В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Кому до всего есть дело в Динском районе

Может ли антикоррупционная деятельность стать орудием достижения личных целей? Почему опытного юриста, засыпавшего все возможные ведомства кипами жалоб и компромата, не принимают всерьез, но и обуздать не в силах?

Кому до всего есть дело в Динском районе
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели

К Динскому району приковано особое внимание общественности и СМИ. Ведь отсюда родом губернатор Кубани. Это, можно сказать, благодатная почва для отпетых оппозиционеров, пытающихся вскрыть правду-матку даже там, где ее нет. Особенно полюбилось таким бойцам выявлять факты коррупции, а точнее рыться в цифрах и предполагать коррупцию в обычной хозяйственной деятельности органов местного самоуправления. Даже сейчас, в период пандемии коронавируса, в информационном пространстве чувствуется присутствие определенно настроенной части населения, которые пытаются очернить стратегии и предпринимаемые в крае меры, шлют жалобы силовикам, стучатся в суды с исками против региональной власти. И в этом деле главное для них – обеспечить себе юридический тыл. Однако не стоит забывать, что президент одобрил кандидатуру действующего губернатора как кандидата на предстоящих выборах главы региона. Также поддержку выразили кубанские единоросы и представители крупного бизнеса. Так что, можно сказать, потуги злопыхателей, пытавшихся дискредитировать действующую власть, с треском провалились.

Видео дня

Знание - сила

Как говорят, незнание законов не освобождает от ответственности. А вот знание порой, не только помогает избежать ответственности, но и использовать его для достижения личных целей.

Не так давно в Динском районе существовал «оппозиционный блок» из одного человека. Самопровозглашенная организация с громким названием «Комитет по борьбе с коррупцией», якобы приписанная к , в лице пенсионера-предпринимателя Ивана К. приступом брала все инстанции претенциозными «компроматами» на сотрудников администрации, полиции, следователей, прокуроров, судей. Доходило даже до жалоб на краевое руководство.

Многим из якобы выявленных «казнокрадов» приходилось серьезно оправдываться, хоть правда и была на их стороне. Кто-то даже своего места лишился в ходе скандала.

Назваться не значит быть

При этом, действительно ли Иван К. боролся с коррупцией под эгидой КПРФ или только говорил об этом – большой вопрос. Еще в 2013 году он стал одним из спикеров известной краевой газеты по вопросу о коррупции. А вскоре после выхода публикации автора укорили: дескать, указанный гражданин уже два года как не рулит в КПРФ этим направлением, потому что не имеет никакого отношения к партии. Следовательно опубликованный комментарий не вызывает доверия.

Но ведь человек назвался представителем комитета по борьбе с коррупцией, значит, имеет на это какие-то основания? По мнению первого секретаря Динского районного отделения КПРФ Юрия Медведева, который сейчас уполномочен заниматься борьбой со злоупотреблениями чиновников, данного гражданина хочется сравнить не иначе как с флюгером. В момент становления отделения он якобы взялся за антикоррупционную инициативу, но в ходе работы сложилось мнение, что обеспокоен он больше решением личных вопросов, чем вопросами социальной справедливости. Следовательно, даже если он с тех самых пор продолжает называть себя председателем комитета, тем более от КПРФ. Достоверно? Сомневаемся.

Еще в апреле 2011 года на сайте газеты «РВС» политический деятель Владимир Рыжаев выступил с заявлением о выходе из состава Комитета по борьбе с коррупцией в Динском районе, осудив деятельность комитета в целом и его председателя Ивана К. в частности, обвинив последнего в политике соглашательства. На что оппонент отреагировал в газете «Трибуна» своим монологом «На грязь отвечать не буду…», в котором отметил, что «доброжелатели» ставили перед вопрос о привлечении его к уголовной ответственности, инициировали многочисленные иски в судах и заявления в контролирующие органы. То есть якобы безосновательно пытались дискредитировать его деятельность.

Неудавшийся кандидат

Немалую активность Иван К. проявлял и на поприще политической деятельности. По информации из открытых источников, в 2005 году он выдвигал свою кандидатуру на пост главы Динского района, в 2009 году участвовал в борьбе за место главы Динского сельского поселения. В 2010 году, представляя КПРФ, пытался стать депутатом районного совета, а в 2012 году уже от снова метил в главы района.

В 2019 году он представлял интересы уже . Очевидно, что амбиции человека сильны и неудивительно, что, когда в его руки попали бразды коррупционного комитета, он не спешил их отпускать. Но при этом не раз менял свою политическую полярность.

А что осталось за кулисами?

По информации собственного источника, конфликты антикоррупционного деятеля с общественностью начались с попыток стать, так сказать, местным «серым кардиналом».

В одно время прослеживалось некое отношение «героя» к центральному рынку Динского района. Говорят, что родственник деятеля, будучи в должности директора, якобы пытался выжить оттуда конкурентов. Однако после волны недовольства местных жителей прежнему главе района удалось вытеснить с рынка этого ставленника. Какие между сторонами были договоренности – доподлинно неизвестно, но внезапно во все инстанции посыпались жалобы на руководителя местной администрации. Пытаясь обвинить чиновника в коррупции, доброжелатели скатывались до того, что даже необходимое техническое обслуживание служебного автомобиля ставили ему в укор. Одному богу известно, какими судьбами, но сын Ивана К. вдруг стал… депутатом совета поселения.

«Хлебное» место

Судя по многочисленным обращениям борца с несправедливостью, в том числе в адрес самого Бастрыкина, контора по борьбе с коррупцией зарегистрирована по тому же адресу, что и компания, занимающаяся, судя по названию, производством выпечки. Ранее она принадлежала Ивану К., а ныне, по данным «СПАРК-Интерфакс», его родственникам, в том числе сыну.

Именно по адресу «хлебной» компании почему-то располагался комитет по борьбе с коррупцией имени КПРФ. Именно оттуда он проставлял номера исходящих, рассылая свое лютое негодование.

Так вот, впоследствии оказалось, что деятельность комитета не имеет никакого отношения ни к партийной деятельности, ни к борьбе с коррупцией. Попросту говоря, организация была вылеплена из воздуха по схеме «рога и копыта», но при этом имела определенный вес при общении с оппонентами, недругами и конкурентами.

Какой нормально чувствующий себя человек устоит на ногах, если на него выкатят многостраничную телегу с невесть откуда раздобытыми откровениями, которые могут запятнать репутацию одним своим существованием? Ведь для того, чтобы человека заклеймить – тому есть многочисленные примеры – достаточно излить фантазии автора на бумагу и направить, куда следует. Почему некоторых людей за клевету и ябедничество не наказывают – другой вопрос. Может, у них схвачено в тех местах, где надо?

Долг без возврата

Интересно также, каким образом относится к деятельности покорителя мира, например, арбитражная волокита о банкротстве одной из его дочерей?

Несостоявшийся депутат не скрывал от общественности состава своей семьи. Сам потенциальный глава района по образованию юрист-правовед, его дочери и сын - тоже юристы.

В 2016 году арбитраж признал одну из дочерей несостоятельной, а, следовательно, не имеющей возможности вернуть в пять банков полученные кредиты на сумму в несколько миллионов рублей. Жертвами кредитного аппетита стали , , Первомайский, Руславбанк, . Вышло так, что никакой особенной собственности у дочери несостоявшегося депутата и главы района не нашли.

Сауна с «клубничкой»

Особняк Ивана К., к которому примыкает дом сына-депутата, стоит аккурат на центральной улице станицы Динской в нескольких кварталах от зданий следственного отдела, и суда. Посреди домовладения высится и видна издалека башня с круговым обзором – удобная площадка для созерцания собственных владений. Прямо во дворе домовладения расположена сауна.

Напомним, местные и краевые газеты, основываясь на пресс-релизе краевого МВД, два раза сообщали, что в станице Динской пресечена деятельность сауны, где оказывались услуги интимного характера. В заведении сотрудники полиции задержали трех девушек в возрасте 29, 32 и 42 лет, а также 54-летнюю местную жительницу, подозреваемую в организации занятия проституцией. Впрочем, что и естественно, СМИ не озвучивали адрес, по которому были зафиксированы данные нарушения.

Понятно, что дело пытались открыть на арендатора сауны, а не на хозяина домовладения. Но даже при таких раскладах оно было спущено на тормозах, и до сих пор никто не понес ответственности за допущенный в сауне разврат.

Вообще надо заметить, что у жителей Динской сложилось определенное ощущение: как только по делам К. начинались проверки и вставал вопрос о возбуждении уголовного процесса, руководителей районного отдела полиции либо увольняли, либо они сами уходили, а дела благополучно закрывались.

Примечательно, что в районной прокуратуре, которая по соседству с сауной, трудится человек с такой же фамилией. И когда Иван К. бахвалится покровительством в прокуратуре, народ начинает подозревать прокурора в реальном родстве с ним. Насколько это верно, пусть устанавливают компетентные лица и полномочные органы.

Полезное прошлое

По словам нашего источника, Иван К. в прошлом занимал пост в системе правоохранительных органов. А значит - знает систему изнутри, ее слабые стороны, знает, как применить закон, и где его перевернуть, чтобы добиться цели.

И никто ведь не разобрался в том, кто он на самом деле - этот пенсионер. Зачем ему собирать сомнительные факты о людях и жаловаться в инстанции? Ведь он даже пытался искать компроматы на печально знаменитую судью крайсуда, стучался в федеральные СМИ. Никто до конца не разобрался, что движет его благими намерениями.

Все эти странные и сомнительные действия вызывают массу вопросов. Это что - борьба за власть? Любыми средствами, лишь бы быть сверху? Почему кому-то многое постоянно прощается, а кому-то приходится оправдываться за сторонние кляузы? Почему проверяющие органы по явным фактам внезапно теряют былой энтузиазм и спускают дела на тормозах? Не пора ли обратить внимание на самого заявителя?