Ещё

История усадьбы Измайлово: как царское село превратили в образцовую богадельню 

История усадьбы Измайлово: как царское село превратили в образцовую богадельню
Фото: Mos.ru
170 лет назад, 19 марта 1850 года, на рукотворном Измайловском острове открыли Николаевскую военную богадельню. Сейчас одна часть этого необычного архитектурного комплекса, связавшего воедино события разных эпох, входит в состав музея-усадьбы «Измайлово», другая относится к Государственному историческому музею. История этого памятника милосердия, воинской славы и архитектуры — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».
Вотчина царского рода
Измайлово стало родовой вотчиной бояр Романовых при . В середине XVII века, во времена Алексея Михайловича, отца Петра I, оно стало «дворцовым царским селом». Здесь начали возводить соответствующий статусу монаршей резиденции пятиглавый каменный Покровский собор и комплекс Государева двора с жилыми и хозяйственными постройками, двумя парадными воротами и проездной Мостовой башней.
Алексей Михайлович, прозванный Тишайшим, превратил подмосковную усадьбу в образцовое феодальное хозяйство: здесь выращивали виноград, дыни и финики, держали волчий двор, построили кирпичный и винокуренный заводы, а также первую на Руси стекольную мануфактуру. Были даже попытки разводить тутового шелкопряда. И это далеко не все — опись измайловского хозяйства, сделанная в 1683 году, уже после смерти самодержца, заняла 273 листа.
Первые уроки «навигацкой» науки юный Петр брал на дедовском ботике на измайловских прудах и водил свои потешные полки по окрестным полям. Последней венценосной покровительницей этих мест была его дочь, императрица Елизавета Петровна. Для нее, любительницы охоты, представлял интерес лишь измайловский зверинец. Постепенно Измайлово утрачивало свое значение. Вот как о его печальной судьбе писал известный бытописатель XIX века Иван Снегирев:
«Дворец в нем обветшал и был сломан, дворцовая церковь повреждена молниею, жилье придворных служителей, медоварни, пивоварни и приспешни (кухни, пекарни — прим. mos.ru) с дымницами обвалились, сады и огороды заглохли, пруды пересохли, житницы и зверинцы опустели, наконец, оно представляло вид разрушения, одни развалины, заросшие бурьяном и полынью».
В таком прискорбном состоянии родовое гнездо Романовых в 1837 году увидел Николай I при посещении Москвы. Это был год 25-летия со времени Отечественной войны — молодой гусар Лермонтов написал к нему стихотворение «Бородино», перед Казанским собором в  поставили памятники Кутузову и Барклаю-де-Толли, а в Москве начали закладку фундамента храма , посвященного победе над Наполеоном. Для ветеранов войны, оказавшихся в бедственном положении, император в тот свой приезд распорядился устроить в Измайлове богадельню.
Дом на французский манер
Николай I был не первым русским самодержцем, который задумался о помощи «престарелым и увечным воинам». Со времен Алексея Михайловича заботы о них были возложены на церковь — инвалидов войн без особой системы отправляли доживать в монастыри. Для обителей это было тяжким бременем — они должны были выплачивать служилым определенное хлебное и денежное довольствие. Екатерина II заменила эту обязанность на изымавшийся из доходов церкви фиксированный налог в 125 тысяч рублей, которые шли на пенсии увечным, но и эта система была далека от совершенства.
Примером государственной заботы о ветеранах войн для всей Европы в конце XVII века стал Дом инвалидов, основанный королем Людовиком XIV. Первый российский аналог парижского Hôtel des Invalides появился 100 лет спустя при Екатерине II. Инициатором строительства инвалидного дома на Каменном острове в Петербурге был наследник престола Павел Петрович. Великий князь был патроном Военно-морского флота, поэтому богадельня на 50 человек предназначалась для престарелых и увечных военных моряков.
Долгое время богадельня была единственной государственной структурой такого рода, хотя частная инициатива проявлялась и раньше. Князь Борис Куракин еще в 1742 году открыл на собственные средства небольшой «шпиталь для призрения заслуженных воинов, не имевших средств к существованию» на Басманной улице в Москве. Бывший российский посол во Франции не скрывал, что подсмотрел идею в Париже.
Сменивший Павла I на троне Александр I также был озабочен созданием инвалидных домов. Важной вехой стало учреждение Александровского комитета о раненых, который до конца существования Российской империи занимался вопросами помощи увечным и престарелым военнослужащим, а также семьям погибших и скончавшихся от ран. Под опеку Александровского комитета попали и две открытые уже после воцарения Николая I военные богадельни: первая в 1830 году разместилась в Чесменском дворце под Петербургом, второй стала Измайловская.
Вторая жизнь царского родового гнезда
Строить военную богадельню в Измайлове Николай I поручил архитектору Константину Тону, которому благоволил. Основатель так называемого русско-византийского архитектурного стиля в это же время распоряжался возведением храма Христа Спасителя и Большого Кремлевского дворца.
В Измайлове Тон предложил пристроить три каменных трехэтажных корпуса с подвальными этажами на сводах к пустовавшему Покровскому собору. После войны 1812 года он долгое время был закрыт из-за трещины в куполе и внутренних повреждений, нанесенных французскими солдатами. Проект Тона спас собор от окончательного разрушения, хотя не обошлось и без невосполнимых утрат на северном и южном фасадах — там были разобраны два крыльца с теремчатым верхом, заложен изразцовый декор. Бывший царский храм превратился в домовую церковь.
С одной стороны, решение Тона выглядело неоднозначным, с другой — зодчий проявил себя как мастеровитый стилист. По его проекту служебные здания богадельни аккуратно встроили в прямоугольник бывшего Государева двора, передним и задним воротам вернули первоначальный облик. Чтобы новые и старые строения воспринимались как единый ансамбль, первые украсили элементами декора, характерного для XVII столетия. Также была отреставрирована Мостовая башня и отстроена заново лежавшая в руинах церковь Иоасафа, царевича Индийского. Сегодня этой церкви нет — она была снесена в 1930-х.
Начавшись в 1839 году, строительство богадельни растянулось более чем на 10 лет. Первый полностью готовый корпус, Южный, открыли в годовщину вступления русских войск в Париж — 19 марта 1850 года. Его жильцами в большинстве своем стали ветераны Отечественной и Кавказской войн. Согласно сохранившейся легенде, осматривая строящиеся трехэтажные корпуса, Николай I устал, запыхался и напомнил Тону, что богадельня строится не для молодых, а для стариков и инвалидов. Тогда было решено на каждом пролете лестницы установить скамеечки для отдыха.
Южный и Северный корпуса, на 200 мест каждый, были солдатскими. Ветераны жили в больших палатах на 25 человек на втором и третьем этажах. Первые этажи отводились под лазарет на 60 мест в Северном корпусе и столовую в Южном, подвалы — под хозяйственные нужды. Восточный корпус, соединенный с храмом переходом, предназначался для 20 офицеров. Каждый имел отдельную комнату с перегородкой. В корпусе были своя столовая, буфет и библиотека.
По мере поступления средств территория богадельни обрастала новыми объектами. В 1859 году появились отлитые из чугуна на средства купца-благотворителя Ивана Сорокина въездная арка и фонтан в форме чаши, украшенной львиными мордами.
Во главе Измайловской богадельни, как правило, стояли заслуженные генералы. Одним из первых директоров был генерал от инфантерии Афанасий Толмачев (1795–1871) — участник решающих сражений войны с Наполеоном, включая Бородинскую битву и взятие Парижа, награжденный золотой шпагой с надписью «За храбрость!», Кульмским крестом и множеством других наград Российской империи и иностранных держав.
Быт богадельни
Рассчитывать на поступление в Измайловскую богадельню мог далеко не каждый. Из нижних чинов принимались лица, не имеющие средств на пропитание и признанные неспособными к труду. Офицерам было необходимо получить одобрение Комитета о раненых и не иметь пенсии больше 150–200 рублей в год.
Еду, проживание, обмундирование и лечение жильцы богадельни получали бесплатно. Вот как в 1866 году Снегирев описывал организацию питания: «Пища эта состоит на каждый день для офицеров к обеду из четырех блюд: щи или борщ, или суп, холодное, жаркое и пирожное, а в воскресные и праздничные дни по рюмке водки и пирожки, — на ужин два блюда и каждый день поутру и ввечеру чай с булкою; а для нижних чинов из трех блюд: щи или борщ, или суп, в скоромные дни с полуфунтом говядины, которая под соусом подается вместо холодного, и затем каша гречневая или пшенная с маслом, а в ужин два блюда; в воскресные же и праздничные дни по рюмке водки и по пирогу с начинкою, и каждый день поутру по сбитню с хлебом».
В уставе богадельни говорилось: «Воинские чины, призреваемые в сей богадельне, имеют одну обязанность — вести себя хорошо. Они соблюдают опрятность, кротость и послушание начальству». Ветераны-солдаты по мере сил принимали участие в хозяйственной деятельности богадельни, от работы освобождались только увечные и престарелые.
В 1859 году, когда на средства московских купцов Василия Рахманова и Кузьмы Солдатенкова возвели семейный корпус, в богадельне появились не только одинокие призреваемые. Здание, спроектированное архитектором Михаилом Быковским, было рассчитано на 47 семей: четыре офицерских номера, остальные — для нижних чинов. Последние могли «заниматься всякою работаю, сообразно с их силами, а также дозволенною торговлею». Им даже выделяли небольшой земельный участок под огород, многие держали коров.
Каждой семье бесплатно предоставлялась меблированная комната, также имелся общий зал, кухни и ледники для хранения продуктов. Питание всех семей оплачивалось из средств богадельни. Позднее к ее инфраструктуре добавились приют для вдов семейных инвалидов и трехклассная школа для детей призреваемых и вольнонаемной прислуги.
К 1915 году в военной богадельне императора Николая I значились 15 офицеров и 402 солдата. После революции 1917 года Александровский комитет был упразднен, богадельня лишилась источника финансирования и прекратила свое существование. Какое-то время на Измайловском острове размещался саперный полк Московского военного округа, а в конце 1920-х на территории бывшей богадельни разместили рабочий городок имени Баумана. Все, что можно было приспособить под жилье, отдали под коммунальные квартиры. Корпуса, примыкавшие к Покровскому храму, перестроили в четырехэтажные.
Коммуналки существовали здесь вплоть до 1970-х. После расселения квартир их заняла реставрационная мастерская Министерства культуры РСФСР. А в 1987 году часть архитектурного комплекса превратили в музей. Еще через 30 лет, в 2007 году, Измайлово вошло в состав Московского государственного объединенного музея-заповедника.
Видео дня. Билан, Басков и Тодоренко получат деньги от государства
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео