Ещё

Взрыв в Чите услышали в международном суде. Как раненным гранатой детям присудили тысячи евро 

Взрыв в Чите услышали в международном суде. Как раненным гранатой детям присудили тысячи евро
Фото: Zab.ru
Спустя 12 лет в деле о взрыве гранаты на детской площадке в , из-за которого серьёзно пострадали два ребёнка, определился виновник. Однако произошло это не благодаря кропотливой работе наших судей. Точку в истории поставил (ЕСПЧ). Как эхо этой трагедии докатилось до Европы и вылилось в дело «против », читайте ниже.
Покалеченные жизни
В конце апреля 2008 года на одной из детских площадок в 6 микрорайоне КСК в Чите прогремел мощный взрыв. В результате него пострадало пять детей, а на первом этаже жилого дома выбило окна. Тяжёлые ранения получили два школьника — 7-летний А. и 13-летний С.
Первый был ранен в желудок с повреждением кишечника и внутрибрюшным кровотечением, также были зафиксированы проникающее ранение мягких тканей груди, тупая осколочная рана в области малого таза и правого бедра, травматический шок и кардиопатия. Его пребывание в больнице продолжалось до 16 мая 2008 года. А второй и того хуже: получил множественные открытые переломы костей голени, инородные тела (шрапнель) в мягких тканях голеней и травматический шок. Он был госпитализирован в Областную детскую больницу, где сделали операцию на обе ноги. Его первый период в медучреждении длился до 30 мая 2008 года. В дальнейшем пришлось проходить лечение ещё трижды, проводя в больнице от двух недель до четырёх месяцев. Из-за этого мальчишка стал инвалидом, и ему навсегда пришлось распрощаться с любимым видом спорта — хоккеем.
Чуть позже выяснилось, что причиной взрыва во дворе многоэтажки стала граната ВОГ-17, которая применяется для стрельбы из гранатомета АГС-17. Это 30-мм автоматический гранатомёт на станке, предназначенный для поражения целей вне укрытий. Его второе название «Пламя».
26 апреля 2008 года следственный отдел милиции Черновского района возбудил уголовное дело и начал расследование по ст. «Незаконное приобретение, передача, продажа, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств» (ст. 222 УК РФ) в отношении неустановленного лица, которое якобы изначально владело тем злополучным боеприпасом. Однако в ходе следствия установить личность злоумышленника так и не удалось. Правоохранители лишь предположили, что граната на КСК попала с песком, который был привезён на строительную площадку. По сути, в деталях была воссоздана только картина самого происшествия.
«20 апреля 2008 года, играя на улице с двумя другими детьми, А. обнаружил металлический предмет цилиндрической формы в канаве возле гаражей, расположенных в 200 метрах от школы №30, и забрал его домой. Около 5 часов вечера на следующий день возле своего дома он передал объект С., который бросил его на асфальт. Это вызвало взрыв, в результате которого пострадали пятеро детей, включая первого заявителя. Взрыв также повредил окна квартиры, расположенной на первом этаже соседнего дома», — следует из материалов расследования.
Во взрыве обвинили ребёнка
При всём этом неприятной неожиданностью для родителей потерпевших оказалось то, что параллельно с этим делом пытались возбудить другое по статьям «Нанесение тяжких телесных повреждений по неосторожности» и «Уничтожение и повреждение имущества по неосторожности». Под подозрение в данном случае попадал С. 30 апреля 2008 года инспектор по делам несовершеннолетних в своём решении пришёл к выводу, что в действиях ребёнка усматривались элементы этих преступлений. Однако, поскольку он не достиг возраста уголовной ответственности, уголовное дело против него не могло быть возбуждено.
Время шло, а подозреваемого в «незаконном обороте оружия и боеприпасов» всё никак не могли найти. Поэтому осенью того года дело с 222 статьи УК РФ сыщики переквалифицировали на «Ненадлежащее исполнение обязанностей по охране боеприпасов» и на «Утрату военного имущества». Оно и логично, ведь взорвавшаяся граната могла попасть в гражданский оборот только из военных складов. После чего они передали материалы для дальнейшего расследования в военную прокуратуру Читинского гарнизона СибВО. Но спустя несколько дней замначальника отдела военных расследований Читинского гарнизона вынес решение о «передаче сообщения о преступлении в соответствии с юрисдикцией». Он заявил, что участие военнослужащих во взрыве гранаты установлено не было. Факты же возможной утраты боеприпаса и его ненадлежащей охраны военные попросту проигнорировали.
В итоге дело вернулось в полицию. Там расследование по нему то прекращали, то снова возобновляли. И так продолжалось до 2013 года. А затем его и вовсе закрыли из-за истечения сроков исковой давности.
Дошли до Страсбурга
При таком раскладе матерям потерпевших ничего не оставалось, как подать в Центральный районный суд Читы иск о возмещении морального вреда. Страдания своих детей они оценили в два миллиона рублей каждая. Женщины были уверенны, что роковой боеприпас изначально хранился у военных, а потом по их халатности попал в руки гражданского населения. В связи с этим государство должно нести ответственность перед законом за неспособность обеспечить безопасность гранаты ВОГ-17.
«Вероятно, боеприпас не забрали с полигона, и он затем был доставлен с песком на стройплощадку. Следователи не допрашивали обслуживающий персонал этого объекта сразу же после инцидента, чтобы проверить данную версию. Вместо этого они сосредоточили своё внимание на уголовном деле о «Нанесении тяжких телесных повреждений по неосторожности». (…). Расследование, проведённое в дальнейшем Черновской милицией, было обречено на провал, поскольку оно касалось закрытых военных объектов. В частности, надо было установить, какое военное подразделение проводило учения вблизи места, откуда был взят песок, а также осмотреть военный полигон, чтобы найти органы, ответственные за безопасность объекта после учений. Военные власти, ответственные за потерю гранаты, не установлены», — следует из иска.
Суд первой инстанции не принял доводы заявителей, обосновав это тем, что любой ущерб, причинённый в результате преступления, должен быть компенсирован теми, кто его совершил. А так как виновное лицо в деле установлено не было, речи о выплате компенсации идти не может.
Как бы там ни было, опускать рук женщины не стали и подали апелляцию. Однако служители Фемиды её тоже отклонили по аналогичной причине. Кроме того, они назвали аргумент матерей о том, что граната должна была храниться в помещениях и что государство должно нести за неё ответственность, «гипотетическим». Мол, нет никаких доказательств, что боеприпас был государственной собственностью, или что он должным образом не охранялся военными.
После всех этих событий единственной надеждой для матерей стал Европейский суд по правам человека. Туда они подали жалобу на решение забайкальских судов. В ней они уже требовали возместить им не по два миллиона рублей, а по пять (70 тысяч евро).
В феврале 2020 года справедливость, наконец, восторжествовала. ЕСПЧ признал, что ответить за трагедию должно наше государство. Главным аргументом в пользу такого решения выступило то, что по российскому законодательству гранаты ВОГ-17 полностью исключены из гражданского оборота, владеть ими имеют право исключительно военные и силовые структуры. Однако сумму компенсации Европейский суд всё же уменьшил — до 40 тысяч евро каждому заявителю.
«Мы очень рады, что кто-то понесёт за это ответственность. Не в деньгах, конечно вопрос, а именно морально, что мы добились этой цели. Что Россия ответит за это, что за халатность военных должен кто-то ответить. Была бы возможность уехать из России, бросила бы и уехала. Я не вижу здесь никакого смысла жить. Наше государство просто на нас плюёт, вот и всё», — сказала телеканалу ZAB.TV мама одного из пострадавших.
Откуда взялся песок? Из материалов дела следует, что песок привезли для строящегося в 6-м микрорайоне дома водители компании «Читаспецстрой». В ходе допроса диспетчер этой компании говорил, что песок транспортировали со строительной площадки жилого комплекса «Олимпийский», который возводили вблизи стадиона СибВО. В свою очередь водитель заявлял, что в 6 микрорайон КСК его привезли, возможно, со склада компании «Стройинвест» или с бывшей лыжной базы Забайкальского военного округа. Сомнительное лидерство По данным издания «РБК», в 2018 году Россия как ответчик заняла второе место по количеству решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), вынесенных за всё время его существования, то есть с 1959 года. Речь идёт о решениях, в которых суд признал хотя бы одно нарушение прав человека. В отношении России ЕСПЧ вынес 2 365 решений. Причём Россия — одна из самых молодых стран — членов . Она попала под юрисдикцию ЕСПЧ лишь в 1998 году. За последние 20 лет ЕСПЧ взыскал с России компенсации на сумму 1,95 млрд евро. Почти 96% этой суммы приходится только на одно решение — по делу , вынесенное в 2014 году. Спустя три года Конституционный суд впервые официально объявил исполнение постановления ЕСПЧ невозможным. На все остальные дела против России приходится 84 млн евро. Без учёта дела ЮКОСа средний размер компенсации, которую в Страсбурге присудили россиянам, составляет 18,6 тыс. евро. В свою очередь, по информации «Адвокатской газеты», утверждает, что выплаты денежных компенсаций по постановлениям Европейского Суда осуществляются, как правило, в сроки, определённые Конвенцией, а отдельные задержки выплат в подавляющем большинстве случаев связаны с непредставлением или несвоевременным предоставлением заявителями необходимых для выплат документов.
Видео дня. «Сними трусы, сожги диван»: главные тренды на самоизоляции
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео