составили $600 млн По плану совокупные производственные мощности предприятия в ОЭЗ «Алабуга» составят 1,8 млн кубометров в год. Что интересно, турки также собирались на площадях KASTAMONU в «Алабуге» в районе 2017-2018 годах начать и производство тех самых ОСП-плит мощностью 500 тыс. кубометров в год, правда, до сих пор этот проект так и не был реализован (о сложностях иностранцев в открытии ОСП-проектов в РФ см. также ниже). Тем временем, татарстанские, как и башкирские, чиновники тоже объявили о создании не только 500 рабочих мест, но и о последующем привлечении еще 2500 работников в смежных и обслуживающих отраслях.
Башкиры больше дружили с Австрией
Председатель правления РТ , комментируя тот факт, что австрийцы ушли в Башкортостан, а туркам удалось закрепиться в Татарстане, отметил в разговоре с корреспондентом «Реального времени», что башкиры к тому моменту уже очень плотно работали именно с Австрией и ее производствами, нежели татарские власти. Уход австрийцев объясним и лесной территорией, которая в Башкортостане в 3-4 раза больше, чем в Татарстане.
— У австрийцев и представительство даже в Башкирии было. Да и леса в Башкирии действительно больше, чем у нас. У нас же тот лесоперерабатывающий завод, который турки открыли, он был не основной, а сопутствующий, работающий с другими заводами. Они, кстати, тоже долго думали, открывать у нас его или нет. И они были настроены на древесину, скажем так, очищающую лес, на сваленный лес. Поэтому сыграл и фактор другого леса.
"В РТ покрытие лесом — 17%, а в Башкортостане — почти 60% территории"
По словам Агеева, в случае KASTAMONU, напротив, турки зашли на территорию РТ уже в рамках тесных взаимоотношений с властями и бизнесом Татарстане, «за другими вслед», тогда как австрийцы по сути сразу пошли в соседний регион, где и «территории больше, чем у нас в два раза, и леса больше»: «В Татарстане покрытие лесом — 17%, а в Башкортостане — почти 60% территории». Тем не менее, как отмечает глава ТПП, в случае приглашения иностранцев, главную роль должна играть — если говорить о лесной промышленности — не экономика, а не экология. И приглашать к нам в регион компании, занимающейся лесопереработкой, в результате которой уничтожаются леса, не стоит. Это стало бы «большой ошибкой», уверен он:
— У нас, скажем, очень много валенного леса, есть и посадки, где лес восстанавливается, у нас сейчас санация леса идет большая. В этом отношении лес надо сохранять. И переработка валенного леса, как раз служит экологии. И туркам нужен как раз последний лес. К лесу вообще нужно относиться очень внимательно и бережно,
Год назад в интервью СМИ гендиректор Kastamonu в России Али Кылыч, к слову, так объяснял воздействие его производство на экологию Татарстана: «Компания Kastamonu не срубила ни одного дерева, мы покупаем низкокачественную древесину у местных лесхозов, приобретаем отходы лесопилок, которые прежде годами лежали и загрязняли природу. Лес ведь надо правильно эксплуатировать, каждый год необходимо спиливать сухостой, требуется возобновление — посадка новых саженцев. Мы работаем на благо республики — помогаем лесам избавляться от старых деревьев. Кроме того, ежегодно направляем средства на природоохранные мероприятия».
"Кроношпан" же, толком не открывшись, все же покупает лес и в Татарстане
Многие российско-иностранные лесоперерабатывающие проекты после кризиса 2014-2015 года из-за снижения ёмкости российского рынка древесных плит стали активнее работать по экспортным направлениям. И ближайшим конкурентом татаро-турецкого проекта «Кастамону» эксперты называли как раз австрийскую «Кроношпан», правда, не башкирский проект, а подмосковный, так как мощности завода «Кроношпан» в Уфе, «пока не раскрываются».
В 2017 году стало известно, что завод работает «вполсилы», производя 40-45 тысяч кубических метров материалов для мебели, и лишь к началу 2018 года планировал выйти на полную мощность в 90 тысяч кубометров плит в месяц (более 1 млн «кубов» в год). При этом 80% сырья поступало из РБ, остальное привозили из соседних Челябинской и Оренбургской областей и… Татарстана. Однако имелись в виду не ОСП, а ЛДСП, «ламинированные древесно-стружечные плиты». Оказалось, что и несколько лет спустя линий по производству ОСП еще не было, завод только строил еще новые цеха для производства ориентированно-стружечных плит, применяемых в строительстве, что требовало вложений в 200 млн евро (дополнительно к уже вложенным 250 млн евро).
Тем не менее, «Кроношпан» стал якорным резидентом индустриального парка «Уфимский», занимая 2/3 территории и «создавая условия для деятельности сопутствующих производств: в парке расположились малые предприятия, производящие мебель и мебельную фурнитуру, два предприятия по переработке отходов деревообработки, крупный логистический комплекс, другие производства».
В 2017 году стало известно, что завод работает «вполсилы», производя 40-45 тысяч кубических метров материалов для мебели, и лишь к началу 2018 года планировал выйти на полную мощность. Фото bashinform.ru За что убыточный башкиро-австрийский проект жестко критикуют местные жители и экологи
Несмотря на это, и рост оборота с 2015 по 2018 год в 10 раз, до 10,4 млрд рублей, компания все эти годы остается убыточной (возможно, сказазывается отсутствие как раз ОСП-продукции): уже в 2015 году ООО «Кроношпан Башкортостан», по данным «Спарк-Интерфакс», ушел в минус на 2,1 млрд рублей Такая же ситуация повторилась по итогам 2017 и 2018 года соответственно. При этом на компании до сих пор висит краткосрочный долг в 22,5 млрд рублей.
Ситуацию вокруг башкиро-австрийского проекта усугубляют и экологические скандалы, начавшиеся еще в 2013-2014 годах, когда народное экологическое движение в Уфе начало вести ожесточенную борьбу против строительства деревообрабатывающего завода австрийской компании «Kronospan», что вылилось и в массовые забастовки, голодовки и даже перекрытие движения на Транссибирской магистрали. Экологи упирали на то, что строительство завода предполагалось в в санитарной защитной зоне уфимских водозаборов, что запрещается Водным кодексом, кроме того, завод находится в 500 метрах от социального поселка для молодых семей «Дорогино».
Уже в первый год протеста экологи движения «Антикроношпан» добились того, что для проведения экспертиз вокруг строительства была направлена рабочая группа при , которая, однако, выявили только одно нарушение — «отсутствие необходимой документации для начала строительства». Оно же, как потом выяснилось, было и ключевым.
В 2015 году башкиры сдружились с поляками, где «Кроношпан» тоже построил завод — поляки города Мелец точно так же оказались им недовольны: «К нам привезли завод из Австрии. Но в то время в связи с кризисом многие предприятия закрылись, работы не было. Поэтому власти города позволили построить завод. Тогда ещё никто не знал, что он из себя представляет. Мы ориентировались на производства, действующие на территории , которые не позволяют себе того, что в итоге происходит сейчас в Польше. Честно говоря, мы не были готовы к такому развитию событий». «Кроношпан» в итоге построил в Польше не один, а три завода. И поляки, и башкиры уверяют, что австрийское лесное производство губительно выбросами в воду и приводят к гибели лесов (о ряде претензий европейских стран к «Кроношпану», впрочем, пишет и немецкая Википедия).
"Не введен в эксплуатацию": почему официальные экологи не могут проверить уфимский «Кроношпан»
Лишь в 2019 году власти РБ отчасти признали, что «что-то не так». В первую очередь, «не так» оказалось с тем, что «Кроношпан» под Уфой работает, хотя официально он не введен в эксплуатацию, заявили в Министерстве экологии и природопользования Башкортостана. В итоге Башкирская межрайонная природоохранная прокуратура не может проводить на предприятии никакие проверки — ни плановые, ни внеплановые, контрольно-надзорную функцию выполняет только Росстройнадзор.
Летом 2019 года обратился в  с просьбой дать оценку законности многолетней работы предприятия «Кроношпан Башкортостан» в режиме пусконаладочных работ, при котором предприятие выпускает и продает продукцию. И рекомендовал Росприроднадзору, Росводресурсам и  провести комплексную проверку. Объясняя это тем, что Kronospan под Уфой работает, выпускает и продает продукцию с 2016 года, «при этом по документам производство официально не запущено и находится в режиме пуско-наладки». Вспомнили и о том, что в октябре 2018 года департамент Росприроднадзора по Центральному федеральному округу дал отрицательное заключение государственной экологической экспертизы на проектную документацию «Деревообрабатывающий комплекс „Кроношпан“.
Скандал вышел и на федеральный уровень, СМИ задавались осенью прошлого года вопросом, почему самые крупные производства „Кроношпана“ сосредоточены в восточной Европе, за границами Евросоюза? И не связано ли это с экологическими нарушениями? В феврале 2020 года удар по „Кроношпану“ нанесли жители и Подмосковья, подавшие к компании коллективный иск о возмещении вреда для окружающей среды, каждый из истцов претендует на 1 млн рублей компенсации за вредное воздействие деревообрабатывающего предприятия. Иск был направлен в Егорьевский городской суд Московской области — он стал первым коллективным иском в России в сфере экологии.
Власти готовы отдать австрийцам леса на 1,5 млн кубометра древесины в год в аренду на 49 лет Во второй половине 2019 года „Кроношпан“ все же формально ввел в эксплуатацию свой завод, часть комплекса „Кроношпан“ была запущена и работала уже не в режиме пусконаладки, а в обычном, производственном. Впрочем, продажи продукции в тот же Китай, как и налоговые отчисления предприятия, были и до этого.
В конце апреля, несмотря на экологические протесты (и карантин), выяснилось, что башкирские чиновники продолжают активно поддерживать австрийский проект. Власти РБ заявили, что намерены гарантировать многолетнее сырьевое обеспечение уфимскому заводу австрийской группы „Кроношпан“, а производство ОСП-плит (пока не запущенное) стоимостью 3,8 млрд руб. может получить статус приоритетного для республики и право 49-летней аренды без торгов участков леса для ежегодной заготовки 1,44 млн куб. м древесины — это почти половина всего ежегодного объема заготовки древесины в регионе.
Даже если ОСП-производство не будет запущено, сама аренда принесет Башкортостану миллионы. Арендная плата за использование леса в 2020 — 2027 годах будет варьироваться от 12,8 млн до 75,3 млн руб., с 2027 года — по 95 млн руб в год. Впрочем, и на самом уфимском предприятии признаются, что развернуть лесозаготовку смогут не ранее, чем через год. Отметим, что столько леса, конечно, менее лесной Татарстан, австрийцам предоставить вряд ли бы смог.
Как сами австрийцы отыскали офшорные гавани скрытной лесной империи Кайндла
Скандалы „Кроношпан“ сопровождают не только в России, у самих австрийцев, мягко говоря, непростые отношения с компанией Петера Кайндла. Как ранее выяснила газета „Реальное время“, формально завод строили не австрийцы, и принадлежит он не им: „Кроношпан Башкортостан“ входит в кипрскую Kronospan Holdings Ist Limited.
Связано это, возможно, и с тем, что еще больше 10 лет назад прокурор земли Северный Рейн— Вестфалия (у австрийской компании в Германии есть леса) выдал ордер на арест Петера Кайндла: его обвинили в, якобы, занижении налоговых выплат на сумму 25 млн евро и утечке капиталов его предприятий за рубеж с выгодой для владельца. СМИ сообщают, что одно время бизнесмен даже был в бегах. Любопытно, но год назад австрийские журналисты даже провели целое расследование, как выяснилось, малоизвестной и для них, лесоперерабатывающей империи Кайндла, где фигурирует и фотография подписания башкирского соглашения, и словосочетание „лесная мафия“. Они отыскали и официальный офис „Кроношпана“, который действительно оказался на Кипре: „На окраине столицы Никосии, между парком и футбольным полем, стоит неприметное здание, тут и находится Kronospan Holdings P. L. C. “ Тихие офшорные гавани обнаружили также на Мальте, в Лихтейнштейне и Люксембурге — лесная империя Кайндла оказалась чуть ли не самой спрятанной и закрытой в Австрии, что вызвало справедливое недоумение к законопослушных европейцев.
Уголовные дела и банкротства: ОСП-проектам, российским и зарубежным, в РФ фатально не везет
Проблемы с совместным производством ориентированно-стружечной плиты, или ОСП, в России за последние 10 лет возникли не только у австрийцев, и в ряде случаев даже привели к уголовным делам как в РФ, так и в странах ЕС, выяснила газета „Реальное время“. Эти плиты считались уже в 2010 году „последней разработкой в области глубокой переработки древесины, позволяющей получать древесные плиты с уникальными физико-механическими параметрами“. К тому моменту, однако, основные импортеры ОСП-плит находились в Австрии (Kronospan, Egger), Канаде (Norbord), США (Georgia Pacific, Louisiana Pacific), а по итогам 2009 года почти 50% всех OSB-плит Россия импортировала из Латвии. Лишь в 2013 году состоялось официальное открытие ДОК „Калевала“ в Карелии, первого крупного завода в России по производству плит OSB. Но остальным запустить такие заводы оказалось не так-то просто.
Так, 10 лет назад планировала начать подобное производство итальянская компания Safwood в Республике Коми. Результатом стали уголовные дела как в Италии, так и в России, были арестованы топ-менеджеры Safwood в том числе и за уклонение от налогов, а главу Коми обвинили в продаже по завышенной цене древесины из Коми в Италию (год назад его приговорили к 11 годам лишения свободы). Строительство похожего завода в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре переносится из года в год и до сих пор „в планах“. Проект в Псковской области „Дедовичская лесная компания“ уже 8 лет как „планирует начать выпуск плит OSB“.
Примерно столько же лет пылились в столе ОСП-планы компании „Енисейский фанерный комбинат“, пока он не обанкротился и не был в 2018 году ликвидирован. Проект — „приоритетный“ для властей — Новгородской области „Крестецкий лесопромышленный комплекс“ (начало производства OSB запланировано было на 2014 год) — не взлетел, компания в прошлом году тоже была признана банкротом. В Иркутске проект по ОСП-плитам „Сибирский завод древесно-стружечных материалов“ был также ликвидирован в 2018 году. Еще в самом начале ОСП-бума эксперты отрасли отмечали, что основной трудностью при запуске производства OSB является сложность монтажа оборудования, из-за чего компании не могут рассчитать точные сроки окончания проекта: первоначальные инвестиции могут достигать 100 млн евро из-за дороговизны самого оборудования. Про экологические проблемы эксперты не говорили ничего.
Видео дня. С кем Полине Гагариной приписывают романы
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео