В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Эксперты "Валдая" проанализировали трагический и героический образы войны в культуре

, 8 мая. //. Эксперты в рамках доклада, приуроченного к 75-летию Победы, проанализировали восприятие образа Второй мировой войны в современной культуре и формирование в послевоенном немецком обществе понимания событий 1939-1945 годов.

Исследование получило название "Не забудем, но простим? Образ войны в культуре и исторической памяти". Его соавторами стали преподаватель , член Российской ассоциации историков Первой мировой войны Константин Пахалюк, доктор исторических наук, научный сотрудник Германского исторического института в Москве Маттиас Уль и доктор политических наук, профессор , программный директор Международного дискуссионного клуба "Валдай", научный руководитель Европейского учебного института МГИМО , написавший предисловие доклада.

Видео дня

Авторы исследования считают, что формирование исторической памяти в общественном мнении осуществляется главным образом не через научные монографии и статьи, а через информационное и культурное пространство. "Трансляция через него исторических знаний (а иногда и исторических мифов) является одним из главных инструментов такого рода", - подчеркивают в "Валдае".

При подготовке данного доклада ученые решили остановиться на двух связанных с этой проблематикой вопросах. Один из них посвящен общему анализу образа войны в современном культурном пространстве. Другая тема - это частное исследование, которое посвящено закреплению в исторической памяти германского общества представления о завершении Второй мировой войны как освобождении .

Нарративы войны

В своей части доклада Пахалюк рассматривает различные философские концепции войны и связанные с ними медийные нарративы, раскрывающие образы войны широкому общественному мнению.

Один из этих нарративов - героический, когда акцент в представлении войны делается на подвигах и доблести, такой подход тесно связан с военной этикой, традиционно сконцентрированной на понятиях отваги и чести, отмечается в исследовании. В рамках этого нарратива, по словам историка, часто фокусируется внимание на войне в контексте защиты жизни, свободы и независимости своей Родины. Другой нарратив - трагический. Здесь в центре оказываются ужасы войны, многочисленные жертвы, разрушения, военные преступления, цинизм приспособленчества, людское горе.

Как отмечается в докладе, на войне есть место и тому, и другому, и оба этих нарратива в целом не противоречат друг другу, а лишь дополняют различные аспекты войны. Главный вопрос - в их соотношении друг с другом, в нахождении необходимого баланса. Этот баланс порой нарушается, в этой связи автор выделяет тенденцию, направленную на дегероизацию войны в культуре, в том числе кинематографе, литературе, видеоиграх. В этом контексте Пахалюк затрагивает тему "постгероического" общества современного мира как составной части глобального общества потребления.

"В обоих случаях существует возможность и искажения истории, и политической пропаганды, и выхолащивания событий, - заявляет историк. - Ключевая задача, наверное, состоит в том, чтобы оба нарратива в достаточной мере присутствовали в публичном пространстве, поскольку политически опасным является продвижение только образов героев без обсуждения проблем ответственности за применение военной силы".

По его словам, неготовность культурных институций акцентировать трагедию войны "будет потенциально способствовать усилению политических "ястребов", в то время как отказ от героизма "сделает затруднительным массовую мобилизацию в случае военной угрозы".

Взгляд на Германию

В дискуссионном клубе отмечают, что память о войне тесно связана в общественном сознании с памятью о примирении. В этой связи составители доклада посчитали важным осветить то, как происходило формирование исторической памяти о Второй мировой войне в Германии, чтобы "глубже определить основные тенденции как в общественном мнении этой страны, так и в ее политическом классе".

Часть документа, написанная Улем, посвящена восприятию в Германии завершения Второй мировой войны. Автор анализирует историческую эволюцию этого процесса в ГДР и ФРГ, а затем и в объединенной современной Германии.

Уль показывает "подводные камни", которые препятствовали тому, чтобы общественное мнение проигравшего войну государства воспринимало ее завершение не просто как победу над нацизмом со стороны стран антигитлеровской коалиции, но именно как освобождение Германии.

В частности, соавтор исследования отмечает, что с конца 1950-х годов среди немцев началось осознание потерь, которые понесли другие народы, а с 1960-х годов стало очевидным, каких огромных жертв война стоила народам Восточной Европы, в том числе Советскому Союзу. При этом проблема жертв немецкого народа на какое-то время отступила на второй план и только в последнее время вернулась в центр внимания, стала предметом дискуссии, обращает внимание он.

"Этот психологически и политически сложный процесс восприятия поражения как освобождения исследован автором на широком фактическом и аналитическом материале и вписывается в контекст общих дискуссий о роли исторической памяти в современной Германии", - отмечают в "Валдае".