Будет ли в рязанских Спас-Клепиках краеведческий музей? 

Будет ли в рязанских Спас-Клепиках краеведческий музей?
Фото: Ревизор.ru
О неповторимой коллекции топоров Александра Радула — «Ревизор.ru» недавно рассказывал. Теперь наш портал познакомился с коллегами Радула по музейному делу.
В деревне Гуреево километрах в двадцати от райцентра Спас-Клепики с 2012 года функционирует… целый этнографический музей. «Заведует» им Виктор Иванович Касаткин — создатель музея Гуреева, он же руководитель, он же экскурсовод. С одной оговоркой — никакого официального статуса нет ни у здания, где находится музей (бывшей школе-четырехлетке, закрытой в 2007 году), ни у музея с его библиотекой, ни у Виктора Ивановича. Здание принадлежит администрации Оськинского сельского поселения, некогда в нем работали местные чиновники, теперь вот — народная экспозиция. Спасибо главе сельского поселения Ольге Васильевне Уразовой, что администрация платит за свет. Других коммунальных удобств в избе нет. Виктор Касаткин. Фото Е. Сафроновой.
Виктор Иванович Касаткин 34 года отработал киномехаником в сельском клубе, когда таковой еще был в Гурееве. В последние годы СССР учреждение называлось Гуреевский сельский дом культуры. Василия Ивановича, многолетнего работника культурной сферы, дважды ставили директором ДК. В 1994 году здание дома культуры сгорело. С помощью районных властей его отстроили, в 1996 году ДК открылся на старом месте. Через полгода его опять сожгли. Тогда по окрестным селам прокатилась волна пожаров (или поджогов?) культурных учреждений… Самое обидное, что на пепелищах даже не построили новые дома или коммерческие учреждения. Они просто остались пустырями. Про гуреевский клуб говорили, что подожгли его, дабы прекратить шумные молодежные дискотеки. Так или иначе, но дом культуры в дерене восстанавливать не стали, и Виктор Иванович остался не у дел. А без дела сидеть он не привык. Этот энергичный человек, которому тогда было пятьдесят лет (сегодня 74), взялся организовывать местный музей из сокровищ, которые копил много лет.
— Сначала собирал на чердаке своего дома, потом в бывшей библиотеке, — посмеивается Виктор Иванович. — Этот музей начался с того, что в свое время, в начале «нулевых», отделы культуры дали местным библиотекам задание создавать небольшие уголки деревенского быта. И мы с библиотекарем Любовью Ивановной Заринской стали собирать. А сейчас Любовь Ивановна уже давно на пенсии, и библиотеку в деревне закрыли в 2012 году. Но мы новую собрали, с миру по книжке, — действительно, одна комната при музее — настоящая изба-читальня. Киноаппарат Касаткина. Фото Е. Сафроновой.
Виктор Иванович — прирожденный коллекционер. Еще в школе коллекционировал открытки. Вырос — нашел объект посерьезнее: нумизматику. Говорит, что в его коллекции самые старые монетки были XVI — XVII веков. Собрание монет не сохранилось, но это не повлияло на отношение Касаткина к «собирательству». Коллекционирование — его страсть. Тем более, что многие предметы крестьянского быта и искать не надо — они хранятся в обиходе сельских семей от дедов-прадедов. Прослышав про инициативу Виктора Ивановича, соседи стали ему приносить раритеты. Таким образом в музее сложились:
— солидный набор крестьянской одежды, скатертей и рушников с уникальной местной вышивкой — ведь до революции узоры на рубахах и юбках даже в соседних деревнях не совпадали. «Венец» экспозиции — венчальная рубаха деда Виктора Ивановича, настоящего русского богатыря, прожившего 104 года. Подлинная венчальная крестьянская рубаха. Фото Е. Сафроновой
— десяток вальков для отбивки белья. Некоторые изрезаны внешне простым геометрическим орнаментом. Виктор Иванович уверяет, что это древний крестьянский календарь, которым легко пользовались наши предки, но теперь никто его уже прочесть не может;
— все «механизмы» для облегчения крестьянского труда, изготовленные в деревне Гуреево: кросна — ткацкий станок, жерновицы, маслобойка деревянная, сторожевые колотушки — доска с привязанным на веревочке деревянным шариком. Про такую писал : «Сонный сторож стучит мертвой колотушкой». Корзинки, корыто стиральное, сундуки — все тоже местного производства, а точнее, рукоделия; Утварь местного производства. Фото Е. Сафроновой.
— россыпь железных изделий, выкованных на гуреевских кузницах. В Гурееве имелось пять кузниц. Большинство железных предметов изготовлено задолго до революции: кованый обод на колесо, тяжелый косарь — лучину щепать, косы, успевшие заржаветь. К этой коллекции примыкают и топоры из собрания Александра Радула.
— «чайная экспозиция»: самовары (частично электрические), советского производства чайные коробочки и посуда — по торжественным поводам они используются по назначению. Многое «советское — значит, отличное» незаметно перекочевало уже в разряд музейных редкостей и обрело свое место в музее Виктора Ивановича: настольные часы, игрушки, киноафиши. Здесь же — красочные наборы тех самых открыток, которые собирал он мальчиком. Мясорубка и железные изделия. Фото Е. Сафроновой.
В Гурееве имелось и настоящее производство. Деревня старообрядческая, в соседнем селе Кобылинка — к приходу которого при царе была приписана деревня Гуреево — сохранилось два кладбища, «староверское» и «никонианское». На старообрядческом кладбище уже не хоронят. А потомков староверов еще много на свете. К таковым себя и Касаткин причисляет. Сколько поколений своих предков он помнит, все местные. А в старой предпринимательство было часто связано со старообрядчеством. Благодаря староверам Гуреево не избежало промышленного подъема.
Подъем пришел в мещерскую глубинку в начале ХХ века, когда построили железную узкоколейную дорогу Рязань-Тума (начали прокладывать в 1897 году, открыли в 1901 году). Весь ХХ век узкоколейка исправно служила людям. О ней много писал . Но в 2011 году она была закрыта, а к сему моменту уже и рельсы разобраны… Однако в начале прошлого столетия узкоколейка принесла в Гуреево цивилизацию. Деревня оказалась станцией. На дальнем конце деревни был открыт Гуреевский разъезд — табличка с него заняла почетное место в экспозиции музея Касаткина. По железной дороге прибыли в мещерскую глушь промышленники Морозовы — потомки орехово-зуевских Морозовых, а также братья Степашовы. Те и другие — старообрядцы. Степашовы занимались производством колбасы. Маленький «осколок» этого производства хранится в музее — раструб мясорубки с немецкой надписью, выпущенной в Германии. В другой витрине выставлена заржавленная, но все еще грозная шашка выпуска ориентировочно 1903 года. Полицейская «селедка». Шашка сделана где-то в этих местах, возможно, даже на заводе знаменитых промышленников Баташовых в Гусь-Железном. Он недалеко. Есть и штык — по мнению Касаткина, «возрастом» в 300 лет, от фузеи (кремневого дульнозарядного ружья). Память о Гуреевском разъезде. Фото Е. Сафроновой.
До революции Гуреево было богатой деревней и «озорной», как выразился Виктор Иванович. В 1930 году, в процессе коллективизации, начальник ОГПУ Рязанского округа Московской области посылал в Москву сводное донесение по районам области, как происходит вовлечение крестьян в колхозы. Лидирует по частоте упоминаний в контексте сопротивления колхозам деревня Гуреево. Этот документ тоже у Виктора Ивановича в копии хранится. Но, уверяет он, никто в тех выступлениях против коллективизации не пострадал.
Гуреевский музей — типичный «гений места», здесь сосредоточено все, что прямо или косвенно имеет отношение к родным местам и знаменитым землякам. Он реконструирует историю края, жизнь и быт его насельников, яркие страницы истории. Самая пронзительная экспозиция, от которой ком в горле — «Стена памяти. Пока мы помним, они с нами», сплошь покрытая фотографиями. Здесь собраны лица всех земляков, вернувшихся или не вернувшихся с Великой Отечественной войны (к сожалению, больше не вернувшихся). Стена памяти. Фото Е. Сафроновой. Уникальный снимок 1938 года: Тумский призывной пункт, возле него стоят деревенские парни, призванные на действительную военную службу. Великая Отечественная война их застала в 1941 году, почти никто, из тех, кто серьезно смотрит в камеру, не пришел назад. По словам Виктора Ивановича, изображения многих земляков остались только на этой единственной фотографии. Среди земляков фигурирует и великий русский поэт Сергей Есенин, учившийся три года в Спас-Клепиках в земском училище. Фотография запечатлела санитарный поезд 1914 года, в котором служил будущий поэт. Виктор Иванович предлагает всем «квест» — найти на снимке светоч русской поэзии. Призыв 1938 года. Фото Е. Сафроновой.
