Ещё

Nasz Dziennik (Польша): Россия играет темой Смоленска 

Nasz Dziennik (Польша): Россия играет темой Смоленска
Фото: ИноСМИ
Интервью с Анджеем Меляком (Andrzej Melak) — бывшим депутатом польского Сейма, председателем Катынского комитета, братом погибшего 10 апреля 2010 года под  Стефана Меляка.
Nasz Dziennik: Польское призвало незамедлительно вернуть обломки самолета Ту-154М. Вы ожидаете какой-то реакции?
Анджей Меляк: Здесь сложно что-то предсказывать, ведь мы имеем дело с россиянами, которые, можно сказать, всегда руководствуются собственной логикой и ориентируются на собственные интересы. В этом деле уже бывали разные повороты, но судьба нашей собственности, обломков самолета должна решаться в рамках однозначных действующих правовых норм. Как мы видим, Россия считает, что на нее они не распространяются.
— Нет таких норм международного права, которые бы давали России основания удерживать польскую собственность. На чем основана позиция россиян?
— Факт таков, что в результате действий правительства Польша лишилась доступа к важнейшим материалам, вещественным доказательствам в деле крушения польского самолета: к обломкам и оригиналу записей бортовых самописцев. Нет таких правовых норм, которых бы россияне не нарушали. Они придерживаются их только тогда, когда это им выгодно. нарушает мирные соглашения, договоры о ненападении и так далее, так что в этом деле она тоже будет действовать по собственному усмотрению. «Мы сильны, что вы нам сделаете», — такого принципа россияне придерживаются испокон веков.
— Правительство Дональда Туска совершило ряд ошибок, например, оно отдало расследование россиянам, и это решение аукается нам до сих пор…
— Передача следствия в российские руки была основополагающей ошибкой. За ней последовали решение не использовать польско-российское соглашение 1993 года, заключение договоренностей с Путиным и согласие опираться на Чикагскую конвенцию о международной авиации от декабря 1944 года и ее Приложение 13. Дональд Туск, который занимал тогда пост главы правительства, совершенно осознанно использовал не соответствующие интересам Польши правовые нормы: полет в Смоленск признали не военным, а гражданским. Это давало преимущества в проведении расследования государству, на территории которого произошла катастрофа, а не государству, которому принадлежал самолет и чьи граждане погибли. Кроме того, важна тема разделения визита на две части: одну делегацию возглавлял Туск, вторую, которая летела позже, президент (Lech Kaczyński). За все это должен ответить Туск, причем не только перед богом, но и здесь, на земле, перед судами, государственным трибуналом и так далее. Этого требуют нормы правосудия и простая человеческая порядочность.
— В том числе он должен ответить за запущенную после катастрофы кампанию по дискредитации?
— Разумеется, это были осознанные действия государственного руководства во главе с Туском, которыми старательно занимался он сам и все его приспешники. Эти круги одобряли такую кампанию, а она сеяла рознь в польском обществе.
— На днях была 10-я годовщина смоленской трагедии. Из-за пандемии масштаб памятных мероприятий пришлось ограничить. Вы собирались лететь в Смоленск?
— Да, я собирался в эту годовщину вместе с польской делегацией отправиться в Смоленск и Катынь, но по независящим от нас обстоятельствам планы пришлось изменить. Некоторые вещи в условиях пандемии сделать невозможно. 14 апреля в варшавском соборе Святого креста планировалось провести торжественную службу, приуроченную к 80-й годовщине катынского преступления, но, к сожалению, это намерение тоже было невозможно осуществить. Таково требование времени, периода, в который вступили Польша и весь мир.
— Мы ждем доклада комиссии, занимавшейся повторным изучением авиакатастрофы под Смоленском.
— Да, мы, как семьи жертв, так и, думаю, подавляющее большинство поляков, ждем его с огромным нетерпением. Я не знаю содержания этого документа, но мне бы хотелось, чтобы он опирался на результаты изысканий, которыми занимались международные исследовательские организации из, насколько я помню, Ирландии, Испании и Италии, которые вел Национальный институт авиационных исследований в американском Уичито. Я также надеюсь, что там будут учтены результаты анализа проб, взятых при эксгумации тел жертв и отправленных в специализированные заграничные лаборатории. Разделение расследования на этапы, на мой взгляд, не имеет сейчас смысла, я считаю, что доклад Комиссии должен быть окончательным, опираться на надежные источники, содержать неопровержимые доказательства. Он должен поставить в этом деле точку.
— Вы сомневаетесь, что так произойдет?
— Сложно сказать, ведь содержание доклада мне неизвестно. Я говорю только о том, чего я ожидаю, что я хотел бы увидеть в этом документе, обнародовать который обещал (Antoni Macierewicz). Пока сделать это ему не позволяет ситуация, связанная с пандемией коронавируса.
— Так или иначе Антоний Мачеревич, анонсируя скорое появление доклада, четко заявил, что крушение произошло не из-за столкновения с березой, а из-за взрыва в крыле.
— Мы все об этом знаем. Это известно всем тем, кто в текущем режиме интересовался темой катастрофы и связанных с ней исследований, в первую очередь родственникам жертв, то есть людям, которые стремятся узнать правду, а не то, что содержалось в докладе комиссии Миллера (Jerzy Miller) и Ласека (Maciej Lasek) — копии доклада Анодиной.
— Мы ждем правдивого доклада.
— Именно так. Понятно, что мы переживаем очень сложный период, но наше терпение будет вознаграждено, в конце концов мы получим правдивую информацию. Ориентируясь на ряд более ранних исследований, мы представляем себе, что могло произойти 10 апреля 2010 года под Смоленском, однако, эти знания неполны, поскольку вещественные доказательства остаются в России. Она продолжает играть темой катастрофы, получив от правительства Туска необходимые для этого инструменты, но следует отметить, что международная общественность тоже демонстрировала пассивность как непосредственно после катастрофы, так и в дальнейшем. Достаточно сопоставить два события: смоленскую катастрофу и крушение малазийского «Боинга» на Украине в июле 2014 года. Подход мировой общественности к ним сильно отличался.
Разумеется, следует учитывать то, что польское правительство под руководством Туска и голландское руководство избрали разную тактику. Второе взяло расследование в свои руки, а это позволило узнать правду о причинах трагедии и лишить Москву возможности искажать факты. Если власти не имеют чести, не уважают собственную страну и своих граждан, ни во что не ставят то, что важно народу, получается так, как вышло у нас. Россияне, мастерски владеющие искусством манипуляций, умело использовали все ошибки правительства Дональда Туска.
Видео дня. Little Big и его GO BANANAS - главный трэш года
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео