Ещё

Александр Бурда — танковый ас из-под Луганска 

Александр Бурда — танковый ас из-под Луганска
Фото: Украина.ру
Саша Бурда родился 12 апреля 1911 года в посёлке Ровеньки — сейчас это город в Луганской области. Повзрослеть ему пришлось раньше своих сверстников — в 1918 году в боях с Деникиным погиб его отец-шахтёр. Пришлось мальчику уже с 9-летнего возраста подрабатывать пастухом, а после окончания шести классов школы выучиться на электротехника и пойти работать на местную шахту «Валентиновку».
В 1932 году уже повзрослевшего шахтёра Александра Бурду призвали в армию. В военкомате благодаря приобретённым на шахте техническим навыкам его направили в располагавшийся в  5-й отдельный учебный танковый полк 5-й тяжелой танковой бригады.
Это было довольно уникальное в своём роде подразделение, вооружённое не имевшими аналогов в мире тяжёлыми советскими 5-башенными танками Т-35. Свою танковую карьеру Александр начал пулемётчиком третьей башни, дослужился до командира центральной орудийной.
После окончания срочной службы юноша решил продолжить карьеру военного: окончил курсы по подготовке средних командиров, прошёл путь от механика-водителя танка до командира учебного радиовзвода. Накануне войны окончил автобронетанковые курсы усовершенствования командного состава.
22 июня 1941 года Бурда встретил в звании старшего лейтенанта на должности командира роты средних 3-башенных танков Т-28 15-й танковой дивизии (тд). Дивизия входила в состав 16-го механизированного корпуса (мк), дислоцировавшегося в Станиславе (современном ), где боевые действия начались только через две недели после начала войны. Но корпус этого времени не дождался.
В первые дни июля немцы захватили Бердичев, создав угрозу прорыва на правом фланге 6-й армии Юго-Западного фронта. 16-й мк передали в её состав и бросили освобождать этот украинский город.
В неподготовленных фронтальных атаках танки дивизии, броня которых не выдерживала попаданий вражеских противотанковых орудий, не могли прорвать хорошо подготовленную немецкую оборону и гибли один за другим. Александру повезло выжить в этой кровавой мясорубке и даже нарастить свой боевой счёт.
14 июля в бою под Белиловкой его Т-28 атаковал колонну противника, которая прорывалась к Белой Церкви в сопровождении 15 танков. Бурда и его башенный стрелок Василий Стороженко шестнадцатью снарядами уничтожили немецкий танк, четыре машины с боеприпасами и тягач с пушкой и заставили противника отойти.
Но таких успехов на 16-й мк приходилось немного, и он вынужден был отступать. Отход 15-й тд прикрыли шесть танков лейтенанта Бурды. Вот что он сам писал об этом:
«…Выполнили мы боевую задачу, а тут началось самое трудное: боеприпасы и горючее на исходе, а приказа о смене позиций все нет. Отходить без приказа нельзя и воевать уже нечем… Укрылись мы в леске, замаскировались, ждем связного от командования. А тут, как на беду, гитлеровцы. Их много. И разбивают бивуак метрах в 30 от наших танков. Мы тихо ждем, присматриваемся, прислушиваемся… Уже полночь… Час ночи… Связного все нет. Стало жутковато.
Вдруг слышу, что-то шуршит. Пригляделся — ползет человек без пилотки: «…Я… лейтенант Перджанян, с приказом. Приказано отходить. Вот маршрут…». Ну, все сделали, как условились. Удар гранатой — в сторону фашистов, все моторы взревели, неисправную машину дернули, она сразу завелась. Даем бешеный огонь по кучам спящих гитлеровцев, по их пушкам, грузовикам. У них паника, мечутся у костров. Много мы их там положили. Прорвались…»
Уже 18 июля в своём тылу танкисты сдали машины и отправились на переформирование в Сталинград: к этому времени на счету старшего лейтенанта Бурды уже числилось 8 подбитых танков. Здесь на тракторном заводе экипажи получили 22 новенькие «тридцатьчетвёрки».
15-ю тд переформировали в 4-ю танковую бригаду (тбр), возглавил которую бывший командующий 20-й тд и будущий маршал бронетанковых войск полковник Михаил Катуков. Из Сталинграда 4-я тбр отправилась в подмосковную Кубинку, где получила 6 новых тяжёлых танков КВ и отремонтированные лёгкие БТ-5 и БТ-7. Её вместе с 11-й тбр включили в состав 1-го гвардейского стрелкового корпуса.
Он уже заканчивал своё формирование, когда в последний день сентября началась последняя в 1941 году немецкая наступательная операция «Тайфун».
На  нацелились сразу три вражеские танковые группы (тгр). Первой 30 сентября перешла в наступление 2-я тгр генерала Гудериана. Она сразу же прорвала оборонительные порядки Брянского фронта и окружила большую часть его войск, которым потом пришлось, теряя людей и технику, прорываться из «котла».
2 октября своё наступление вдоль Волоколамского и Варшавского шоссе начали 3-я и 4-я тгр вермахта. Тем временем 3 октября танки Гудериана уже ворвались в Орёл. Оттуда до Тулы им оставалось около 120 километров. В этот же день между Тулой и Орлом в Мценске из эшелонов выгружалась 4-я тбр.
К этому времени в печати уже появилась статья о том, как на Северо-Западном фронте тяжёлый танк КВ старшего лейтенанта Зиновия Колобанова перебил из засады 22 вражеских танка. Эта заметка не прошла незамеченной Катуковым. Он решил испробовать тактику танковых засад на практике.
К Орлу по двум разным дорогам направились две группы танков — капитана Гусева и старшего лейтенанта Бурды с десантом курсантов Тульского оружейно-технического училища на броне. Перед ними ставилась задача разведать силы противника.
Остальные части бригады в это время закапывались в землю, маскировались и готовились к бою в районе деревни Первый Воин (есть в России населённый пункт с таким странным названием). Бойцы мотострелкового полка рыли окопы и траншеи, делали из деревьев и досок «липовые» пулемёты, пушки и танки, танкисты готовили и маскировали для своих боевых машин скрытые позиции.
Капитан Гусев сунулся в город танками и в результате потерял 4 из 13 доверенных ему машин, так толком ничего и не узнав. Слабым утешением служило только то, что его отряду удалось «раскатать» одну вражескую автоколонну.
По-другому действовал Бурда.
В сам город он не торопился — отправил на разведку курсантов, а свои 8 танков замаскировал на юго-восточной окраине города. Вскоре оказалось, что въезд в Орёл сторожит спрятанный в засаде дивизион противотанковых пушек — полезь отряд на рожон, и были бы большие потери.
Утром 4 октября перед замаскированными восемью «тридцатьчетвёрками» старшего лейтенанта появилась колонна вражеских танков, бронетранспортёров и прочей техники. Подпустив их на «пистолетную» дистанцию в 200-250 метров, танкисты Бурды открыли огонь. Они буквально за несколько минут сожгли 10 средних и лёгких танков, 2 тягача с противотанковыми орудиями, 5 автомашин с пехотой и перебили до 90 вражеских пехотинцев, не потеряв при этом ни одной машины. Не было у группы и погибших танкистов, только несколько получили ранения.
На теле одного из убитых немецких офицеров был обнаружен список располагавшихся в Орле вражеский частей, так что задание по разведке противника Бурда тоже выполнил. За эту засаду его наградили орденом Красного Знамени.
6 октября немцы штурмовали позиции у Первого Воина. Самолёты отбомбились по ложным позициям мотострелков. Затем вперёд пошли вражеские танки, и тут их с флангов атаковали танки капитана Гусева и старшего-лейтенанта Бурды. За один этот бой противник потерял до 28 танков, а потом ещё оставшуюся его технику удачно накрыли залпом «катюши». Авиаразведка доложила о потери немцами 43 танков, 16 орудий, 6 автомашин.
4-я тбр водила противника на тульском направлении «за салом» до конца октября, позволив нашим войскам и ополченцам подготовить Тулу к обороне. Гудериан её в результате потом так и не взял, как ни старался.
С ноября танки бригады Катукова уже воевали в районе Волоколамского шоссе, поддерживая стрелков прославленной 316-й дивизии генерала . 11 ноября бригада стала 1-й гвардейской тбр.
17 ноября группа Бурды, стоявшая в засаде у ж/д станции Матрённо, оказалась в окружении. Прорываться предстояло через занятую противником деревню Горюны. Участки слева и справа от проходящего через неё шоссе немцы успели заминировать, а когда группа старшего лейтенанта пошла на прорыв, они подожгли крайние дома деревни — пожар ослепил оптику, и вражеские артиллеристы расстреливали «тридцатьчетвёрки», как в тире. Атаковали группу и немецкие танки.
Потеряв свои машины и часть товарищей, Бурда увёл выживших 26 танкистов и мотострелков в лес и только три дня спустя смог вывести их к своим.
После этого уже капитан Бурда командовал ротой тяжёлых танков.
За героизм, проявленный в декабрьских боях, когда он уничтожил три тяжёлых танка противника, 6 ДзОТов, 1 миномёт, 1 ПТО и истребил до роты вражеской мотопехоты, Катуков представил его к званию Героя Советского Союза. Но тогда вышестоящее командование ограничилось награждением танкиста только Орденом Ленина.
