Ещё

Халаты вместо шинелей. С солдатами и офицерами победу ковали и врачи, спасшие сотни тысяч жизней 

Халаты вместо шинелей. С солдатами и офицерами победу ковали и врачи, спасшие сотни тысяч жизней
Фото: Вечерняя Москва
Мы продолжаем серию публикаций, посвященную приближающейся годовщине Победы. История знает немало примеров того, как бойцы, казавшиеся списанными в запас навсегда, снова вставали под ружье. Без военных врачей это было бы невозможно, и роль медиков в Великой Отечественной невозможно переоценить. О них и пойдет речь.
Вскоре после начала войны в одном из номеров газеты «Правда» был напечатан материал о задачах военной медицины. «Каждый возвращенный в строй воин — это наша победа. Это — победа советской медицинской науки… Это — победа воинской части, в ряды которой вернулся старый, уже закаленный в сражениях воин», — говорилось в материале. Строки эти стали руководством к действию для военных медиков.
В кольце окружения
Трудности начались с первых дней войны. В центрах Ленинградского и Архангельского военных округов — и  — имелись медицинские институты. Кроме того, в Ленинграде были две военно-медицинские академии и клинические медицинские институты почти по всем специальностям.
В крупнейших городах на территории Западного особого военного округа — , и  — были медицинские институты, обеспечивавшие развертывание специализированных госпиталей и отделений.
Огромной проблемой было то, что значительная часть ресурсов здравоохранения — как специалистов, так и необходимых им медицинских средств и препаратов — находилась в западных областях Советского Союза, которые первыми приняли на себя удар германских армий. Многие госпитали оказались в кольце окружений лета и осени 1941 года.
Командующий медицинским фронтом
Ключевой фигурой в создании системы оказания помощи на поле боя был начальник Главного военно-санитарного управления Красной армии Ефим Смирнов. Это был блестящий теоретик и практик медицины. Вспоминая одну из своих поездок в 1941–1942 годах на Западный фронт, он рассказал о случае, произошедшем с ним в одном из эвакуационных пунктов.
«В эвакопункте, дислоцировавшемся в населенном пункте, была развернута большая палатка. В ней стоял стол для осмотра раненых. Противоположный вход в палатку был закрыт. Занимался осмотром раненых хирург, до войны работавший доцентом в Горьковском медицинском институте. Мое внимание привлекла плохая организаторская работа. Я обратил на это внимание хирурга, порекомендовал ему приостановить работу, поставить минимум три стола, что позволяло не ждать, пока рана будет разбинтована, не заниматься самому записями в медицинских документах и каждую минуту использовать на то, что может сделать только хирург, но не медицинская сестра. Указал ему на большую очередь у палатки и на необходимость как можно быстрее произвести сортировку раненых и больных, с тем чтобы направить их далее по назначению», — писал после войны Ефим Иванович.
Невзирая на трудности
Исключительно важное значение для военной медицины Красной армии имела сформулированная им в феврале 1942 года на заседании военно-медицинская доктрина. Если говорить в двух словах, то речь шла о единообразии подходов к методам лечения и дисциплине ведения документации.
— Война — это постоянный дефицит всего. В том числе и таких элементарных вещей, как бумаги или медицинские журналы. Поэтому истории болезни приходилось писать часто на всем, что было, даже на этикетках банок тушенки. Тем не менее документация велась, что было необходимо для учета раненых. А принципы организации военной медицины, заложенные Смирновым во время Великой Отечественной войны, были актуальными и во время событий в , — рассказал историк военной медицины .
В Красной армии впервые в истории войн хирургическая помощь на всех этапах эвакуации и в тылу была приведена к единым стандартам. Удалось справиться с такими проблемами, как ранняя транспортная иммобилизация, обезболивание, сочетание первичной хирургической обработки ран с применением противомикробных препаратов и антибиотиков. В ходе войны была разработана эффективная система борьбы с травматическим шоком. Такой постановкой дела были весьма впечатлены союзники-англичане, делегация которых познакомилась в том числе и с тем, как работают полевые врачи.
— По словам союзников, полевые госпитали были настоящим асептическим раем. То есть даже в условиях войны вопросы чистоты соблюдались неукоснительно, — рассказал историк военной медицины Александр Поволоцкий.
Скальпель в помощь
Впервые в истории широкомасштабных войн инфекционных больных не эвакуировали с театров военных действий в тыл страны, а лечили на месте. В результате предупреждалось распространение инфекционных заболеваний из тыла в действующую армию. Если в Первую мировую войну летальность в лечебных учреждениях русской армии у заболевших сыпным тифом в среднем составляла около 22 процентов, то в годы Великой Отечественной было возвращено в строй более 90 процентов больных этой инфекцией. Подобные результаты были обусловлены своевременной разработкой учеными отечественных антибиотиков и обеспечением ими действующей армии.
Многое в медицинской помощи приходилось делать буквально на ходу в условиях постоянной нехватки медицинских препаратов и оборудования. Даже высокопоставленные военные медики, такие как  или Вишневский, лично провели не одну сотню операций во время войны. В тяжелейших условиях хирургам удавалось достигать успехов в лечении ран конечностей, а также проникающих ранений живота, которые в войнах издавна считались тяжелейшим видом повреждений. Сокращение сроков доставки раненых на этапы медицинской эвакуации и мастерство хирургов позволили снизить летальность при этих видах ранений. Особая роль в организации хирургической работы принадлежала Николаю Бурденко — главному хирургу Красной армии, генерал-полковнику медицинской службы, выдающемуся ученому-клиницисту, основоположнику и главе научной школы нейрохирургии, первому президенту Академии медицинских наук СССР. Обладая богатым организаторским опытом, Николай Нилович часто выезжал на фронт, помогал решать назревшие проблемы, проводил операции в полевых условиях. Его научные работы легли в основу разработки учения о лечении ран, профилактики и лечения шока, раневых инфекций.
Кроме госпиталей, где военные врачи были на передовой сражения за жизнь раненых солдат, шла работа и в тылу. Она почти незаметна для широкой публики из-за ее негероического на первый взгляд характера.
Жизненно важное значение имело создание бесперебойной системы заготовки и доставки донорской крови. Решено было объединить гражданскую и военную службы крови. Через газеты и радио был объявлен клич о сборе донорской крови. Сегодня кажется невероятным, как жители, оставшиеся в тылу, эвакуированные, часто сами недоедавшие, страдавшие от потери веса, сдавали кровь на нужды фронта. К 1944 году в стране было 5,5 миллиона доноров. Всего за период войны было использовано около 1700 тонн консервированной крови. Более 20 тысяч советских граждан были награждены знаком «Почетный донор СССР».
ГЕРОИ
— Когда началась война, киевлянке Марии Боровиченко еще не исполнилось 16 лет, но это не помешало ей пойти добровольцем на фронт. Благодаря обучению на курсах медицинских сестер Мария уже в первых боях успешно справлялась со своими обязанностями. В 1943 году, когда гитлеровские части пытались прорваться к Курску, Мария закрыла раненого офицера своим телом от взрыва и получила смертельное ранение. Марии Боровиченко посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
— Санинструктор стрелкового полка Валерия Гнаровская удивляла однополчан своей отвагой и бесстрашием. Она вынесла под огнем с поля боя свыше 300 раненых солдат. На берегах Днепра Валерия, увешанная гранатами, бросилась под гусеницы немецкого танка, двигавшегося на палатки с ранеными, и ценой своей жизни спасла 70 бойцов. Ей посмертно присвоено звание Героя СССР.
— Мария Щербаченко была призвана в ряды Красной армии в марте 1943 года. После окончания курсов санитарок при Самаркандском медучилище была в июне 1943 года направлена в действующую армию. Участвовала в боях Великой Отечественной войны. В ночь на 24 сентября 1943 года санитарка Щербаченко вместе со своим подразделением одной из первых переправилась через реку Днепр в районе села Гребени, расположенного в Кагарлыкском районе Киевской области. За 10 дней она вынесла с поля боя и оказала первую медицинскую помощь 112 раненым бойцам. 23 октября 1943 года указом красноармейцу Марии Захаровне Щербаченко было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. После войны Мария Щербаченко была демобилизована. Окончила Ташкентскую юридическую школу, работала юристом.
— Зинаида Михайловна Туснолобова-Марченко родилась на хуторе Шевцово ныне Россонского района Витебской области в семье крестьянина в 1920 году. В 1930-е годы выехала с семьей в Сибирь. В годы Великой Отечественной войны — санитарка 849-го стрелкового полка, участница боев за Воронеж. В феврале 1943 года ее часть сражалась в районе станции Горшечная. Территория часто переходила из рук в руки. Вместе с ранеными Туснолобова осталась на вражеской стороне. Она притворилась мертвой и долго пролежала на снегу без движения. Когда ее нашли свои, то выяснилось, что конечности обморожены. В госпитале оказалось, что 23-летней девушке нужно ампутировать руки и ноги. Но Туснолобова не сдалась. Она выступала в тылу перед рабочими заводов, писала статьи для газет. Танкисты на броне своих машин писали: «За Зину Туснолобову!» После войны Зинаида Туснолобова, в замужестве Марченко, занималась общественной работой.
КСТАТИ
Ленинграде во время блокады профессор Е. А. Плевако, совместно с группой научных сотрудников Центральной научно-исследовательской лаборатории бродильных процессов, инженеров-химиков и механиков, разработала метод получения белковых дрожжей из непищевого сырья и организовала их промышленное производство. Для этого были использованы накопившиеся в течение многих лет отходы древесных опилок деревообрабатывающего завода в Дубровке. Опилки подвергались гидролизу слабым раствором серной кислоты, в гидролизат вводились биогенные вещества — азотные и фосфорные соли, — и таким путем компенсировали недостаток белка.
СПРАВКА «ВМ»
Во время войны погибли или пропали без вести более 85 тысяч медиков. Из них 5 тысяч врачей, 9 тысяч средних медицинских работников, 23 тысячи санитарных инструкторов, 48 тысяч санитаров и санитаров-носильщиков. В 1941–1945 годах через госпитали прошли более 22 миллионов человек. Из них 17 миллионов были возвращены в строй. 85 человек из каждой сотни пораженных на поле боя защищали Родину, вернувшись из медицинских учреждений. Благодаря работе медиков армия не потеряла 72 процента раненых и 90 процентов заболевших на поле боя. 47 медицинских работников были представлены к званию Героя Советского Союза.
Читайте также: Наши герои
Видео дня. Билан нарушил самоизоляцию ради вечеринки королевы Tik Tok
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео