Сепаратизм — спящий пёс Татарстана

Русская Планета 14 мая 2020
Фото: Русская Планета
Современное устроено таким образом, что любое ослабление центральной власти сразу приводит к резкому всплеску активности деструктивных сил. Нравится нам существующая власть или не нравится, но, как только она ослабевает, то в качестве альтернативы тут же заявляют о себе различные националисты, сепаратисты, экстремисты и прозападные группы. Никакой конструктивной альтернативы. В этом беда нынешней России и повышенные риски для её государственности.
За всю постсоветскую историю Россия несколько раз проходила как периоды стабильности и укрепления государства, так и периоды турбулентности, дестабилизации. И, если стабильность и укрепление практически всегда сопровождались повышением уровня доверия ко всем властным институтам, то периоды дестабилизации сопровождались падением доверия к власти, либо различными внутриэлитными конфликтами, либо и тем и другим. Всем памятны события зимы 2011-го — 2012-го годов, когда серьёзный внутриэлитный конфликт породил так называемые «болотные» протесты. Тогда активные протесты продолжались около года, и лишь к 2013-му году Кремлю удалось сбить накал протестной активности.
Затем последовал , резкий взлёт рейтингов, возникла широкая общественная поддержка президента и его курса. Казалось, что какая-либо дестабилизация просто исключена. Но уже с 2018-го года ситуация стала меняться. После объявленной пенсионной реформы, рейтинги поехали вниз, появилось социальное недовольство, снова стала нарастать протестная активность. В 2019-м протесты прошли не только в , но и в целом ряде регионов и носили различный характер. Наряду с экологическими, антимусорными, протестами против застроек также прошли выступления, носившие политический характер. Так, в  люди выступали против территориальных уступок , в  недовольство было вызвано местными выборами, но особенно обращает на себя внимание ситуация в . Там прошёл целый ряд мероприятий, которые носили явный антимосковский, сепаратистский характер.
Татарстан уже давно остаётся для России очень непростым регионом. Несмотря на благополучную социально-экономическую обстановку, в республике по-прежнему проявляются сепаратистские настроения. Корни этой проблемы уходят в перестроечную эпоху, когда Союзный центр перешёл к политике поощрения сепаратизма в автономных республиках. В то время шёл конфликт между союзной и и республиканскими элитами по поводу раздела властных полномочий, вызванный тем, что республики, входившие в состав СССР, стали провозглашать приоритет республиканского законодательства над союзным, тем самым подрывая единство союзного государства. Тогда у союзного руководства возникла крайне опасная идея: нужно подтолкнуть автономии, входившие в состав союзных республик, к отделению от них. И тогда, республиканские элиты, ощутив на себе угрозу распада своих государств, станут посговорчивее при дележе полномочий с союзным Центром.
Так, в апреле 1990-го года, был принят Закон СССР «О разграничении полномочий между союзом ССР и субъектами федерации», наделивший автономные республики союзной правосубъектностью. Фактически это означало, что статус автономных республик повышается до уровня союзных. А отношения автономных республик с союзными, в состав которых они входили, предписывалось строить на основе взаимных соглашений и договоров. Масла в огонь подлил и тогдашний президент РСФСР Ельцин, который, во время визита в  летом 1990-го года, заявил о возможности для республик взять максимальную долю самостоятельности
Реакция автономий не заставила себя ждать. Буквально в течение нескольких месяцев автономные республики принимают свои декларации о государственном суверенитете. Большинство автономий провозглашают себя советскими социалистическими республиками в составе СССР. Исключением оказался Татарстан, в декларации которого не было указано напрямую нахождение республики в составе СССР или РСФСР. Зато было объявлено, что Конституция и законы Татарской ССР обладают верховенством на всей территории Татарской ССР, что противоречило действовавшей на тот момент Конституции РСФСР. Тогдашний глава Татарской АССР М. Шаймиев стал добиваться отделения Татарии от России и получения статуса союзной республики.
Уже на IV съезде народных депутатов СССР в декабре 1990-го года Шаймиев заявил, что Татария будет самостоятельно подписывать Союзный договор на равных с другими союзными республиками. А в мае 1991-го года на одном из ново-огаревских совещаний Шаймиев сказал буквально следующее: «Россия должна по мере их созревания рожать республики».
Позже, в 1992-м году, было принято постановление Конституционного суда РСФСР, где было указано на то, что декларация о государственном суверенитете республики Татарстан противоречит Конституции РСФСР. Впрочем это никак не остановило сепаратистские стремления татарского руководства.
Уже 1992-м году, руководство Татарстана отказывается подписывать Федеративный договор, а в ноябре того же года вводится в действие новая Конституция Татарстана, провозглашающая республику суверенным государством, субъектом международного права, ассоциированным с Российской Федерацией. В 1993-м году руководство Татарстана игнорирует федеральное законодательство, ряд мероприятий общефедерального значения был сорван. Ни апрельский, ни декабрьский референдумы на территории Татарстана не состоялись. Также были сорваны и выборы в Государственную Думу и Совет Федерации. Была и попытка ввести собственную валюту — татарстанские жетоны, которые впрочем довольно быстро были изъяты из обращения. Таким образом, можно констатировать, что в начале 90-х Татарстан фактически вышел из единого правого пространства с Российской Федерацией.
Считается, что татарстанский вопрос был урегулирован в 94-м году, когда был подписан договор о разграничении полномочий между РФ и Татарстаном. Однако в договоре так и не было сказано, что республика находится в составе России и признаёт верховенство федеральной Конституции. Зато договор предусматривал самостоятельный выход Татарстана на международную арену и ведение внешнеэкономической деятельности. На основании договора республика теперь самостоятельно распоряжалась собственностью, землёй и ресурсами, а также получила существенные налоговые льготы, то есть ряд налогов теперь оставался в республиканском бюджете. Фактически с подписанием этого договора Россия перешла к конфедеративно-договорной модели государственного устройства. В 2001-м году татарское руководство предпринимает также попытку отказаться от кириллического алфавита и перейти на латиницу, однако данная инициатива была довольно быстро пресечена федеральным центром.
Ситуация стала меняться лишь в 2000-е годы, когда после решения Конституционного суда РФ началась долгая и нелёгкая работа по приведению регионального законодательства в соответствие Конституции РФ. В итоге удалось принять Конституцию Татарстана в новой редакции, откуда были убраны наиболее спорные положения, указывающие на независимость Татарстана. В то же время некоторые положения, в частности статья Конституции о главе республики, который по-прежнему называется президент, остались в действующей редакции Конституции Татарстана. В 2007-м году был заключён новый двусторонний договор о разграничении полномочий, в котором объём возможностей и префренций был существенно сокращён.
Казалось бы, что уже к концу нулевых годов России удалось отвести угрозу распада, остановить сепаратистские тенденции, ослабить влияние этнократических кланов. Но это не совсем так. Сепаратизм скорее удалось перевести в спящий режим, не более того. А спящий режим — он на то и спящий, чтобы проснуться при благоприятных внешних обстоятельствах. Такие обстоятельства возникли на рубеже 2011 — 2012-го года, когда Россию захлестнула протестная волна, начавшаяся на Болотной площади в Москве. А пока Кремль выяснял отношения с Болотной, в Татарстане снова заявили о себе деструктивные силы.
Уже в апреле 12-го года эксперты отмечали резкое усиление радикально-исламского фактора в республике:
«Открыто в Татарстане начало выходить из подполья исламистское движение, причем организации, которые запрещены в России, как террористические. Группы, которые мы называем салафитскими, добились увольнения муфтия крупной, одной из важнейших в Казани мечетей и ввели туда своего представителя. По Казани идет машина с флагами и лозунгами в центре города, при том что можно «брать» их просто за принадлежность к запрещенной группировке по одному флагу и лозунгу. Они уже в открытую говорят, что там будет халифат», — отмечал Евгений Сатановский в интервью интернет-изданию «Накануне»
А в июле 12-го года в Казани было совершено покушение на муфтия Татарстана Илдуса Файзова и был расстрелян его заместитель Валиулла Якупов. Файзов, избранный муфтием Татарстана в апреле 2011 года, был сторонником традиционного ислама и занимал жёсткую позицию по отношению к радикально-исламским группировкам в республике. Убитый Валиулла Якупов также был известен как убеждённый противник ваххабизма, отвечавший за противодействие экстремизму в Духовном управлении мусульман Татарстана. Незадолго до гибели Якупов в интервью «Известиям» выразил обеспокоенность возрастающим влиянием радикального ислама на мусульман республики. По его данным, экстремиситские идеи привозят из-за рубежа:
— За границу уезжают десятки людей, которые затем возвращаются в республику и выступают как агенты влияния: фактически вербуют новых людей и отправляют их за рубеж, — рассказал «Известиям» Якупов весной. — Некоторые люди даже водружают над частными домами полумесяц, организуют там частную мечеть и выдают себя за муфтиев.
Эксперты республики отмечали, что двойное покушение на руководство ДУМа республики — попытка обезглавить последователей традиционного ислама и дестабилизировать обстановку в Татарстане по образцу Северного Кавказа.
Позже с помощью целого комплекса мер федеральному центру удалось разгромить радикально-исламское подполье в республике и ввести политический процесс в относительно спокойное русло. Однако в 2019-м году, на фоне начавшейся в России крайне непопулярной пенсионной реформы и общего падения властных рейтингов, в России снова активизировалось протестное движение, которое охватило в том числе и Татарстан. Причем в отличие от других регионов в Татарстане протесты приняли сепаратистский характер. Так, в минувшем году в Казани прошли митинги с требованиями воплотить в жизнь декларацию о государственном суверенитете республики, вернуться к конституции 1992 года, восстановить татарскую государственность в полном объёме.
«Наша задача — выбрать парламент, который сможет бороться за самостоятельность Татарстана, за язык, за то, чтобы у нас было справедливое распределение доходов между федеральным центром и субъектом», — заявил председатель президиума Всетатарского общественного центра (ВТОЦ) Фарит Закиев на митинге 30-го августа в Казани.
Основатель партии национальной независимости «Иттифак» и писательница Фаузия Байрамова пошла ещё дальше и выступила с радикально-сепаратистских позиций:
«Мы должны выходить на международную арену с требованием деколонизации Татарстана. Мы — татары — живем на оккупированной с 1552 года территории. Нам надо встать на ноги, выйти в мир и сказать, что мы живем в колонии! Мы — не только татары, но и марийцы, удмурты, чуваши — требуем деколонизации, то есть признания того, что мы — оккупированная территория», — заявила Байрамова
Показанный недавно по российскому телевидению фильм «Зулейха открывает глаза» также не добавил спокойствия в обществе. И, если коммунисты увидели в фильме очернение советского прошлого, то у татарской общественности и мусульманских организаций возникли другие претензии. Недовольство вызвала показанная в фильме интимная сцена внутри мечети, а также сцена с перекличкой заключенных, которым в сериале присвоили имена известных исламских деятелей, в том числе богослова конца XIX века Шигабутдина Марджани, а также современных лидеров мусульманских организаций — Талгата Таджуддина и Равиля Гайнутдина. Итогом стало обращение в Генпрокуратуру с просьбой проверить фильм на предмет оскорбления чувств верующих.
Одним словом, различных поводов и причин для раскачки ситуации в Татарстане более чем достаточно. Между тем 2020-й год станет во многом рубежным для Татарстана. В этом году пройдут президентские выборы в республике, будет проведена перепись населения, а также будут отмечены 100-летняя годовщина образования Татарской АССР и 30-летие принятия декларации о государственном суверенитете. А в условиях ослабления авторитета центральной власти, падения цен на нефть, эпидемии коронавируса и общего ухудшения экономической обстановки, можно предполагать, что будут предприняты новые попытки дестабилизировать ситуацию в республике.
Автор: Фёдор Макухин, специалист по новейшей истории России
Комментарии
Другое , пенсионная реформа , Налоги , Телевидение , Крым наш , Талгат Таджуддин , Фарит Закиев , Валиулла Якупов , Фаузия Байрамова , Равиль Гайнутдин , Евгений Сатановский , Генпрокуратура РФ , Госдума , Совет Федерации , КПРФ , газета "Известия" , Москва , Республика Бурятия , Республика Ингушетия , Республика Крым , Республика Татарстан , Уфа , Чеченская Республика
Читайте также
Бузова и Манукян готовятся к свадьбе
2
Россияне высказались об объединении НАО и Архангельской области
Последние новости
Москвичи придут к стенам Кремля вопреки ограничениям из-за коронавируса
Магазины Нью-Йорка смогут отказывать в обслуживании покупателям без масок
Жителей СИЗО начнут кормить куриными субпродуктами