Chatham House: Пандемия — шанс для трансформации Большого Ближнего Востока

ИА Regnum 1 мая 2020
Фото: ИА Regnum
Пандемия COVID-19 сама по себе не приведет к политическим изменениям в регионе Ближнего Востока и Северной Африке. Произойдут ли эти изменения или нет, будет зависеть от способности правительств и протестных движений извлечь выгоду из нынешней ситуации. Ведь не кризисы меняют мир, а люди, пишет Джордж Фахми в статье, опубликованной 29 апреля британским аналитическим центром Chatham House.
Пандемия COVID-19 дала властям стран Ближнего Востока и Северной Африки возможность положить конец народным протестам. Площади , Багдада и , которые на протяжении последних месяцев были заполнены протестующими, теперь пусты из-за пандемии. Были приостановлены и политические собрания. Благодаря COVID-19 в Алжире, и  COVID-19 удалось добиться того, чего не смогли сделать снайперы, пропаганда режима и даже экономический кризис.
Кроме того, политические режимы воспользовались нынешним кризисом для расширения своего контроля над политической сферой, арестовав своих противников, например, в Алжире, где власти подавили ряд активных членов движения «Хирак». Аналогичным образом в Ливане силы безопасности использовали пандемию в качестве предлога для подавления сидячих забастовок на Площади мучеников в Бейруте и площади Нур в Триполи.
Однако, несмотря на проблемы, вызванные пандемией, она также предоставляет возможности для протестных движений в регионе. Хотя кризис и положил конец мобилизации населения на улицах, он создал новые формы политической деятельности в форме инициатив солидарности, заключающихся в помощи тем, кто пострадал от его последствий.
В Ираке, например, протестные группы направили свою работу на повышение осведомленности и распространение основных продуктов питания, чтобы хотя бы частично решить проблему нехватки продовольствия и роста цен по всей стране. В Алжире активисты «Хирак» проводят онлайн-кампании, в рамках которых рассказывают о вирусе и призывают людей оставаться дома. Другие занялись уборкой и дезинфицированием общественных мест. Благодаря этим инициативам укрепляется легитимность протестного движения. Кроме того, поскольку им часто сопутствует идеологическая работа, у таких движений появляется серьезная возможность расширить свою базу поддержки среди населения.
Одними из основных причин недавней волны протестов стали экономические проблемы, коррупция и плохое предоставление государственных услуг. Нынешняя пандемия только острее обнажает всю экономическую уязвимость жителей стран региона, имеющее в них место социально-экономическое неравенство. Это особенно очевидно в отношении тех, кто занят в теневой экономике, поскольку они не имеют доступа к социальному обеспечению, включая медицинское страхование и пенсии.
Занятость в теневой сфере составляет 65,5% от общей занятости в Ливане, 64,4% в Ираке и 63,3% в Алжире. Кризис обнажил уязвимость этой большой группы работников, которые оказались не в состоянии позволить себе последовать указам властей и придерживаться карантина, поскольку это означало бы крайне негативные экономические последствия для них.
Нынешняя ситуация также привлекла внимание к насущной необходимости в эффективных государственных службах и системах здравоохранения. По данным опросов жителей стран региона, услугами здравоохранения своей страны недовольны 74,4% населения Ливана, 67,8% населения Алжира и 66,5% населения Ирака. Между тем 66,2% жителей Ливана считают, что для получения более качественной медицинской помощи необходимо платить взятку, как и 56,2% населения Ирака и 55,9% населения Алжира. Кризис COVID-19 подчеркнул необходимость увеличения государственных инвестиций в системы общественного здравоохранения для повышения их эффективности и борьбы в них с коррупцией. Благодаря этому еще убедительнее стали звучать аргументы протестующих о необходимости радикальных социально-экономических реформ.
На геополитическом уровне кризис ставит под сомнение ориентированный на стабильность подход к региону западных держав. В течение многих лет западные державы направляли свою помощь силам безопасности в интересах борьбы с терроризмом, но COVID-19 оказался гораздо более смертоносным вызовом как для региона, так и для Запада.
Решение этой новой задачи требует от международных участников пересмотреть свой подход и включить в него поддержку не только свободы выражения мнений и прозрачности, но инициатив в области здравоохранения и образования. Как утверждали сами западные политики, сдержать распространение вируса, которое можно было остановить еще в Ухане в декабре 2019 года, не удалось именно из-за отсутствия прозрачности и медленного реагирования китайских властей.
Таким образом, нынешний кризис дает региональным протестным движениям возможность извлечь выгоду из сложившейся ситуации и дать отпор политике западных держав, которые вкладывают средства в региональную стабильность только в рамках борьбы с исламизмом.
Тем не менее мир меняют не кризисы, а люди. Пандемия COVID-19 сама по себе не приведет к политическим изменениям в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Напротив, благодаря ему появляются возможности и риски, которые, если ими воспользоваться, позволят политическим деятелям продвигать свои собственные программы. Хотя кризис и положил конец мобилизации населения и позволил режимам усилить контроль над политической сферой, за этими проблемами стоят реальные возможности для протестных движений.
Нынешняя ситуация дает им возможность расширить свою популярную базу с помощью инициатив солидарности и более широко раскрывает важность устранения социально-экономического неравенства. Наконец, она дает возможность бросить вызов ориентированному на стабильность подходу западных держав к региону, который до сих пор преимущественно фокусировался на борьбе с терроризмом.
Комментарии
Другое , Алжир , Бейрут , Ирак , Ливан
Читайте также
Лукашенко отреагировал на проблемы с водой в Минске
Россияне отреагировали на предложение о деноминации рубля
19
Последние новости
В Южной Корее выявили 44 случая заражения коронавирусом за сутки
У Саратова может появиться официальный гимн
Главред телеканала «Царьград» оштрафована за фейки про SARS-CoV-2