Успешно воевал Бурда летом 1942 года на Брянском фронте, уже в звании капитана. Правда, он в одном из боёв получил серьёзное ранение, в глазное яблоко попали 8 осколков триплекса и окалины. Однако врачи спасли танкисту зрение, и в ноябре он вернулся в строй. К этому времени его боевой счёт перевалил за 30 танков.
В январе 1943 года уже майор Бурда командовал на Калининском фронте полком в составе 3-го мк генерала Катукова. Перед ним поставили задачу прорваться на вражескую территорию, провести по ней рейд и обнаружить ранее окружённых там советских кавалеристов численностью до 1000 человек — их нужно было вывести к своим.
Укрывшись снежной метелью, через оставленный противником проход (у немцев не хватало сил создать сплошную линию обороны) танки майора Бурды прорвались во вражеский тыл. В указанном районе танкисты кавалеристов не нашли и продолжили поиски. Пока полковая разведка искала затерявшихся конников, танкисты успели разгромить автотанковую колонну противника. Немцы не ожидали обнаружить у себя в глубоком тылу целый вражеский танковый полк, поэтому разгром оказался полным.
Наконец в штабе у Катукова получили долгожданное радиосообщение: «Нашли кавалерийский отряд в квадрате… не задерживаясь, возвращаемся».
Однако прорваться на территорию противника оказалось проще, чем вырваться с неё. Немцы выставили заслоны в местах наиболее вероятного прорыва. Катуков приказал Бурде ни в коем случае не выходить по старому маршруту, а прорываться на участке 3-й механизированной бригады (мбр) подполковника Амазаспа Бабаджаняна (будущего командующего войсками Одесского военного округа).
Рано утром в районе обратного прорыва полка майора Бурды артиллерия провела массированный артналёт, после чего танки 3-й мбр пробили брешь, через которую и вышли из окружения кавалеристы (давно уже ставшие пехотинцами) и танкисты.
Незадолго до начала Курской битвы подполковник Бурда принял под командование 49-ю танковую бригаду. Она оказалось на острие наступления вражеского 48-го танкового корпуса, у которого на вооружении были и тяжёлые «тигры», и новейшие «пантеры».
Катуков вспоминал, каким 6 июля 1943 года увидел своего подчинённого в разгар этих тяжелейших боёв: «Бурда переступил порог избы, еле держась на ногах. Небритое лицо его было черным от копоти и усталости. Гимнастерка в пятнах пота. Сапоги в пыли. Таким мы его еще не видели. Он было поднес руку к шлему. Но я шагнул ему навстречу, обнял и усадил на скамейку…»
76-мм снаряды отскакивали от брони новейших вражеских танков, и танкистам Бурды приходилось идти на сближение, от чего бригада буквально за два дня понесла огромные потери — до 60% танков и людей.
Однако 49-я тбр вражеской техники у противника вывела из строя больше, чем потеряла своей, поэтому никаких претензий никто выказать офицеру-танкисту не мог. В наградном листе на орден Отечественной войны 1-й степени указывается, что танкисты подполковника Бурды с 5 по 9 июля 1943 года уничтожили 92 танка противника, в том числе 17 «тигров», 23 автомашины, 14 орудий, 9 миномётов (в том числе 1 шестиствольный), 4 зенитные пушки, 10 бронетранспортёров и до 1200 вражеских солдат и офицеров.
И вот спустя полгода подполковник Бурда в качестве командира танка прикрывал отход своего штаба, увозившего из-под носа у врага штабные документы и боевое знамя его 69-й гвардейской тбр, заслужившей это почётное звание на Курской дуге. Он не был новичком в своё деле и понимал, что шансов уцелеть у него практически нет.
Чтобы отвлечь внимание врагов от удирающих штабных машин, он успел подбить один из их «тигров», который вскоре загорелся. В ответ командирскую «тридцатьчетвёрку» буквально изрешетили. Экипаж был убит и изранен кусками брони и бронебойных снарядов. Когда мотострелки охраны штаба извлекли подполковника Бурду из пробитой башни, он ещё дышал, скончался прославленный танкист уже по дороге в госпиталь.
За подвиг и мужество указом Президиума Верховного Совета СССР Александру Фёдоровичу Бурде от 24 апреля 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза — посмертно.
Этот танковый ас замыкает восьмёрку самых результативных советских танкистов, чей счёт превысил 30 подбитых вражеских танков.
Видео дня. Кому из звезд шоу-бизнеса не достанется МРОТ от государства
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео