Ещё

Дело КПК «Содружество»: как рядового сотрудника сделать виновным 

Дело КПК «Содружество»: как рядового сотрудника сделать виновным
Фото: Аргументы Недели
В ноябре прошлого года в  заключили бывшего менеджера по развитию кооператива . Ему вменяются тяжелейшие статьи Уголовного кодекса: мошенничество и участие в преступном сообществе. Есть впечатление, что следствие действует по принципу объективного вменения, которое было изжито в тридцатых годах, — привлечения к уголовной ответственности без установления вины. ставят знак равенства между штатным расписанием и составом преступного сообщества. В любом коллективе есть связи, иерархия, и это наводит на мысль о том, что, вопреки заявлениям президента о необходимости пересмотра огульного применения статьи 210 УК РФ, кубанские силовики продолжают «хватать и сажать» всех, кто попадется под руку, особенно если главные фигуранты исчезли из поля зрения с похищенными активами.
В нашу редакцию обратилась Анна Сивцева с просьбой провести независимое журналистское расследование уголовного преследования ее мужа Дениса, который уже более трех месяцев находится под стражей. Всё это время женщина сама заботится о малолетних детях, потому что в ноябре 2019 года мужа арестовали по громкому делу о развале кредитно-потребительского кооператива «Содружество». До сих пор Анна не может добиться свидания с супругом. И в то же время не может понять, почему Дениса закрыли в следственном изоляторе, когда он являлся обычным наемным работником — менеджером по развитию кооператива. Более того, он не стоял у истоков создания организации и просто выполнял свои трудовые функции, которые никоим образом не предполагали распоряжения деньгами. После того, как в январе прошлого года был задержан директор КПК , Сивцев исправно ходил на допросы к следователю и не совершал никаких попыток скрыться. То есть десять месяцев после возбуждения уголовных дел мужчина находился в  со своей семьей. Что побудило сотрудников правоохранительных органов столь внезапно и жестко ограничить его свободу, неизвестно. Однако ситуация демонстрирует очередное желание грести всех под одну гребенку.
Напомним: в начале 2019 года не прошел очередную проверку кредитный потребительский кооператив «Содружество», который работал на территории Кубани почти десять лет и ни разу не давал сбоя. Основным видом деятельности кооператива являлась финансовая взаимопомощь. До того, как сбережения жителей края оказались под угрозой, всё шло нормально, жалоб не было, люди получали выплаты, кооператив прирастал филиалами и, естественно, официально привлекал новых сотрудников. О том, что права самих работников ничем не ущемлялись и трудоустроены они были официально, свидетельствуют результаты двух внеочередных документарных проверок, которые провела в марте 2019 года региональная трудовая инспекция.
На одной из встреч с журналистами представитель Министерства экономики края заявил, что администрация плотно работает по проблематике кредитно-потребительских кооперативов и практика показывает, что КПК нередко превращаются в финансовые пирамиды. При этом деятельность таких организаций может в течение нескольких лет не вызывать никаких подозрений у надзорных органов. Таков пример КПК «Содружество», который десять лет работал в рамках закона, а потом превратился в пирамиду.
В 2018 году, по информации СМИ, КПК «Содружество» покинул почти весь топ-менеджмент, ответственный за движение денежных средств, сдачу отчетности, юридическую работу. Говорилось о вероятности того, что уволенные руководители могли переводить средства кооператива на счета подконтрольных им компаний. Из-за того, что должным образом не была передана отчетность, работа КПК была парализована. При этом в кооперативе остались всего несколько сотрудников (среди них и директор Александр
Богомаз), которые не смогли предоставить правоохранительным органам документацию о деятельности организации в полном объеме из-за пропажи части документов. В конце января 2019 года Богомаз был арестован, началось расследование уголовного дела.
Отчаявшись вернуть свои вклады от неустановленных лиц пайщики пытались судиться с Центральным банком, обвиняя его в недостаточном контроле КПК, что якобы с попустительства банка возникла финансовая пирамида, однако суд отверг доводы потерпевших, уступив право следствию разбираться, что к чему.
В данный момент под домашним арестом находится один из учредителей ООО «Содружество», за которым числится создание в разное время более десятка организаций финансового характера. Все они в данный момент ликвидированы. Вполне возможно, под общую гребенку попал и Денис Сивцев, работник далекий от активов кооператива, но вполне удобный для того, чтобы обрушить на него и гнев пострадавших пайщиков, и слепую ярость машины обвинения. Удивительно то, что именно рядовой сотрудник был изолирован от общества, но не человек с богатым опытом открытия и закрытия коммерческих предприятий.
— Около семи лет назад мы приехали в Краснодар, — рассказывает супруга Дениса Анна. — Стали активно искать работу. Супруг случайно занес свое резюме в кооператив «Содружество» — офис располагался тогда по улице Красной. Его охотно приняли. Подбором персонала в ту пору занимался экономист. С тех пор Денис активно включился в работу. Помимо организаторских способностей у него есть умение здраво оценивать ситуацию. Он видел, что в кооперативе проводились проверки со стороны того же Банка России, и был спокоен. Сам же он не имел доступа к финансовым документам и отчетности и, разумеется, не имел возможности со своей стороны анализировать благонадежность предприятия. Это попросту было вне его компетенции. У него не возникало никаких негативных ощущений. На работе к нему относились уважительно. Денис выполнял все приказы как солдат, делал то, что от него требовалось. Добросовестно строил свою карьеру. Никаких сомнений по поводу порядочности руководства у него не было.
На самом деле самого Сивцева следствию стоило бы считать обманутым. Ведь, принимая Дениса на работу рядовым менеджером по развитию, в штатном расписании его записали заместителем председателя правления по развитию. Такая запись — только плюс для профессионального портфолио. Мог ли добросовестный менеджер предполагать, что именно эта формальная запись обернется для него тем, что ретивые следователи причислят его к звену преступного сообщества?
По мнению Анны Сивцевой, для избрания столь суровой меры у следствия должны быть веские основания, необходимые для избрания судом исключительной меры пресечения.
Вполне вероятно, что Дениса поставили в один ряд с организаторами КПК, лишь исходя из его нахождения в штатном расписании кооператива, и настаивают на том, что он обладал теми же полномочиями, что и руководители, и бухгалтерия кооператива, то есть мог распоряжаться деньгами и даже их похищать. Однако, по словам судебного защитника Сивцева, Денис не имел полномочий на распоряжение деньгами. Фактов хищения наличных не случалось: иначе бы проводилась проверка по данным фактам. Доказательств таких фактов в суд представлено не было. Не представлено также фактов того, что якобы Сивцев, расходуя деньги на рекламу, аренду офисов и приобретение оборудования, беспрепятственно мог похищать денежные средства. В таком случае следствие должно располагать фактами, сколько рублей и на что было необоснованно списано. Но, увы, таких фактов нет.
Неужели следствие полагает, что именно у Сивцева находятся похищенные средства, с помощью которых он может подкупить свидетелей или скрыться от правосудия? Но ведь эта информация ничем не подтверждена, тем более мужчина получал законную зарплату менеджера и никакими капиталами не обладает.
По словам Анны Сивцевой, главным аргументом следователей в пользу содержания ее мужа в СИЗО является то, что у него есть заграничный паспорт и он может скрыться от правосудия. Но у кого, спрашивается, сейчас нет загранпаспорта? Таким образом, на данном основании под стражу нужно брать любого подозреваемого. Не проще ли в таком случае изъять паспорт или запретить пропуск на границе? Но ведь УПК конкретно указывает на те обстоятельства, которые предполагают содержание под стражей: подозреваемый не имеет постоянного места жительства, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения, он скрылся от органов предварительного расследования или от суда. Несмотря на это, не берется в расчет то, что Сивцев имеет постоянное место жительства в Краснодаре: проживает в одной квартире со своей женой, на его иждивении находятся дети и престарелые родители, у него есть постоянное место работы, его личность известна, меру пресечения он не нарушал и тем более не скрывался от органов предварительного расследования — исправно являлся на допросы и после возбуждения уголовного дела не исчез в неизвестном направлении.
По информации адвоката, Сивцеву вменяют мошенничество (ст. 159 УК РФ) и участие в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ). Напомним: на одной из прямых линий президент Владимир Путин говорил, что 210-я статья в настоящем виде позволяет привлечь к ответственности кого угодно.
«В  должны подумать об этом, потому что на сегодняшний день юридическая техника такова, что под преступное сообщество можно подвести совет директоров любой организации, где кто-то из членов этой организации замечен в нарушениях закона. И это, конечно, недопустимо. Совершенно очевидный факт, с этим нужно поработать и внести изменения в действующий закон», — сказал президент РФ.
Верховный Суд России дал положительный отзыв на поправки Кремля. По мнению суда, статью об ОПГ часто вменяют для того, чтобы дольше держать под стражей бизнесмена и добиваться более строгого наказания. Если в речи президента шла речь о высшем руководстве коммерческих организаций, то каким образом наемный работник, исполняющий обязанности менеджера по развитию, попал под статью об ОПГ? Для нас это остается загадкой. Порой для правоохранительных органов главной задачей становится раскрытие дела в кратчайшие сроки и, возможно, с минимальными усилиями, но при этом вразрез со всякой справедливостью. Можно ли в случае с КПК «Содружество» говорить о тщательном, всестороннем и объективном расследовании? Ведь внешне оно походит на попытку назначить виновников преступления, а не найти их.
Мы будем следить за ситуацией.
Данный материал является официальным запросом в правоохранительные органы для проведения тщательной проверки по факту привлечения Дениса Сивцева к уголовной ответственности и обоснованности избрания ему столь строгой меры пресечения.
Видео дня. Потерявшая мужа скандальная блогерша увеличила грудь
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео