Владимир Григорьев: «Любители литературы есть и в Кремле, и в правительстве, и в Госдуме» 

Владимир Григорьев: «Любители литературы есть и в Кремле, и в правительстве, и в Госдуме»
Фото: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям
— Вопрос очевидный и всех тревожащий: почему так важно, чтобы ярмарка состоялась в эти дни, когда в  еще сохраняется режим самоизоляции?
— Потому что очень важно поддержать литературу и всю книжную индустрию. Мы долго ждали, когда начнется ослабление карантинного режима и будет возможность открыть книжные магазины. И вот дождались. 1 июня книжные магазины открываются, и это глоток свежего воздуха для издателей и книжников, демонстрация того, что индустрия, сильно пострадавшая от эпидемиологической ситуации, жива и продолжит созидать. И второе, но не по значимости: 6 июня — День русского языка и день рождения Пушкина, по сути, создателя современного русского языка. Мы все-таки литературоцентричная страна, и праздник 6 июня на Красной площади стал традицией. И даже в усеченном формате это не просто дань традиции, но и возможность услышать живую музыку «великого русского слова», вырвавшегося из плена пандемии.
— Но если книжная индустрия и издательский бизнес так пострадали, не разумнее было бы потратить большие деньги, которые пойдут на «Красную площадь», на поддержку издательств?
— В стране около 2 тысяч издательств, если раздать им средства, предназначенные на фестиваль, даже на месячную зарплату одного редактора не хватит. А так получится важный психологический фактор поддержки книжников, всех любителей литературы. Ну, и некое обращение к читателям: мы живы, пора возвращаться в книжные магазины, новинки будут.
— Как вам удалось договориться с Собяниным, который сказал, что массовые мероприятия в Москве возобновятся в последнюю очередь?
— Мы не считаем, что наш фестиваль массовое мероприятие в привычном понимании этого слова — футбольный матч или концерт, — у нас не планируется такая концентрация людей в одном месте в одно время. Все же Красная площадь — это три гектара. Мы даже в несколько раз увеличиваем социальную дистанцию по отношению к тому, что разрешено сегодня в торговых центрах.
— Более двухсот. Важно подчеркнуть, что мы полностью выполняем все ограничения, которые накладывает , даже если они нам кажутся чрезмерными. Мы будем проводить фестиваль в сокращенном формате с добавлением к офлайновым мероприятиям онлайн-форматов. Приглашаем исключительно московских книжников и, увы, вынуждены отказать издательствам из других регионов. Возможно, приедет кто-то из питерцев.
— Питерские должны будут сдавать тест, чтобы попасть на фестиваль?
— Все, кто будет участвовать и обслуживать фестиваль, пройдут тесты за один-два дня до начала. Мы договорились об этом с . Это первое.
Второе. Мы вводим возрастные ограничения: на фестивале не будут работать люди старше 60 лет. Сожалеем, но на книжный праздник не смогут попасть читатели младше семи лет и старше 65 лет.
— А если издательство хочет выставляться, но не хочет подвергать риску своих сотрудников — как быть в этой ситуации?
— Для таких случаев мы организовываем специальный павильон типа книжного магазина. Желающие могут быть там выставлены, и ими будут заниматься профессиональные книготорговцы. Такую форму мы опробовали в разные годы, она показала свою востребованность. Повторюсь, мы выполним все требования Роспотребнадзора и . По сути ограничения будут введены и по количеству людей на площади в целом, и посещающих те или иные мероприятия. В лекционных залах, которые обычно вмещали 100 человек, будет стоять лишь 12-15 стульев для зрителей. Выступления авторов, которым больше 65 лет или тех, кто по каким-то причинам не смогут прийти на фестиваль, пустим в онлайне.
— Если там 200 издательств, это значит, что минимум 200 человек, которые должны эти издательства обслуживать. Ну, и смелых читателей наберется, допустим, столько же. Это разве не массовое мероприятие?
— В , например, с площадью меньше, чем Красная площадь, единовременно с существующими ограничениями может находиться до 6000 человек. Фестиваль же проходит на открытом воздухе, и 200 издательств рассредоточены в семи павильонах по 25-30 стендов в каждом, а сами павильоны дистанцированы друг от друга. Кроме того, будет пять входов-выходов на Красную площадь, тепловизоры, очень жесткие меры контроля уже на входе. И что важно — доступ на площадь будет организован по сеансам, то есть одновременно на площади не будет более согласованного с Роспотребнадзором количества людей.
— Предполагаем, что одновременно не больше тысячи человек.
— В соцсетях циркулирует масса возражений, а некоторые издательства категорически против. Вы ведете с ними переговоры?
— Книгоиздание на сто процентов частная индустрия, которая успешно справляется со своей культурологической и социальной функцией. Наша задача — это уважительный диалог с издателями и обеспечение их мерами государственной поддержки, которая им, ох, как сегодня необходима. Что же касается фестиваля, то он абсолютно добровольный и для издателей бесплатный.
— Так ведь 26 мая книжная индустрия была внесена в список пострадавших отраслей. Этого не достаточно?
— Нет, она была внесена ровно полчаса назад (во время разговора с Григорьевым интервью было прервано звонком с сообщением о том, что соответствующее постановление правительства вышло только что — Ред.).
— Некорректная информация, появившаяся на лентах информационных агентств из-за не совсем корректного выступления после встречи с министром экономики в , который как раз корректно объявил, что Минэк поддержал и Минсвязь, добивавшихся включения СМИ и книжный индустрии в пострадавшую отрасль.
— Для начала мы определили самые крупные издательства и национальную книготорговую сеть, которая, к сожалению, единственная имеет разветвленную сеть в 85 регионах страны, а также ряд книжных типографий, которые достаточно быстро попали в постановление, определяющее список системообразующих компаний. В конце апреля удалось причислить книжную торговлю к наиболее пострадавшим отраслям. И вот появилось долгожданное постановление, которое относит и издательства к списку наиболее пострадавших индустрий. Это позволит им получить отсрочку по налогам и по аренде, и все льготы, предусмотренные правительством для средних и малых предприятий, и, соответственно, открыть им возможность получения безвозвратных кредитов в банках. Это я считаю большой победой. И не просто стимулом для выживания маленьких и средних издательств, но и возможностью получения реальной финансовой поддержки.
— Наверняка много народу лоббировало свои мероприятия, которых намечена туча во всех областях. Как вам удалось доказать, что именно «Красная площадь» имеет исключительную важность?
— Ну, наверное, потому что есть любители литературы и в правительстве, и в Кремле, и в Госдуме. И все просвещенные чиновники прекрасно понимают: если не дать глоток свободы писателям, актерам, музыкантам, получившим возможность выступить перед зрителями, трудно будет почувствовать, что мы аккуратно возвращаемся к нормальной жизни.
— Одного из таких читателей, председателя Российского книжного союза , общественность укоряет в том, что  четыре года без всякого конкурса занимался организацией самого дорогостоящего книжного фестиваля «Красная площадь».
— Ну, насчет самого дорогостоящего — это большой миф. А называть «общественностью» расследователей, которые не берут комментарии в профессиональной среде перед подготовкой материала, я бы не стал. Красная площадь, на которой проходит фестиваль — это режимный объект, и любое мероприятие там требует огромного количества согласований. Не говоря уже о соответствующих компетенциях людей и компаний, которые их организовывают. О проблеме ФЗ №94, который подразумевает проведение аукциона, только ленивый не писал. уже удалось, к счастью, отбить театры и киноиндустрию.
Дело в том, что на аукционе может победить, простите, какая-нибудь малоизвестная туристическая компания, просто предложив меньшую цену.
А дальше получается то, с чем мы достаточно часто сталкиваемся: компания, выигравшая аукцион, пытается перепродать потенциальный контракт компаниям, обладающим соответствующей компетенцией. И, не справившись с этим, объявляет, что погорячились и контракт выполнить не сможет, а дальше процедура подразумевает многомесячные судебные разбирательства. И мы находимся под угрозой потери фестиваля.
Поэтому в этом году правительство приняло решение: единственным исполнителем будет Российский книжный союз, включающий в себя целый ряд общественных организаций в этой сфере. Это не значит, что Российский книжный союз прекращает работу как общественная организация и занимается только организацией фестиваля. Порядка 200-300 компаний участвует в подготовке фестиваля: кто-то делает мебель, кто-то возводит металлические конструкции, кто-то занимается звуком и светом, а другие созданием программ и их передачей по интернет каналам… Огромный живой организм.
— Денег на предстоящий фестиваль потребуется больше, чем на предыдущие пять?
— Не думаю. Мы справимся с тем бюджетом, который имеется. Хотя, конечно, расходов, связанных со скрупулезным соблюдением ограничительных мер, гораздо больше: это и тестирование, и тепловизоры, и санитайзеры, и дезинфекция, и маски, и перчатки…
— В прошлом году было 400 издательств из 52, по-моему, регионов, а в этом году — 200 и только из Москвы; здесь экономия какая-то может быть?
— В определенном смысле. Мы не застраиваем ГУМ, не приглашаем в этом году антикваров и букинистов.
— Будет очень сокращенная — в основном, из читающих актеров и музыкантов. Но, конечно, никаких оркестров — даже квартеты и квинтеты в этом году не сможем себе позволить.
— Уже известны имена актеров, согласившихся в этом участвовать?
— Нет, мы же с колес готовим. Где-то к понедельнику будет более или менее картина понятна.
— Да, конечно. Среди них , , , и другие. Будут работать четыре лекционных студии, из которых пройдут трансляции на всю страну.
— Успеют ли издатели в столь сжатые сроки подготовить программы?
— Да, программы дорабатываются, думаю, к вечеру понедельника у нас будут черновые наброски. Кроме этого, с 1 июня открываются, повторюсь, библиотеки и книжные магазины. По сути, фестиваль — это такой большой книжный с выступлением авторов и презентацией книг, на которую, к сожалению, мы не сможем обеспечить свободный допуск всех почитателей того или иного автора. Но после столь долгого карантина это важно как психологическая разрядка для всех для любителей книги.
К большому сожалению, фестиваль продлится всего лишь три дня. Просим всех с пониманием к этому отнестись: мы должны исключить все риски распространения инфекции.
Регистрация гостей пройдет через сайт www.mos.ru с получением QR-кода, который охрана проверит у рамок безопасности на входе. Те, кто не зарегистрируется, увы, не смогут попасть. В качестве компенсации сделаем трансляцию всех мероприятий в онлайне, на сайте фестиваля — можно будет в любой точке земли наблюдать то, что там происходит.
в лице сильно помогла в победе?
— Ну, по крайней мере, Новиков услышал наши аргументы и с ними согласился. Мы очень признательны всем, кто нас поддержал, всем, кто понимает значимость этого события как важного праздника языка и литературы в наших непростых обстоятельствах.
Видео дня. Кому достанется «Ералаш» после смерти Грачевского
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео