В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Национальный Рейтинг Губернаторов (Март-Апрель, 2020) - часть 2

Продолжение первой части статьи ...

Национальный Рейтинг Губернаторов (Март-Апрель, 2020) - часть 2
Фото: ВекВек

Вторая группа рейтинга

Видео дня

Указ от 30 марта о введении в Республике Коми режима самоизоляции для всех жителей стал одним из последних документов, подписанных главой региона Сергеем Гапликовым: 2 апреля он сообщил о том, что решил покинуть пост, который занимал с 2015 года как и. о. главы, а с 2016 года – как избранный губернатор. Эксперты назвали это закономерным исходом: республика стала самым инфицированным регионом за пределами Москвы, ситуация явно вышла из-под контроля руководства Коми. Так, в одной только больнице заражёнными оказались около 50 человек медперсонала и пациентов.

Врио главы назначен Владимир Уйба. Он работал заместителем министра здравоохранения в правительстве премьера Михаила Мишустина с начала 2020 года, а до этого на протяжении 16 лет руководил Федеральным медико-биологическим агентством.

Эксперты «Национального рейтинга» положительно оценивают назначение в условиях эпидемии медика, к тому же эпидемиолога по специальности. Наблюдатели также высоко оценили аванс, выданный Владимиру Уйбе Владимиром Путиным.

Эксперты обратили внимание на то, что на своей первой же пресс-конференции Владимир Уйба высказался против резонансного проекта, угрожающего здоровью населения, – свалки на Шиесе. Он подчеркнул, что из-за розы ветров значительное количество вредных выбросов с Шиеса угрожает населению Коми.

Одно из первых кадровых решений врио – назначение на должность руководителя своей администрации Дмитрия Самоварова, работавшего помощником Владимира Уйбы, когда тот возглавлял Федеральное медико-биологическое агентство России. В целом проводимые главой ротации в верхних эшелонах региональной власти эксперты одобряют.

В начале апреля было объявлено, что ГК «РУСТИТАН» совместно с правительством региона создаст в Коми национальный горнопромышленный кластер по освоению месторождений титанового, кварцевого и других видов минерального сырья. Эксперты считают это потенциальной точкой роста экономики республики. Подкрепило позиции Владимира Уйбы намерение выделить более 400 млн рублей бизнесу во время вынужденных каникул. Хотя некоторые наблюдатели полагают эту сумму абсолютно недостаточной.

Не лучшим образом на имидже Олега Хорохордина (Республика Алтай) отразился попавший в федеральную повестку скандал с массовым заболеванием аденовирусом воспитанников школы-интерната в Горно-Алтайске. Губернатор сообщил, что объявил выговор министру образования Ольге Саврасовой, а замминистра здравоохранения Александра Путилова после этого случая была уволена по собственному желанию. Дети были госпитализированы в феврале, а в марте общественность узнала мнение Александры Путиловой. Та заявила, что информация о её увольнении не соответствует действительности, и она решила уйти из Минздрава ещё до ЧП в интернате, так как ситуация в здравоохранении региона патовая, и менять её мало кто собирается.

Экзамен на дееспособность республиканское здравоохранение начало сдавать с нарастанием напряжённости в связи с коронавирусной инфекцией. Республика Алтай долгое время, до середины апреля, оставалась единственным регионом, где не было отмечено инфицированных. Алтайские власти объясняли этот факт тем, что в регионе вовремя были приняты необходимые меры. Ряд экспертов считают, что руководству республики удаётся удерживать ситуацию под контролем, успокоив население, погасив недовольство предпринимателей и проведя переговоры с перевозчиками и владельцами отелей о прекращении поездок туристов.

В то же время население жалуется на ухудшение условий жизни. Олег Хорохордин рассказал о большом количестве сигналов в соцсетях о нехватке товаров в магазинах. Губернатор сообщил, что он лично посетил некоторые из них, чтобы проверить эту информацию, и увиденное убедило его, что ситуация достаточно стабильная, дефицита продовольствия нет. При этом глава указал на отсутствие в продаже медицинских масок.

Общее число больных в республике продолжает оставаться незначительным.

Положительную реакцию экспертов и жителей вызвало открытие двух внутренних авиарейсов в отдаленные районы Республики Алтай. Глава региона сообщил, что рейсы субсидируются из республиканского бюджета, чтобы цена на билеты была доступной для жителей. А вот авиасообщение с Москвой Алтай прекратил из соображений безопасности по коронавирусу, что также расценено как верный шаг.

Не осталось не замеченным экспертами и решение Олега Хорохордина, остановившего вырубку кедра на Алтае с разрешением лишь санитарной очистки лесов – алтайцы традиционно неравнодушны к вопросам экологии и охраны природы своей республики.

В итоге Олег Хорохордин прибавляет в «Национальном рейтинге».

Архангельская область по итогам прошлого года показала положительную динамику по ряду показателей экономического развития и финансовой устойчивости, инвестиционной привлекательности. Однако в «Национальном рейтинге» Игорь Орлов твёрдо занимал последнее место: его рейтинг резко упал из-за «Шиеса» и всего, с этой темой связанного. Причём реакция губернатора на происходящее сыграла в оценках экспертов едва ли не большую роль, чем сам по себе упомянутый социальный конфликт. В чрезвычайных условиях эпидемии губернатор, возглавлявший область с 2012 года, отправился в политический нокаут – 2 апреля Игорь Орлов, ранее заявлявший, что намерен участвовать в сентябрьских выборах, написал заявление об отставке.

В Генсовете «Единой России» её связали с неудачными действиями в борьбе с коронавирусом. Многие эксперты «Национального рейтинга» с этим не согласны, полагая, что именно личный провал в истории со строительством упомянутого выше мусорного полигона поставил крест на карьере губернатора. По большому счёту, коронавирус явился только поводом для ротации главы Архангельской области, и даже частные провалы в расселении ветхого и аварийного жилья, строительстве школ и детских садов и т. д. не имели уже особого значения.

Врио губернатора назначен руководивший ранее Ненецким автономным округом Александр Цыбульский. Его послужной список включает в себя работу в правительстве РФ в должности заместителя руководителя Минэкономразвития. В «Национальном рейтинге» он занимал достаточно высокое место во главе второй группы, одно время входя и в группу лидеров исследования.

Ряд экспертов полагают, что это назначение произошло с прицелом на реализацию плана Москвы по объединению НАО и Архангельской области в один регион, возглавить который должен именно такой системный чиновник-технократ с опытом работы на федеральном уровне. При этом он сам дипломатично заявил, что не собирается выступать с подобной инициативой.

Александр Цыбульский, как и его коллега, врио главы Республики Коми Владимир Уйба, выступил против продолжения строительства мусорного полигона на станции Шиес (впрочем, такое решение уже было принято «Москвой»). Он заявил, что большую часть времени сейчас посвящает борьбе с коронавирусом, но в дальнейшем собирается изучить обстановку вокруг строительства и выяснить, что необходимо предпринять для его прекращения. Данное заявление укрепило имидж нового главы.

Наблюдатели считают, что в Поморье в настоящее время имеются неплохие перспективы для поступательного социально-экономического развития (конечно, если не принимать в расчёт эпидемию коронавируса, в значительной степени сделавшую любые прогнозы гадательными). Снизилась миграционная убыль населения. Растут доходы бюджета. Архангельская область вошла в двадцатку регионов с самым большим прогрессом по инвестициям. Идёт работа по подготовке заявки на создание в Архангельске научно-образовательного центра по изучению Арктики. Архангельская область стала одним из десяти регионов России, в которых этнокультурные проекты муниципальных НКО (одни из лучших в России) получат дополнительную поддержку.

Александр Цыбульский воспринимается в Архангельске как «варяг». В то же время его приход может оказаться крайне своевременным. Область отличается высоким уровнем протестного голосования, но наблюдатели считают, что Александру Цыбульскому за оставшееся до сентября время удастся убедить жителей в том, что он способен придать развитию региона новый импульс. Хорошие отзывы по месту прежней «прописки» этого главы (НАО) дополнительно укрепляют его имидж среди экспертов «Национального рейтинга». Однако часть экспертов пророчат жесткий конфликт губернатора с местными элитами при почти детерминированной его попытке ввести в регион «московские» деньги.

Артур Парфенчиков (Республика Карелия) ограничил время продажи в магазинах алкогольной продукции с 10:00 до 14:00 (самый жёсткий вариант в России). Однако спустя неделю из-за закономерного возникновения очередей, что недопустимо в условия пандемии, отменил своё решение. Непоследовательность и неспособность просчитать последствия принятых мер, как и ряд скандалов, в которые оказалась вовлечена республиканская власть, ухудшают его позиции в «Национально рейтинге».

Артуру Парфенчикову не удалось через суд прекратить полномочия главы Сортавалы Сергея Крупина. Эксперты считают, что за главой Сортавалы стоит «Справедливая Россия». У которой достаточно сильные позиции в Приладожье. В целом в Карелии нередко конфликтуют региональные и муниципальные власти, а это, безусловно, свидетельствует не в пользу главы республики.

Большой резонанс вызвала в республике история с увольнением врачей в районной больнице в Питкяранте. Возмущение медиков спровоцировала нехватка аппаратов ИВЛ и отсутствие средств индивидуальной защиты, что недопустимо с учётом переформатирования больницы в инфекционный центр, куда планируется доставлять больных с коронавирусом из нескольких районов. Медики утверждают, что глава Карелии, посетивший эту больницу, грубо отверг претензии медработников. В республиканском Минздраве пояснили, что анестезиологи и реаниматологи уволились из-за нежелания работать с заражёнными пациентами.

Наблюдатели упоминали и информационную атаку на главу Карелии в связи со скандалом в городе Питкяранта, где школьникам, по утверждению родителей, выдавали продуктовые наборы ненадлежащего качества.

Среди положительной информации эксперты отмечают достаточно эффективные шаги Артура Парфенчикова по поддержке бизнеса в период пандемии. Для предпринимателей предусмотрены республиканские субсидии на возмещение части затрат по различным направлениям, получить которые можно без конкурса. Для предприятий наиболее уязвимых отраслей в два раза увеличены суммы компенсации затрат. Возмещается часть расходов предпринимателей, оказывающих социальные услуги. Среди мер также – компенсация затрат организациям, которые дистанционно торгуют продуктами питания и непродовольственными товарами.

Однако в целом итог рассматриваемого периода оказался не в пользу Артура Парфенчикова.

Эксперты отметили публичное внимание к Владимирской области со стороны руководства страны и замечания, высказанные в адрес губернатора Владимира Сипягина, который существенно просел в «Национальном рейтинге».

Владимир Путин на совещании с губернаторами 13 апреля заявил, что во Владимирской области складывается сложная ситуация из-за коронавируса. Затем, во время следующего подобного совещания, он заслушал отчёт губернатора Владимирской области, опять выразил обеспокоенность тем, что в регионе складывается сложная эпидемическая ситуация, «при этом есть вопросы с организацией медпомощи». Попытки оправданий Владимира Сипягина, сообщившего о нехватке в области врачей, сложностях с закупкой медицинского оборудования и т. п. не нашли понимания у главы государства, заметившего, что губернаторы должны справляться с объективными трудностями, для этого они и работают. А в ходе очередной видеоконференции с президентом, когда Владимир Сипягин был приглашён на удалённый разговор как глава отстающего по борьбе с COVID-19 региона, губернатор по неизвестным причинам решил перебить президента, оправдываясь за упущения.

У региональной прокуратуры также возникло немало вопросов к работе Владимира Сипягина (не налажена изоляция граждан с подозрением на коронавирус и пр.). Прокуратура области также направила в следственные органы результаты проверки о поставке в одну из городских больниц просроченных более, чем на 15 лет аппаратов искусственной вентиляции лёгких на сумму в 6 миллионов рублей.

Губернатор же считает, что действует правильно. Так, бюджет дополнительно выделяет на здравоохранение 500 миллионов рублей. Благотворительный фонд помощи детям «Открытые сердца» по поручению губернатора начал акцию по сбору средств для приобретения респираторов, защитных костюмов для волонтёров и медиков, а также на помощь семьям с детьми. Первый взнос сделал глава региона.

Эксперты также отмечают, что Владимир Сипягин по просьбе жителей выступил против организации заповедника во Владимирской области и обратился с этой просьбой в правительство России. Определённые подвижки наблюдатели отмечают в работе с отходами.

В плюс Владимиру Сипягину эксперты заносят кадровое обновление его команды, хотя оно идёт не без труда.

Вице-спикер ЗакСобрания от КПРФ Антон Сидорко предложил сократить на 25% зарплату руководства Владимирской области, направив средства на борьбу с коронавирусом. Однако эксперты, в основном, расценили этот шаг как проявление популизма.

Наблюдатели положительно оценили продолжение в регионе административной реформы. Губернатор подписал указ об учреждении с 1 мая департамента регионального развития Владимирской области. В рамках этого решения упраздняются комитеты экономического развития и проектной деятельности, а также экспертно-аналитическое управление. Принесёт ли эта реформа пользу в будущем, пока не ясно, но сама по себе попытка рационализации аппарата приветствуется.

Однако в целом позитивной информации не хватило на то, чтобы предотвратить падение Владимира Сипягина в «Национальном рейтинге».

Максим СИНЯКИН

Член Общественной палаты Республики Коми

Отставка главы Республики Коми Сергея Анатольевича Гапликова была закономерной и давно ожидаемой. Она произошла в сложный для республики период, связанный с пандемией, когда население, региональное сообщество, региональные элиты и без того напуганы и растеряны. Но бывший губернатор имел настолько низкий рейтинг и не пользовался популярностью, что его отставку как элиты, так и население республики восприняли с надеждой на изменение ситуации в лучшую сторону. Полностью соглашусь с мнением нескольких экспертов республики о том, что и Гапликов не принял и не полюбил республику, и республика также не приняла его.

Поэтому все ждут от нового главы республики Владимира Уйбы конкретных действий, направленных, в первую очередь, на борьбу с пандемией, а также на стабилизацию социально-экономической ситуации в республике, на выстраивание взаимоотношений с элитами и региональным сообществом. Новый временно исполняющий обязанности главы республики Коми Владимир Викторович Уйба получил большой кредит общественного доверия. Однако пока в региональных элитах присутствует мнение о том, что глава имеет большой опыт исключительно в сфере здравоохранения, но при этом у него нет навыков присутствия в политике и государственном управлении регионом. Также высказываются замечания о том, что новый глава опять не местный.

Однако выбор президентом кандидатуры на должность главы Республики Коми статусного врача, эпидемиолога, который в короткое время может предпринять эффективные меры по борьбе с новой инфекцией, в нынешней ситуации представляется вполне логичным и обоснованным. Те меры, которые предпринимает врио главы республики по установлению контроля над ситуацией с распространением инфекции, представляются убедительными. Импонирует его личное ежедневное присутствие на местном телевидении с информацией о ситуации по борьбе с коронавирусом.

Кроме этого, врио знакомится с республикой, проводит встречи с депутатами, представителями общественности, что говорит о его готовности погружаться в дела региона. Основная задача для временно исполняющего обязанности главы республики – доказать населению, что он эффективен не только в борьбе с пандемией, но и способен грамотно управлять регионом, проще говоря, стать своим, защищать интересы жителей. Особенно это важно для национальной республики, в которой в принципе крайне осторожно относятся к “варягам”. Поэтому однозначно оценить уровень доверия к врио главы пока сложно: с одной стороны, у него большой кредит общественного доверия как у специалиста-эпидемиолога, интеллигентного человека, персоны, назначенной президентом. С другой стороны, он не является уроженцем Республики Коми, что воспринимается неоднозначно.

К нему присматриваются и не спешат делать конкретных выводов. Особенно после неудачного опыта, полученного с его предшественником. Напомню, что и кандидатура Сергея Анатольевича Гапликова на фоне ареста Гайзера воспринималась очень позитивно в 2015 году, учитывая его образование, послужной список, при этом бывший глава республики Гапликов быстро утратил кредит общественного доверия.

Пандемия крайне негативно отражается на социально-экономической ситуации: в трудном положении оказались основные налогоплательщики, в связи с чем бюджет республики недополучает огромный объём налогов. Также, несмотря на все меры поддержки, довольно сложная ситуация у предпринимателей, чей бизнес вынужденно простаивает. Существенно увеличилось количество безработных, ожидается сложность с выполнениями всех социальных обязательств, в первую очередь с выплатами зарплат, социальных пособий.

Поэтому от нового главы Коми ждут максимально быстрого формирования команды не только с привлечением специалистов из-за пределов республики, но и местными кадрами, налаживания отношений с региональными элитами, погружения в специфику региона и его управления.

Дарья ШУЧАЛИНА

Журналист, руководитель регцентра «ЖКХ Контроль» в Коми

Отставка Сергея Гапликова с поста главы Коми, который он занимал почти пять лет, стала очевидным следствием не только результата безуспешной борьбы с коронавирусом. Попадание в первую тройку регионов по распространению данной инфекции, скорее, стало просто последней каплей.

Ещё два года назад стало очевидным: приезжий руководитель так и не сросся с республикой. Отношения с местными элитами не выстроены, диалога с оппозицией нет, мнение населения в вопросах жизнедеятельности региона не учитывается. Для человека, успешно возглавлявшего «Олимпстрой», первый политический опыт оказался, к сожалению, неудачным.

Во многом это обусловлено тем, что он не окружил себя качественными кадрами. Узкий ближний круг, состоявший из трёх коллег по госкорпорации (айтишников), отгородил его от местных профессионалов.

Так и не реализована «Программа возрождения Коми» – большой набор его предвыборных обещаний. Об их неисполнении в последнее время ему напоминали всё чаще. От недостроенной школы в столичном микрорайоне Орбита до брошенного санатория «Серегово». Не возведён международный терминал аэропорта в Сыктывкаре, а госкомпания с многолетней славной историей «Комиавитранс» вообще оказалась на грани банкротства. Производство башенных кранов с поставками на всю Россию осталось проектом на бумаге, как и выращивание кукурузы и другие курьёзные идеи, априори нереалистичные и неперспективные в условиях севера.

При этом Сергей Гапликов принял губительное для Приполярья решение – о закрытии «Интаугля» (градообразующего предприятия Инты, где по сей день альтернативных производств не запущено, несмотря на заверения).

Пара направлений, с которыми Сергей Анатольевич справился, это расселение граждан из аварийного жилья и внедрение новой системы обращения с ТКО (в отличие от некоторых других регионов).

А в целом он вошёл в историю Коми как руководитель, не оправдавший ожиданий населения.

Что касается врио главы: Владимир Уйба у нас чуть меньше месяца. Он сконцентрирован на борьбе с коронавирусом. Выбранная им тактика приносит первые результаты: в Коми открыта собственная лаборатория для тестирования граждан. По его договоренностям с федеральным центром доставляются аппараты искусственной вентиляции лёгких. Для заразившихся созданы надлежащие условия лечения. Начата дезинфекция общественных пространств. Управленцам жилфондом запрещено выставлять счета за дезинфекцию домов.

Из кадровых решений пока им приняты только самые необходимые: г-н Уйба привёз нового министра здравоохранения и руководителя администрации.

Понятно, что его задача на сегодня – выступать «пожарным» по тому направлению, которое является самым «огнеопасным» для региона. Вместе с тем, нельзя запускать и другие очаги потенциального «воспламенения». Новому руководству республики предстоит заняться и кадровой политикой, и рынком труда, «просевшим» в период самоизоляции, а также в целом экономикой и финансами.

Владимир ГОРБАЧЕВ

Философ, доцент кафедры философии, истории и политологии Брянского государственного университета, депутат Брянской областной думы (2004-2009 гг.)

Основное событие сегодня – это, конечно, пандемия коронавируса. К сожалению, всё ещё только начинается. Судя по всему, это событие окажется тем негативным катализатором, который сможет глубоко «переформатировать» и существующий порядок вещей в обществе, и наше сознание. К этому всё идет.

Если вести речь о брянской власти, то пандемия повергла её в состояние явного замешательства. В последние дни марта, когда возник вопрос: «Что делать?», налицо была явная неготовность действовать в форс-мажорных обстоятельствах самостоятельно, адекватно и эффективно. К такому развитию событий власть была совсем не готова. Ещё бы: из года в год, из раза в раз она устраивала всякого рода «пиар-акции», и это стало укоренённым образом её деятельности. Вот почему нынешние действия власти зачастую носили прямолинейный и во многом шаблонный характер, а кое-что и вовсе вызывало вопросы у общественности на предмет правомочности этих действий.

Мною не один раз отмечалось, что команда Александра Богомаза в последние несколько лет изо всех сил создавала картину успехов Брянщины. В это дело вкладывались очень большие средства. Общественному мнению назойливо давалось понять: у нас – лучше, чем у многих. Возможно, этой управленческой команде казалось, что данная картина и в самом деле соответствует реальной действительности, и потому она согревала душу и ублажала кремлёвские структуры. Но вот вдруг, словно неожиданный ветер, «подул» этот злополучный вирус, и картина «потрясающих успехов» Брянщины в одночасье рухнула, словно картонный домик с зыбким фундаментом. И открылась неприглядная реальность: большой дефицит медицинского персонала, дефицит медицинских коек и оборудования, дефицит рациональных решений и ответов. На вопрос: «Есть ли защитные маски?» в аптеках Брянска давался один и тот же – отрицательный ответ. А к этому добавились ещё и публичные протесты местных предпринимателей с муниципальных рынков Брянска. Оказалось, что они столь же беззащитны перед обстоятельствами, как и иные наёмные работники. А ведь областная власть до этого всех их убеждала: мы активно поддерживаем предпринимательство. Мы поддерживаем Мы помогаем Мы контролируем Но вирус взял и всё «обнулил».

Такие вот дела. Ох, уж этот вирус – он все наши планы порушил

Совсем недавно в таком же комментарии я заметил, что картина неуклонно растущих на Брянщине «успехов» может вдруг кем-то и когда-то быть серьёзно поставлена под сомнение, а то и вовсе опровергнута ходом вещей. И тогда Вот оно и случилось: «Масок нет!», а местные предприниматели (а их – тысячи) без работы.

Конечно, этот вирус будет побеждён. Но этого всё же мало. Хочется, чтобы и власть, и само общество вышли из этой трудной полосы с меньшими потерями и стали в итоге другими. Пусть общество станет более солидарным и сильным перед новыми вызовами, люди – более здоровыми и счастливыми, а власть – ближе к этим людям. Пусть она станет честнее и ответственнее перед ними. Как и скромнее тоже.

Антон СУМИН

Руководитель информационных проектов, медиаэксперт (г. Рязань)

В начале своей деятельности на посту губернатора Рязанской области Николай Любимов получил существенный «аванс ожиданий» от всех сегментов общества и различных групп региональных элит.

Это было связано, в первую очередь, с накопленным эффектом усталости после длительного периода губернаторства Олега Ковалёва, чьё правление в экспертной среде характеризовалось такими терминами, как «информационная закрытость» и «избыточный консерватизм».

Именно поэтому приход молодого технократа из Калуги был воспринят с надеждами на конструктивные изменения в политической повестке.

Было предпринято обновление министерств, однако определённой фракции управленцев эпохи Ковалёва удалось сохранить статус-кво. Возникший альянс новых центров влияния распределился между выходцами из Калужской и Ростовской областей.

Изначально команде Николая Любимова удалось продемонстрировать неплохие показатели информационной прозрачности. Политическая жизнь региона начала приобретать динамику. Были зафиксированы попытки наладить диалог с обществом, в том числе через экспертные площадки. Наметился тренд на регулярное участие первого лица региона в работе новых дискуссионных клубов. Как результат: ряд активистов, прежде формировавших протестную повестку, в эпоху Любимова нашли точки соприкосновения по вопросам градозащиты и экологии.

Анализируя работу губернатора Рязанской области в течение последних месяцев, можно отметить следующие аспекты.

Если ранее основное влияние на политическую и общественную жизнь оказывало готовящееся голосование по поправкам в Конституцию, то затем акценты сместились в сторону мер по сдерживанию угрозы COVID-19. Была создана оперативная рабочая группа правительства Рязанской области по снижению рисков завоза и распространения коронавирусной инфекции. Её возглавил вице-губернатор Игорь Греков, обладающий ресурсом влияния в регионе.

Важный элемент деятельности опергруппы – медийный фактор. Оповещение населения ведётся по мультиканальному принципу, при этом большое внимание уделено социальным сетям.

Любимов проводит прямые эфиры во «ВКонтакте», работая с молодой и критически настроенной аудиторией. Сопровождение опергруппы выстраивается с упором на визуализацию контента, включая такие инструменты, как инфографика. Работа команды губернатора отчасти вписывается в федеральную концепцию информационного доминирования. Медийный фон, объективно перегруженный негативными посылами COVID-19, по мере возможностей пытаются перебить позитивными поводами – насколько это вообще возможно ввиду общего спада активности в данный эпидемиологический период.

Неочевидный бонус в копилку Николая Викторовича – произошедшая в феврале история с застройкой Лесопарка. Здесь ситуация повернулась двояко. С одной стороны, губернатор заработал плюс, пойдя навстречу обществу, выступившему против перевода под застройку зелёной зоны в излюбленном месте отдыха рязанцев. С другой стороны, до сих пор остаётся подвешенной ситуация со школой для жителей микрорайона Кальное, где из-за плотного возведения жилых массивов не осталось свободной земли для социокультурной инфраструктуры.

В анализируемый период Любимов посетил новое инвестиционное предприятие – тепличный комбинат в Рыбновском районе. Объем планируемых инвестиций – 16 миллиардов рублей.

Ещё один конструктивный кейс – открытие детского сада, построенного в рамках национального проекта «Жильё и городская среда».

Также стоит отметить тщательно выверенные шаги главы региона по налаживанию взаимоотношений с законодательным органом власти Рязанской области. В пользу Любимова играет тот факт, что в период его губернаторства областная дума стала, пожалуй, самым минимальным источником возможных политических сложностей. Даже КПРФ, традиционно являющаяся траблмейкером законодательных собраний, в стенах Рязанской областной думы ведёт себя подчеркнуто сдержанно. В областном парламенте были с минимальными издержками для имиджа губернатора проведены сложные законотворческие инициативы.

Фактор стабильности облдумы, безусловно, отражается на рейтинге субъекта Федерации. А вот в городской думе наблюдается противоположная картина. Спикеру Юлии Рокотянской, по мнению экспертов, явно не хватает управленческого опыта для того, чтобы наладить качественную работу городского представительного органа. Кажется, Юлия Владимировна ухитряется на ровном месте создавать прецеденты для информационного негатива. Здесь можно вспомнить ситуацию с её отпуском в разгар пандемии, фотосессию с ноутбуком, заявление о записи в народную дружину и, наконец, недавний демарш фракции ЛДПР, в знак протеста демонстративно покинувшей заседание Гордумы, – ситуаций, которых в принципе было бы легко вообще избежать.

Главная сложность текущего момента для Николая Любимова – рост изоляционистских настроений в обществе. Увеличение количества заболевших коронавирусом спровоцировало требования ограничения трафика жителей Москвы в Рязанскую область. С учётом соседства регионов и миграции десятков тысяч рязанцев, работающих в Москве, фактор угрозы нельзя списывать со счетов.

Масла в огонь подлила ситуация в селах Заокское и Коростово, где был обнаружен очаг инфекции, и сначала введён, а затем, после выступлений местных жителей, отменён режим карантина.

Не на руку губернатору играет общий тренд на ухудшение социально-экономической ситуации в регионе. Большое количество заметных в области лидеров мнений, являющихся представителями малого и среднего бизнеса, которые ранее демонстрировали сдержанную лояльность, начали транслировать в публичное пространство сигналы о мерах срочной поддержки той или иной сферы. Коронавирус стал серьёзным стресс-тестом для всей системы региональной власти.

На фигуре губернатора в данный момент сконцентрировано внимание всех слоёв общества. Сумеет ли Николай Любимов эффективно решить комплекс форс-мажорных управленческих задач и справиться с внешними вызовами – покажет время.

Сергей ЧИРУН

Политолог, эксперт Фонда Сибирская политика

Ещё накануне пандемии COVID-19 в Кузбассе сложилась довольно непростая экономическая ситуация, и начали возникать первые сложности с выполнением регионального бюджета. На текущий момент, по сравнению с первым кварталом прошлого года, доходы областного бюджета снизились более, чем на 9 миллиардов рублей.

Причины этого не только в экономических последствиях от COVID-19, но и в том, что системообразующая для Кузбасса угольная отрасль сегодня находится в жесточайшем экономическом кризисе, который оказался значительно сильнее всех проблем, затрагивавших угольную отрасль в предшествующие годы.

Тяжёлая экономическая ситуация в регионе дополнительно усугубляется ещё и проблемами с руководством Российских железных дорог, которое не в полной мере выполняет свои обязательства перед регионом. Хотя, благодаря усилиям С. Е. Цивилёва, было подписано Постановление Правительства РФ, согласно которому РЖД обязано приглашать С. Е. Цивилёва на все заседания совета директоров РЖД. Но в реальности же состоялось лишь одно заседание совета директоров РЖД в конце января 2020 года. В своём выступлении на заседании совета директоров РЖД Цивилёв подчеркнул несоответствие отчёта и реального состояния РЖД. Критика со стороны С. Е. Цивилёва в итоге повлияла на изменение состава совета директоров РЖД.

Но даже это пока не привело к заметному улучшению ситуации. Так, за первые месяцы 2020 года РЖД выполнили перевозок угля даже на 17 % меньше, чем за аналогичный период 2019 года.

Таким образом, сложная экономическая ситуация в регионе сложилась ещё накануне введения карантинных мероприятий по COVID-19. В этой почти критической ситуации С. Е. Цивилёву нужно было спасать экономику и одновременно срочно восстанавливать медицину и перепрофилировать её на борьбу с COVID-19.

Ситуация усугублялась тем, что эти задачи фактически противоречили друг другу. Однако пока С. Е. Цивилёву удаётся сохранять гармоничный баланс между поддержанием на плаву экономики региона и задачами сохранения здоровья населения региона. Здесь хороший результат даёт «отзывчивый» стиль правления и высокая мобильность губернатора.

Губернатор быстро лично откликается на возникающие проблемы и запросы кузбассовцев, а также пытается перестроить на данный формат всю бюрократическую систему региональной власти. В социальной сфере приоритетной для губернатора стала модернизация здравоохранения. Так, Кузбасский кардиоцентр получил на приобретение новейшего оборудования 46 млн руб. и по итогам 2019 года был признан одним из лучших в России, вошёл в пятерку лучших в стране и Кузбасский центр трансплантации.

Кузбасс хорошо подготовлен к эпидемии, в частности, по аппаратам ИВЛ Кузбасс – самый обеспеченный регион в Сибири. К заслугам губернатора можно отнести то, что ни одна из региональных программ не была остановлена даже в условиях пандемии.

Более того, Цивилёв показал себя хорошим лоббистом в привлечении федеральных средств на инфраструктурные проекты. Одновременно с этим в регионе успешно осуществляется работа, связанная с профилактикой COVID-19. Постановлением правительства Кузбасса с 16 марта были закрыты все областные курорты. Затем было перекрыто движение всех автобусов Кузбасса за пределами Кемеровской области. Не все позитивно оценили действия губернатора. Прозвучали даже обвинения в «региональном сепаратизме» и в нарушении Конституции. В частности, критика в адрес губернатора Кузбасса велась со стороны полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе С. И. Меняйло.

Однако, несмотря на критику федеральных чиновников, железнодорожное и авиасообщение региональная власть также взяла под жёсткий контроль. Причина заключалась в том, что подавляющее большинство заболевших прибыли в Кузбасс из других регионов, поэтому логично, что С. Е. Цивилёв ограничил въезд и выезд в Кузбасс, но эти ограничения, благодаря своей гибкости, почти не затронули работы предприятий. Разумеется, в сложившейся ситуации региональной власти приходится принимать и многие непопулярные меры.

Между тем, «Центр политической конъюнктуры» составил рейтинг глав регионов, которые лучше всего борются с распространением коронавируса. В этом рейтинге С. Е. Цивилёв вошёл в топ-10 по эффективности борьбы с COVID-19. Успехи региона в борьбе с коронавирусом буквально на днях были отмечены президентом РФ, который даже призвал внедрять кузбасские практики в других регионах РФ.

При этом даже в условиях карантина в Кузбассе удалось полностью сохранить работающую промышленность. Спиртовые заводы перепрофилированы для производства средств для дезинфекции от COVID-19. Благодаря организации медицинского контроля, на предприятиях удалось даже существенно повысить здоровье сотрудников. К этому следует добавить, что Кемеровская область – Кузбасс оказался одним из немногих регионов, успешно избежавших ситуации продуктового дефицита, тогда как во многих регионах РФ потребители впадали в панику, и появлялись пустые продуктовые полки.

Образование, культура, медицина получили новых руководителей на областном уровне и некоторые инфраструктурные вливания. Однако реальные изменения здесь пока больше декларируются, а наряду с достижениями имеются и значительные проблемы. Так, практически были проигнорированы требования студентов и преподавателей Кузбасской сельхозакадемии. Результатом этого стала коллективная студенческая петиция на имя президента РФ с требованием отставки и. о. ректора Кузбасской сельхозакадемии.

Значительные проблемы сохраняются в вопросах формирования позитивного имиджа губернатора. Современный Кузбасс – один из наиболее динамично развивающихся регионов Российской Федерации, но парадокс в том, что динамичное региональное развитие соседствует с крайне низкими рейтингами губернатора. Необходимо отметить, что Цивилёву досталось очень тяжёлое наследие.

По итогам 2018 года Кузбасс лидировал по ВИЧ и туберкулёзу, по детям-сиротам, по инвалидам, по употреблению алкоголя на душу населения. Была полностью разрушена система здравоохранения, пришла в негодность система ЖКХ и система муниципального транспорта. Износ муниципального транспорта приближался к 90%.

За эти два года регион совершил колоссальный рывок, такой не совершал ни один другой регион Российской Федерации, но при этом у губернатора один из самых низких рейтингов. Одна из причин этого – в том, что, в отличие от патриарха кузбасской политики, предыдущего губернатора Кузбасса А. Г. Тулеева, который зачастую работу губернатора сводил к популизму в отношениях с населением Кузбасса и к приспособленчеству в качестве клиентелы федеральных элит, С. Е. Цивилёв подчас впадает в противоположную крайность, отдавая себя исключительно решению проблем региона, но зачастую забывая при этом о столь же важных и необходимых для успешного регионального политика задачах формирования и поддержания собственного политического имиджа.

Денис ДУБЕНКОВ

Политолог, политтехнолог (г. Иркутск)

Для Игоря Кобзева отчетный период ознаменовался укреплением своих политических позиций в регионе. Наиболее знаковым в этом контексте стало назначение им руководителя регионального УФНС Константина Зайцева и. о. председателя правительства Приангарья. А затем и последующее его утверждение в полноценной должности главы регионального кабмина большинством депутатов Заксобрания Иркутской области. Такой кадровый ход помог не только усилить команду Кобзева опытным управленцем в лице Зайцева, но и расположить к себе региональную элиту, которая считает нового главу правительства однозначно «своим». Что для назначенного из столицы в качестве врио губернатора в Иркутскую область Игоря Кобзева особенно важно в свете будущих выборов главы региона.

Приближение старта губернаторских выборов в Приангарье актуализировало выбор способа выдвижения на них для Кобзева. Речь идёт о возможности самовыдвижения на выборах главы Иркутской области. Соответствующий законопроект был представлен в ЗС Приангарья в апреле одним из областных депутатов. Нет сомнения в том, что предложенные поправки в закон о выборах губернатора области будут приняты Заксобранием региона, в целом лояльным Кобзеву. Что даст возможность ему идти самовыдвиженцем на предстоящих выборах. В Иркутской области, известной своими протестными настроениями, для Кобзева, как априори провластного кандидата, это будет оптимальным вариантом выдвижения. Особенно в условиях возникшего экономического кризиса на фоне обвала цен на нефть и пандемии COVID-19.

Ситуацию с коронавирусом удаётся удерживать, количественные показатели заболеваемости в Приангарье не выглядят угрожающими. В отличие от регионов – антилидеров, как, например, соседнего Красноярского края. В то же время 17 апреля профильный министр РФ Михаил Мурашко публично призвал Иркутскую область мобилизовать усилия в борьбе с коронавирусом. А вслед за этим прозвучал и сигнал от президента России Владимира Путина. Он в контексте подготовки регионов к противодействию распространению инфекции подчеркнул, что услышанное про Иркутскую область его «тревожит». Надо отметить, что посыл Кобзевым был услышан. В регионе в экстренном порядке были перепрофилированы семь медучреждений под приём пациентов с COVID-19. Также с подачи врио губернатора стали активно обустраивать обсерваторы на базе гостиниц и пансионатов для лиц, прибывших из неблагополучных, с точки зрения наличия коронавируса, территорий.

Заурбек ШАХМУРЗАЕВ

Эксперт клуба «Эльбрус». Директор Республиканского информационного агентства «Кабардино-Балкария» (2013-2017 гг.)

Глава Кабардино-Балкарской Республики Казбек Коков продолжает свою деятельность по тем направлениям экономики, которые он ранее отметил как перспективные для республики. Однако ситуация, возникшая в результате эпидемии коронавируса, скорректировала планы главы и правительства КБР. Коков сосредоточил внимание на деятельности органов власти, ответственных за принимаемые меры по улучшению санитарной обстановки в городах и сёлах. Сам регулярно выступает с призывами соблюдать меры безопасности. В республике образован оперативный штаб по вопросам обеспечения устойчивого развития экономики региона. Глава установил стимулирующие выплаты медицинским работникам, находящимся на передовой борьбы с коронавирусом. Но размер установленных надбавок не устроил медицинских сёстер, которые считают, что они не меньше, если не больше рискуют, чем врачи, а потому требуют равных выплат.

В результате карантинных мер здесь опустели санатории, альплагеря, отели. Закрыты точки общественного питания, бытовых услуг и отдыха туристов. Надо сказать, что большая часть жителей в КБР занята частным бизнесом – торговлей, услугами, что часто является единственным источником дохода, а в новых условиях и выживания их владельцев. Закрытие рынков, салонов красоты, автомоек уже начало причинять серьёзнейшие убытки гражданам. Однако разрешение на работу после небольшого перерыва салонов красоты и автомоек, действовавшее буквально пару дней, стало критичным для распространения вируса.

Глава КБР повторно 13 апреля обратился к гражданам и сообщил, что закрыл не только салоны красоты и автомойки, но также автозаправки. Дополнительное усиление мер безопасности вызвало неоднозначную реакцию населения.

Понятно, что недовольство граждан связанно ещё и с тем, что население не в полной мере осознает реальную опасность инфекции, что вполне понимает глава, идя на непопулярные меры. 14 апреля Казбек Коков продолжил серию обращений, призвав людей понять его указания правильно.

Были собраны 10 000 продуктовых наборов для малообеспеченных семей. К сожалению, пока в аптеках Нальчика не появились маски для лица, отсутствуют дешёвые антисептики типа хлоргексидина за 15 рублей, но есть септики за 100, 200 рублей.

Сенатор от КБР Арсен Каноков подготовил свой роскошный отель «Синдика» и медицинский центр санаторного типа при отеле для приёма заражённых коронавирусом и передал республике. Ведёт переговоры по покупке аппаратов искусственного дыхания. В скором времени их доставят в КБР. Сенатор также купил за свои личные средства и завёз в республику 100 тысяч масок, специальные защитные костюмы для врачей. По телефонному обращению маски доставляют добровольцы из «Синдики».

Евгений КОСОГОВ

Политолог, депутат Орловского городского Совета народных депутатов

По моему мнению, президент РФ В. В. Путин принял абсолютно правильное и стратегически верное решение, когда наделил глав регионов РФ дополнительными, почти чрезвычайными полномочиями, которые позволяют на местах самостоятельно и своевременно принимать решения о необходимых мерах по борьбе с распространением коронавируса, исходя из постоянно меняющейся ситуации в субъектах Российской Федерации.

Оценивая комплекс мер (указов, постановлений и приложений к ним), которые принял губернатор Орловской области, и их исполнение, можно с уверенностью говорить о недостаточной согласованности в действиях руководства исполнительной власти г. Орла по взаимодействию с региональными институтами власти, а также правоохранительными и контролирующими органами, которые отвечают за здоровье и безопасность жителей Орловской области.

Например, в связи с тем, что в Орловской области низкая оплата труда, десятки тысяч орловцев вынуждены работать в Москве, Московской области, других регионах, где большое количество заболевших коронавирусом. После ужесточения защитных мер, особенно мэром Москвы С. С. Собяниным и губернатором Московской области А. Ю. Воробьевым, многие орловчане, потерявшие работу или оказавшиеся в вынужденном отпуске, были вынуждены вернуться домой, что привело к значительному росту количества зараженных коронавирусом в регионе.

Однако если бы глава губернатор А. Е. Клычков своевременно организовал на границах с другими субъектами РФ пропускной режим, а также запретил въезд во все города Орловской области граждан без прописки в Орловской области, не имеющих здесь места для проживания, а также принял пакет мер, запрещающих всем прибывшим из других регионов орловчанам покидать свои дома на срок, как минимум, в 14 дней, то удалось бы избежать проблем с реализацией подписанного А. Е. Клычковым указа 156 от 3.04.2020 г., где в п. 4 говорится, что в период с 4 по 30 апреля 2020 г. необходимо «установить особый порядок передвижения не территории Орловской области лиц и транспортных средств, за исключением транспортных средств, осуществляющих межрегиональные перевозки».

К глубокому сожалению жителей Орловской области, данный указ 156 в реальности не работает. Так, на территорию региона уже въехали все потерявшие работу или находящиеся в вынужденном отпуске орловчане и граждане из других регионов РФ, которые уже заразились коронавирусом в столичном и других регионах РФ.

Особое непонимание в обществе вызвало непроработанное постановление 206 от 4.04.2020 г., которое подписал А. Е. Клычков, определявшее перечень организаций, на которые не распространяется действия указа президента РФ от 2.04.2020 г. 239.

8 апреля 2020 года, выступая на совещании с главами регионов, президент России предложил им прямо противоположный подход: определить те организации, на которые распространяется указ 239, а остальным разрешить работать. Вот его слова: «Сейчас нужно создать все условия для того, чтобы компании, организации, предприниматели возвращались в нормальный график работы. Повторю, сделать это нужно продуманно и аккуратно, внимательно отслеживая ситуацию. Должен быть чёткий, понятный перечень организаций, работа которых ограничена из-за повышенных рисков. Остальные предприятия не надо «грузить» разного рода дополнительными справками, разъяснениями и согласованиями. Они могут продолжать работать, естественно, соблюдая все необходимые санитарные требования и нормы обеспечения безопасности».

Если бы А. Е. Клычков слушал и слышал президента России, то приложение к постановлению 206 уже было бы скорректировано. В нём необходимо было прописать лишь те организации и предприятия, на которые распространяется действие указа президента РФ от 2.04.2020 г. 239, а всем остальным дать законное право осуществлять свою предпринимательскую детальность.

А сейчас на протяжении двух недель многие предприятия и компании, которые не вошли в перечень, определенный постановлением 206, пытаются добиться от руководства региона возможности запуска производства и восстановления деятельности своих компаний.

Получив почти чрезвычайные полномочия, к нашему глубокому сожалению, сам глава региона А. Е. Клычков не смог выполнять беспрекословно даже свои указы. Например, 11 апреля 2020 года у гостиницы «Русь» по инициативе губернатора состоялся де-факто стихийный митинг. На встречу с А. Е. Клычковым пришли порядка сотни волонтеров, которые не только не соблюдали социальную дистанцию, но и тесно общались. Они вполне могли заразиться коронавирусом при раздаче гуманитарной помощи, которую должны были развезти пожилым орловцам, вынужденным находиться дома в самоизоляции.

Особое недоумение у жителей Орловской области вызвали критические замечания губернатора, высказанные в адрес президента и исполнения его указаний, прозвучавшие в прямом эфире во время обсуждения выплат пособий гражданам, потерявшим работу. 16 апреля 2020 г. во время выступления глава региона А. Е. Клычков прокомментировал ситуацию так: «Президент говорит одно, а по факту другое Нам нужно говорить правду людям?». Кого он имел в виду, когда говорил о неправде? Президента России или себя?

Резюмируя всё вышесказанное, можно говорить лишь о недостаточном антикризисном опыте губернатора Орловской области А. Е. Клычкова, который относит себя к меритократам, то есть «наиболее способным людям, занимающим руководящие посты». Но на деле, к нашему глубокому сожалению, Андрей Евгеньевич не реализует на практике основополагающие принципы меритократии в Орловской области даже в период распространения коронавируса на Орловской земле!

Михаил СИЛАНТЬЕВ

Председатель Совета Архангельской региональной крестьянско-фермерской ассоциации «АККОР», член регионального Совета Общероссийского народного фронта

Глобальные выводы о деятельности нового врио губернатора Архангельской области Цыбульского делать ещё рано. На мой взгляд, само назначение для него оказалось неожиданным — потому он до сих пор и не изучил основные проблемы региона. Пока что его деятельность сводится к проведению каких-то встреч с руководителями различных региональных структур, к ничего не значащему расшаркиванию друг перед другом. По крайней мере, так это подаёт пресс-служба обладмина.

На фоне проведения противоэпидемиологической операции поведение врио выглядит как нерешительное: вроде бы он и понимает, что никакой эпидемии в регионе нет (число выявленных заразившихся на 1 млн 136 тысяч жителей составляет достаточно малый процент — до критериев эпидемии (5% заразившихся) слишком недотягивает). Но при этом боится быть обвинённым Москвой в недостаточности мер противодействия, а потому одной рукой разрешает выйти на работу некоторым видам МСП, а другой — призывает полицию «подходить к каждому на улице»

В главных вопросах региона тоже осторожничает: область за время правления Орлова скатилась на последние места всех рейтингов, но врио заявил, что команда регионального правительства будет работать и дальше Понятно, что ему надо набрать новых управленцев, но хотя бы как-то отметить недоработки и поставить задачи улучшить ситуацию Но опять — нерешительность.

Про известный всем Шиес, ставший именем нарицательным уже во всём мире, — тоже молчок. Обронил малозначащую фразу в интервью одному изданию, что он против, и – всё. Никаких действий или официальных заявлений нет. Впрочем, для СМИ этого оказалось достаточным, чтобы начать петь ему дифирамбы в надежде на получение госзаказа на освещение работы власти

Видно, что новый врио губернатора старается идти в ногу со временем. Выкладывает видео на своей страничке в ВК, даёт интервью скандальным СМИ. Но и в этом тоже видна какая-то хаотичность. Зачем обещать сделать трансляции заседаний правительства области, когда надо дать распоряжение? Обещания чиновника тогда лишь чего-то стоят, когда в них указаны сроки и другая конкретика. А у него её нет. Зачем давать интервью каким-то своим СМИ, если можно организовать пресс-конференцию, можно даже с онлайн-присутствием журналистов? Ладно бы, он был парнем из глубинки и не знал о таких возможностях

Самое главное сегодня — это то, что которую неделю мы не можем понять, как будет работать власть в Поморье. Он не обозначил ни одной задачи, которую будет решать. Он не сообщил, кто именно будет ответственен за направления работы. Пока мы видим лишь выстроившуюся к нему очередь лизоблюдов. Ни к СМИ, ни к гражданскому обществу, ни к предпринимательскому сообществу, ни к политическим партиям — ни к каким многочисленным фракциям нашего населения он не обратился, не позвал на диалог. Всё это энтузиазма не вызывает.

Леонид ЧЕРТОК

Политолог, главный редактор Информационного Агентства «RUSNORD» (г. Архангельск)

Отставка Игоря Орлова сразу после Дня дурака (2 апреля) ввела в ступор не только его соратников, но и самых ярых хулителей.

Прежде всего, своей несвоевременностью – это был тот случай, когда «коней на переправе не меняют». Сомнений добавила и скорость назначения нового временно исполняющего – уже через час после заявления действующего главы о своей отставке.

Неразберихи добавили комментарии федеральных телеканалов: если сам Орлов говорил, что уходит из-за низких рейтингов, то с голубых экранов вещали о плохой подготовке региона к отражению пандемии коронавируса. Что на тот момент не соответствовало истинному положению дел – Архангельская область в федеральных сводках относилась к категории более-менее благополучных. И вообще, на моей памяти это первый случай, когда известные в регионе люди высказывали в адрес Орлова «респект и уважуху», а его предшественникам только плевали в спину.

Однако настоящий шок наступил, когда была объявлена фамилия преемника: Цыбульский. Во-первых, фамилия ни разу не поморская, чего здесь очень не любят. Во-вторых, москвич Последние полтора года на местном уровне участниками протестного антимусорного движения из жителей столицы страны скрупулезно создавался образ коварного врага, собирающегося утопить Русский Север в своих бытовых отходах.

В-третьих, до этого он был губернатором соседнего маленького, но богатого природными ископаемыми округа, подобная рокировка произошла впервые в истории новой России. Соответственно, пошли разговоры о том, что Цыбульский призван укрупнить регион, соединив маленького, но богатого, с большим, но бедным (тоже первый случай). Сам врио эту информацию пока не подтверждает, но и не опровергает, говорит – «надо спросить у народа». Его бывшие поданные через соцсети уже молят: не выдавай нас, Саша (новые потирают руки).

И, как назло, кривая коронавируса с его приходом резко поползла вверх, сразу же обнажив недостатки областной системы здравоохранения. Невезуха? Как сказать. Несмотря на свой образ рафинированного москвича, врио достаточно жёстко всех построил, причём интеллигентно, без начальственных окриков. У него хватило времени проехаться по улицам Архангельска, раскритиковать в пух и прах подрядчиков ремонта, ткнуть носами чиновников в грязь на тротуарах и мусор во дворах. Остаётся ждать позитивных перемен, хотя состояние областной столицы в этой части никогда не было даже близко к идеальному.

Стратегия ясна – от малого к большому. Как и действия его пиарщиков в ходе будущей избирательной кампании – создание образа «хорошего москвича» (вряд ли Цыбульский будет искать в своей родословной затерявшиеся поморские корни). Есть ожидание, что он приведёт с собой в регион столичный бизнес, подвинув тем самым местные, давно сложившиеся монополии. И тем самым обязательно наживёт себе врагов в кругах бизнес-элиты, которая на осенних выборах выставит своих кандидатов, рождённых на этой земле. Короче, скучно не будет.

Виталий АРЬКОВ

Политолог, основатель и руководитель экспертно-аналитической сети PolitRUS

«Не было бы счастья, да несчастье помогло». Эта поговорка словно придумана про нынешнего главу Калмыкии Бату Хасикова и эпидемию CoVID-19 в России, которая не обошла стороной, к сожалению, и Степную республику, решив проблему с массовыми акциями, протестами, где требовали его отставки. В нынешней ситуации не то, что митинги – одиночные пикеты невозможны.

Однако праздновать победу господину Хасикову рано. Тем более, победу над CoVID-19 – число заразившихся в маленькой республике и темпы эпидемии сравнимы с более крупными соседними регионами. А именно борьба с распространением CoVID-19 и его экономическими последствиями в настоящее время – едва ли не самый главный в Ново-Огарёво критерий оценки работы глав регионов.

И в этой связи Хасиков может и не сохраниться в кресле главы Калмыкии до осени 2021 года, когда бы он мог перейти в Госдуму как депутат от республики в составе списка «Единой России». И это был бы самый оптимистичный для него вариант. Ведь в Совете Федерации, после приключившегося скандала с диссертацией, его вряд ли снова ждут.

Но даже если предположить, что друзьям и покровителям Хасикова на Краснопресненской набережной и Старой площади удастся оттянуть вопрос с его отставкой (хотя уже появились разговоры о, якобы, идущих «смотринах» потенциальных кандидатов ему на смену), то им же придётся и расчищать от конкурентов дорогу для Хасикова на Охотный ряд.

Во-первых, таковыми являются действующие депутаты Марина Мукабенова и Батор Адучиев, о желании которых завершить парламентскую карьеру ничего не доводилось пока слышать. К тому же составители авторитетного интегрального рейтинга «Коэффициент полезности депутатов Госдумы» (КПДГД) по итогам первого квартала 2020 года в части вероятности переизбрания поставили господину Адучиеву 6 баллов – это вероятность выше среднего. А мы понимаем, с оглядкой на чьё мнение формируется данный рейтинг.

Во-вторых, Хасиков самостоятельно или с подсказки кого-то из советников создал себе дополнительного конкурента с видами на думский мандат. Речь – о министре здравоохранения Калмыкии Юрии Кикенове. Если в большинстве других субъектов Федерации главным борцом с CoVID-19 является глава региона, то в Калмыкии эту роль отвели Кикенову, а Хасиков попытался уйти в тень. Возможно, его специально увели в тень после ряда заявлений, вызвавших неоднозначную реакцию среди местного населения и опасения Москвы, что у калмыцких протестов появится уже новый повод, а запрет на массовые мероприятия не остановит доведённых до отчаяния людей.

Роль Кикенова предполагалась сугубо технической: быть говорящей головой по главной теме нынешней повестки и на эту же голову принимать все шишки. Однако ситуация вышла из-под контроля – многие жители Калмыкии увидели в лице Кикенове врача-профессионала, доходчиво отвечающего на вопросы по сложной теме и не боящегося брать ответственность.

После того, как Юрий Кикенов сам отправился в т. н. «красную зону» инфекционного госпиталя спасать жизни больных CoVID-19, его популярность среди населения Калмыкии начала устанавливать рекорды. Стало казаться, что о Хасикове многие напрочь позабыли, словно и не было этого удивительного во многих смыслах человека на посту главы республики.

Осознав случившееся, калмыцкий Белый дом по-быстрому вывел Кикенова из обсерватора и отправил на карантин, однако это не смогло остановить процесс его героизации в глазах земляков.

Ряд российских экспертов уже делают прогноз: политические партии, прежде всего, «Единая Россия», не преминут воспользоваться ресурсом победивших коронавирус врачей для достижения своей победы на парламентских выборах, выдвинув докторов на выборы под своими флагами. Если так и случится, то от Калмыкии партии власти совершенно логично будет выдвинуть любимого многими земляками доктора Кикенова (именно так: «Доктор Юрий Кикенов»), а не опозорившегося в глазах многих земляков главу республики Хасикова. При обратном раскладе не избежать новых протестных акций.

Олег РЕУТ

Политолог, публицист. Член Общественного совета при Центральной избирательной комиссии Республики Карелия (г. Петрозаводск)

Федеральные власти стали заложниками принимаемых в регионах решений. Оказалось, что губернатор, если он не является публичным политиком, испытывает значительные трудности

в диалоге с социальными группами, взаимодействие с которыми ранее было ограничено или сведено к формальному.

В связи с пандемией коронавируса карельский малый и средний бизнес попал в сложное положение, но некоторые отрасли подверглись катастрофическому воздействию. Представители наиболее уязвимых сегментов потребительского и сервисного рынков стали предъявлять обоснованные претензии в адрес губернаторской администрации, обращая внимание на непоследовательность принимаемых управленческих решений. К такой тональности в коммуникации Артур Парфенчиков оказался не готов. Но не менее существенным фактором во властно-общественном диалоге выступил сам дискурс запретов и ограничений.

Казалось бы, глава региона в таких обстоятельствах приобрёл новый символический ресурс – возможность снимать запреты в отношении отдельных территорий, предприятий, социальных групп. Однако каждый день продолжает приносить сообщения о распространении вируса, и, следовательно, ужесточения противоэпидемиологического режима избежать невозможно.

В рассматриваемых условиях произошло обнуление большинства традиционных технологий политико-медийного сопровождения. Не «взлетел» волонтёрский проект. Общественная палата республики, погружённая в противостояние с гражданскими активистами, практически выпала из информационного поля. По конфликтному сценарию стали складываться отношения с епархией. Проправительственные СМИ оказались не готовы к сдвигу фокуса общественного внимания на «коронавирусный» контент, генерируемый анонимными телеграм-каналами. Для Парфенчикова драма нынешнего политического выбора заключается в том, что защита людей от вируса здесь и сейчас предполагает меры, которые ставят их под удар других напастей, не менее болезненных: безработицы, невозможности выполнять кредитные обязательства, заметного снижения качества жизни, а для многих – и отсутствия средств к существованию.

В системе отношений с Москвой для региона вызовы неисполнения мероприятий Федеральной целевой программы «Развитие Республики Карелия на период до 2020 года», Индивидуальной программы социально-экономического развития на 2020-2024 гг., национальных проектов чувствительно обостряются. И эта негативная повестка уже начинает расширяться: в поле критической оценки попадают межбюджетные отношения, дисбалансы при формировании региональной налоговой базы, вопросы перераспределения полномочий между регионом и федеральным центром, отсутствие лоббистского потенциала у представителей республики в Федеральном Собрании. Обозначается круг интересов и претензий, составляющих суть межэлитных политических позиций. Организационное оформление этого движения и последовательное включение его в формальный электоральный процесс не заставят себя долго ждать.

Эмилия СЛАБУНОВА

Политик, общественный деятель. Председатель партии «Яблоко» (2015-2019 гг.)

В условиях разворачивающейся пандемии А. Парфенчикову, как главе приграничного региона, пришлось решать непростую задачу – сдержать распространение коронавируса в ситуации, когда тысячи граждан вернулись из-за границы, а региональная система здравоохранения находится в тяжёлом состоянии в результате бесконечной оптимизации.

Привычки силовика предопределили расстановку приоритетов в сторону принятия жёстких решений запретительного характера.

В числе первых среди глав субъектов А. Парфенчиков остановил общественный транспорт в столице, ввёл ограничение на время продажи алкоголя в магазинах, запрет на появление детей на улицах без масок и без сопровождения взрослых ещё до объявления режима самоизоляции.

Этим действиям, как и ряду других позже, не хватило продуманности и оценки возможных последствий. Как результат, они становились источником публичных конфликтов и социального напряжения.

Прекращение работы транспорта привело к публичным обращениям через социальные сети врачей и медработников к жителям города с просьбой доставить их на работу в больницы и обратно. Ограничение времени продажи алкоголя поставило вопрос об угрозе для безопасности граждан в магазинах в связи с лишними контактами. В ответ на рекомендацию туристическим компаниям отменить краткосрочные туры и принимать туристов на 1 месяц и более с 14-дневной самоизоляцией появилась петиция с десятками тысяч подписей против приезда в республику на карантин жителей Москвы и СПб.

Мобилизационные меры в региональном здравоохранении начались с громкого увольнения несколько врачей, анестезиологов и реаниматологов, из Питкярантской ЦРБ, куда планируется свозить больных из 4 районов Приладожья, в связи с отсутствием средств защиты и аппаратов ИВЛ. Открытие Центра лечения больных с коронавирусом на базе госпиталя ветеранов войн в центре города, в считанных метрах от жилых домов, вопреки требованиям санитарных норм, вызвало протест жителей домов и обернулось признанием надзорного органа об отсутствии разрешительных документов.

При том, что использование личного административного ресурса в столь сложной ситуации зачастую не являлось антикризисным, а провоцировало новые проблемы, А. Парфенчиков поставил вопрос о получении полномочий единолично вводить режим ЧС. Парламент этими полномочиями его наделил, против проголосовали лишь депутаты от «Яблока» и «СР».

А. Парфенчикову не удалось превентивно сработать на снижение напряжения во взаимоотношениях с предпринимательским сообществом республики. Выдача организациям разрешения на работу по персональным заявлениям, а не по видам деятельности согласно ОКВЭД, вызвала обвинения в коррупционности процедуры. Получили его 38% из подавших заявки. Главе пришлось менять порядок выдачи, возвращаясь к классификатору.

В ответ на обращение почти 500 предпринимателей о мерах поддержки бизнеса Парфенчиков провёл транслируемое через интернет совещание, получив от них критику за то, что их не услышали, и за 4 часа общения чиновников самих с собой. Проведённая после этого главой региона «прямая линия» в социальной сети «Вконтакте» вызвала более массовое новое открытое обращение ультимативного характера с указанием на то, что глава не понимает масштабов катастрофы. Предприниматели начали готовить коллективное обращение в Конституционный суд РК с требованием признать не соответствующим Конституции распоряжение главы о введении режима повышенной готовности и связанных с этим ограничительных мер.

Срочное решение новых задач происходило на фоне скандальных ситуаций в республике, остро воспринимаемых в региональном либо столичном сообществе.

В Петрозаводске разобрано Дерево Дружбы – памятник городам-побратимам, установленный в 1978 году, в связи с решением городских властей на его месте установить стелу воинской славы за 80 млн рублей. Перенос Дерева, согласно опросам в городских СМИ, поддерживают лишь 2% жителей, а сумму затрачиваемых на это средств быстро перевели в возможное приобретение 40 аппаратов ИВЛ.

Более драматично всё это время развивается ситуация с гражданским протестом против строительства детсада на месте вырубленного любимого жителями парка «Каменный бор», где случилось фактически надругательство над памятником 18-летнему ополченцу Яше Степанову, погибшему здесь осенью 1941 года при защите города. Жители готовы своими телами защищать это место, власти всех уровней цинично демонстрируют нежелание их слушать. А. Парфенчиков делает вид, что ничего не видит.

Неготовность системы образования республики, как, впрочем, и всей страны, к работе в дистанционном режиме вызывает дополнительное напряжение среди детей и взрослых. Продовольственные пакеты из пяти картофелин, маргарина и двух сосисок, сформированные в Питкярантском районе республики для детей из малообеспеченных семей, негативной волной прокатились по федеральным СМИ.

Разочарование жителей республики в работе республиканской власти усиливали принятое решение о снижении прожиточного минимума, крупная авария на одном из главных объектов ФЦП к 100-летию республики – строящейся Белопорожской ГЭС и срыв в строительстве ряда объектов этой программы, назначение уже седьмого по счету за два года руководителя Управления капитального строительства РК, 69-е место республики в общероссийском рейтинге по уровню безработицы. С такими результатами и без коронавируса ситуация в республике имела бы уже чрезвычайный характер.

В коммуникации власти с жителями республики за этот период, при видимой достаточности её объёмов и инструментов, следует отметить дефицит содержательности и уверенности в понимании плана действий, а также готовности слышать.

Именно принятие системных, продуманных с точки зрения возможных последствий, своевременных решений по широкому перечню направлений оказалось непосильной задачей. Без ответов остаются вопросы по мерам социальной поддержки самозанятых и индивидуальных предпринимателей, оставшихся без работы и средств к существованию, реальной помощи пострадавшему малому и среднему бизнесу, по утилизации огромных объёмов использованных средств индивидуальной защиты, дополнительным мерам безопасности в коммунальном хозяйстве и многих других.

До сих пор в республике нет плана действий по предупреждению чрезвычайной ситуации, положенного по федеральному закону в таком случае. Депутатам карельского парламента не удалось его ни услышать, ни увидеть на апрельской сессии, несмотря на заблаговременный запрос.

Всё это неудивительно в условиях существующего в России кризиса политической системы и связанного с этим общего институционального кризиса.

Илдус ЯРУЛИН

Политолог, директор Института социально-политических технологий и коммуникаций Тихоокеанского государственного университета, руководитель Хабаровского краевого отделения Российского общества политологов (РОП)

Вот и прошли полтора года со времени вступления Сергея Фургала в должность губернатора Хабаровского края – срок, который отводился ему многими политическими экспертами и аналитиками.

В 2018-19 годах избиратели региона, массово проголосовав за Сергея Фургала и ЛДПР, оформили запрос на качественные преобразования в социально-экономической жизни Хабаровского края. По итогам этих выборов был как бы подписан негласный общественный договор между электоратом, который сформировал актуальные вызовы для новой команды, и властью, которая обязалась их выполнять.

Однако сегодня уже можно видеть, что надежды людей на изменения тают. Засилье одной партии сменилось на тотальное доминирование другой, в правительстве – кадровая чехарда, множатся уголовные дела, ситуация в экономике и социальной сфере ухудшается. Как следствие, если ещё год назад электоральная поддержка Фургала зашкаливала, что сейчас даже самые ярые его сторонники начинают более трезво оценивать ситуацию.

Если провести аудит экономической деятельности, то результаты не радуют. В 2018 году губернатор Сергей Фургал принял Хабаровский край с госдолгом в 41,1 млрд рублей.

В феврале 2019 года правительство Сергея Фургала пообещало сократить госдолг на 19 млрд рублей, а доходы региона увеличить за пять лет на 30-35 млрд рублей. К марту 2020 года он вырос до 54,9, то есть на 13,8 млрд рублей. Большая часть долга, почти 38,4 млрд, приходится на дорогие коммерческие кредиты.

По состоянию на 1 марта 2020 года Хабаровский край лидирует среди субъектов ДФО по уровню госдолга и занимает 7-е место по этому показателю в стране после Московской области, Республики Татарстан, Краснодарского края, Свердловской области, Красноярского края и Нижегородской области.

Время показало, что ни о каком сокращении госдолга речь не идёт, равно как и о взрывном росте доходов.

Фактически заимствования идут не на нужды жителей края, а на погашение кредитов. Развиваться в таких условиях полноценно регион не способен. Не лучше ситуация и с долгами населения. За 2019 год кредитная задолженность экономически активного населения края выросла на 19,1%, согласно данным ЦБ РФ. Фактически на каждого экономически активного жителя региона приходится долг по кредиту в 251 тыс. рублей. Это на 40 тыс. рублей больше, чем в 2018 году.

Согласно данным рейтинга регионов России по числу созданных рабочих мест, Хабаровский край демонстрирует стабильную стагнацию рынка труда. За три года, по данным РИА «Новости», потеряно 23,5 тыс. рабочих мест. В 2019 году край только на площадках территорий опережающего развития потерял 837 рабочих мест.

В 2019 году, по данным полпреда в Дальневосточном федеральном округе Ю. Трутнева, Хабаровский край оказался единственным субъектом ДФО, где динамика ТОР показывала минус, а не плюс. Полпред президента в ДФО неоднократно отмечал, что инвестиционный потенциал края падает. Так, в 2019 году средний индекс промпроизводства по ДФО составил 104,4%, а Хабаровского края — 99,5%.

Практически по всем рейтингам Хабаровский край находится в зоне так называемой «слабой устойчивости». Пока никто ещё не отмечает, что достигли серьёзного успеха.

Обрушившаяся на мир пандемия COVID-19 приведёт к серьёзным потерям в экономике всех стран. По расчётам экономистов, только в России потери достигнут уровня 18 триллионов рублей. Рассчитывать на «экономическое чудо» Хабаровскому краю не приходится, скорее, край ждут серьёзные экономические потрясения. Учитывая, что за счёт собственных доходов регион обслуживать такой долг не в состоянии, губернатору края Сергею Фургалу эксперты советуют обращаться к федеральным властям за помощью, причём делать это рекомендуют экстренно. Однако в успехе такого мероприятия уверены далеко не все эксперты. Пока прогноз пессимистичный: госдолг края растёт и, скорее всего, вырастет ещё, люди теряют работу, а бизнес — уверенность в целесообразности осуществления деятельности в регионе. Насколько действующая в крае власть способна будет решать накопившиеся и нарастающие проблемы – от этого во многом зависит и политическое будущее губернатора Сергея Фургала.

Екатерина КУРБАНГАЛЕЕВА

Политолог, политконсультант. Зампред Комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике. Директор научно-исследовательского центра «Особое мнение»

Управление Владимирской областью в условиях особой эпидемиологической обстановки не выглядит эффективным, а принимаемые решения – последовательными и продуманными. При анализе ситуации не покидает ощущение неразберихи и бессистемности.

Безусловно, обстановку осложняет близость к Москве, однако есть ряд объективных показателей, по которым можно судить об управленческих проблемах и провалах.

Владимирская область пока значимо отстает от регионов по количеству проводимых тестов (по данным Роспотребнадзора на 22 апреля, было протестировано менее 1 %), хотя именно в регионе находится один из флагманов отечественной фармацевтики «Генериум», который ещё в первой декаде апреля первым в России зарегистрировал экспресс-тест на коронавирус. Этот тест позволяет получить результат в течение часа.

Медики по-прежнему жалуются на нехватку средств индивидуальной защиты (СИЗ), хотя несколько предприятий (по словам самого губернатора, 80), в том числе другой региональный флагман – «Аскона», уже в начале апреля начал выпуск СИЗ и медицинских масок. По данным активистов «Народного контроля», владимирские аптеки по-прежнему испытывают дефицит масок, перчаток и антисептиков.

17 апреля во время совещания с губернаторами Владимир Путин отдельно отметил сложность эпидемиологической обстановки во Владимирской области, предоставив слово губернатору Владимиру Сипягину. По оценкам самого руководителя региона, которые он озвучил на совещании с президентом РФ, области катастрофически не хватает врачей: инфекционистов в регионе всего 28% от нормы, пульмонологов – 24%, реаниматологов – 53%.

Наконец, 22 апреля разразился громкий, федерального масштаба скандал с аппаратами ИВЛ с истекшим сроком эксплуатации (аппаратам – 15 лет), поступившими в 6-ю городскую больницу Владимира. При этом данное оборудование для ряда больниц было приобретено у одного и того же поставщика несколькими благотворителями. Следком возбудил уголовное дело.

Во Владимирской области самыми неблагоприятными, с точки зрения количества заболевших коронавирусом, на данный момент являются три точки: Петушинский район, Ковров, где уже было три из пяти по области летальных случаев, и Муром. Петушинский район, где число проживающих увеличилось вдвое за счет приезжих, в основном, москвичей (плюс 40 тыс.), 16 апреля полностью закрыт на карантин: была запрещена работа всех предприятий. А с четверга, 23 апреля, была отменена высадка-посадка на 9 ж/д станциях района. Попасть в район можно только по прописке, при этом блок-посты стоят далеко не на всех въездах-выездах. Ковров 22 апреля потребовал от областных властей ввести комендантский час и остановку ряда предприятий.

На этом фоне, по данным управления МЧС по Владимирской области, в 42 храмах на Пасху прошли весьма многолюдные службы, хотя губернатор и обратился к жителям с просьбой остаться дома.

Также на днях решением областных властей были открыты парикмахерские, салоны красоты и компании, занимающиеся бытовым ремонтом.

Бизнес при этом всё громче высказывает недовольство. Это было бы не столь показательно, поскольку малые и средние предприниматели везде переживают кризисную ситуацию. Однако только в середине апреля региональные власти начали обсуждение мер поддержки МСП, а бизнес-омбудсмен Борис Титов, по результатам совместного с ФСО мониторинга, назвал Владимирскую область в числе регионов, где бизнес практически не видит «никакой реакции властей». По результатам опроса ТПП, о тотальном прекращении деятельности заявили 62% областных предприятий, принявших участие в опросе, 13% полностью сократили свои коллективы. По данным владимирских властей, на 1 апреля под сокращение подпали более 6 тысяч человек, это примерно такое же количество, которое на начало февраля числилось в регионе официально в статусе безработных.

Дополнительную турбулентность ситуации добавляют постоянные увольнения, особенно в области управления здравоохранением. За три недели апреля из департамента здравоохранения из четырех замов уволились три. Упорно ходят слухи об увольнении и директора департамента Алексея Мозалева. В середине апреля сменился бессменный (возглавляла 18 лет!) руководитель ФОМС Ольга Ефимова. В начале апреля, не проработав и 9 месяцев, уволился курирующий вопросы внутренней политики заместитель губернатора Игорь Моховиков. До сих пор не сформирована команда замов. В начале апреля губернатор назначил новых двух исполняющих обязанности своих заместителей, курирующих важнейшие в этих условиях отрасли: промышленность (Александр Ремига) и транспорт и ЖКХ (Роман Годунин). А Игорь Шевченко – заместитель, курирующий социальный блок, успел проработать в своей должности на данный момент всего два месяца.

Арушан ВАРТУМЯН

Историк, политолог. Профессор кафедры зарубежной истории, политологии и международных отношений Северо-Кавказского федерального университета. Главный редактор научного журнала «Региональные политические исследования»

Анализируя события во Владикавказе (выход на площадь неких людей, протестующих против режима самоизоляции и требующих отставки главы республики), надо заметить, что сейчас очень удачное для некоторых дел время – под шумок коронавируса и борьбы с пандемией решать на местах региональные кадровые вопросы. Так произошло в Пятигорске, где убрали мэра, который до этого никаких негативных оценок не получал. Очень многие федеральные проблемы представляются как минусы работы муниципалов.

Похожая ситуация с Северной Осетией. В целом очень тяжёлый регион, где переплетаются задачи и проблемы, решаемые разными уровнями власти.

Что это за форма народного самоизъявления? Полторы тысячи человек здесь может собрать практически любой житель, зазвав митинговать своих родственников и друзей, раздав им плакаты, и потребовать решения очередной кадровой или политической задачи. Поэтому, на мой взгляд, мы наблюдаем проблему внутриэлитного и внутригосударственного устройства. В самой республике активизировались желающие сбросить Вячеслава Битарова под шумок, те, кто считают, что он уделяет недостаточно внимания и ресурсов республике. А всё дело – в нехватке ресурсной и финансовой базы.

Я думаю, что даже если и произойдет отставка главы республики, то это будет на руку только лишь каким-то частным структурам.

На мой взгляд, подобные манипуляции людьми провоцирует недостаточное вовлечение масс в управленческие процессы при слабом местном самоуправлении, отсутствии должных бюджетов и управленческих решений. Пандемия выпустила, как Джина из бутылки, проблему управления на местах. Всё время ждут – а что скажет Москва? – а потом, исходя из предложенных ресурсов, предложат свой вариант сообразно имеющимся ресурсам. Пандемия высветила и обмельчавшую роль полпредств как совершенно лишнего звена в системе управления.

Что касается Битарова – человек на этом месте практически лишён субъективизма при принятии решений. Он идёт по заранее описанному алгоритму, делает то, что от него требует центр и практически ничем (ни в худшую, ни в лучшую сторону) не выделяется, за исключением некоторых особых полномочий, которые есть у Кадырова или Кондратьева. Но это – Северная Осетия, геополитический тупик, экономический «декаданс», очень депрессивный регион. Исходя из имеющихся ресурсов, глава лишён возможности личного и активного принятия каких бы то ни было решений.

Поэтому в случае с импровизированным митингом, на мой взгляд, речь идёт не о диалоге, а о радикальном решении какой-то кадровой ситуации. По аналогичному сценарию убрали мэра Пятигорска: 150 граждан города написали письмо в Ставрополь о том, что их не устраивает глава города. В процентном отношении для 300-тысячного города это совсем немного. Да и подобные собрания может провести любой из нас.

Я не думаю, что в разгар пандемии будут приниматься какие-то кардинальные меры. Но вся эта ситуация, конечно, звоночек Битарову: пусть наводит порядок в своём окружении.