Со снимками и публикациями в районных газетах о знатных земляках — героях Великой Отечественной — Виктор Касаткин много раз выступал в школах Клепиковского района. Он заинтересован в том, чтобы его познания по истории родного края и вещественные ее свидетели нашли как можно больше слушателей и зрителей. Охотно проводит экскурсии по своему музею с элементами интерактива — позволяет брать предметы в руки, трогать, примеряться к крестьянскому труду. Выходных дней для Касаткина не существует. Виктор Касаткин в своем царстве. Фото Е. Сафроновой.
Сильная сторона личности Виктора Ивановича — бескорыстие, бессребренничество, беззаветное служение любимому делу, которое он понимает как благо для людей: благо знать больше о своих корнях, благо прикоснуться к прошлому своей земли, благо прочесть хорошую книгу. В его «избе-читальне» книги, выданные на руки, не записываются и не всегда возвращаются. Пусть читают, я только рад! — беззаботно отвергает Виктор Иванович недоуменные вопросы. Это бы полбеды, но подобным образом поступают и некоторые официальные музеи. Просят экспонаты на время, Виктор Иванович, гордый вниманием к своей коллекции, предоставляет просимое, бывает, и сам помогает грузить вещи в машину, а потом, глядишь, на гуреевских поделках уже инвентаризационные номера, и о возврате речи нет… Некоторые любопытные экспонаты остались только на фотографиях — деревянная посуда, коромысла палехской работы. Официализация нужна гуреевскому музею хотя бы для того, чтобы богатая этнографическая коллекция осталась в целости.
В 2017 году гуреевский музей посетил министр культуры Рязанской области в сопровождении представителей администрации Клепиковского района. Экспозиция высокому гостю очень понравилась. А затем чиновники уехали в райцентр, где состоялся круглый стол по вопросу создания в Клепиках краеведческого музея. Виктора Ивановича на него звали, но он не поехал: не умею я, говорит, на таких сборищах сидеть с такими людьми. Официальные вопросы решают другие авторы идеи — в основном Тамара Александровна Артамонова. Тамара Артамонова. Фото: издательство «Пресса».
Слухом земля полнится, в рязанских газетах периодически пишут об энтузиасте Касаткине. В феврале 2020 года его музей упомянула областная газета «Рязанские ведомости» в материале «Гуреевский разъезд». Не так давно в Гуреево наведалась делегация из Рязанского музея путешественников: директор Александр Капитанов и другие научные работники. Как понял из разговора Виктор Иванович, музею путешественников дали дополнительное помещение, а они узнали о существовании такого замечательного коллеги и приехали познакомиться. Ради знакомства Виктор Иванович отобрал для музея путешественников из своей библиотеки книги о знаменитых первопроходцах в подарок. Надеется, что и он ему чем-то поможет.
— Посмотрели и говорят: не должно у вас отсюда пропасть ни одной вещи! — говорит Касаткин. — Музей путешественников хочет меня вместе с этим всем взять под свой патронаж. Я не против: может, они мне отремонтировать этот дом помогут. Мне деньги не нужны, мне важно вот это все сохранить, — и он обводит широким жестом свое царство, в котором «обитают» где-то три века местной истории и несколько сотен человек. «Обитатели» Гуреевского музея. Фото Е. Сафроновой.
Еще более продолжительная история у музея средней образовательной школы № 1 города Спас-Клепики, которым с самого момента основания заведует Тамара Александровна Артамонова. Раньше она была преподавателем истории этой школы, теперь — руководитель школьного музея и читает несколько, как говорят педагоги, «часов» по разным гуманитарным предметам.
Школьному музею 9 мая 2020 года исполнится 35 лет. Тамара Александровна стояла у его истоков, и вся ее семья принимала участие в создании музея — муж в советское время «доставал» витрины и фанеру, Тамара Александровна вместе с плотником сооружали музейные стенды. «Своими руками я сделала Музей боевой и трудовой славы „Память“, и 35 лет он существует!» — с гордостью говорит учительница. Профиль музея — знатные земляки, воины и трудовые деятели. Витрина школьного музея «Память». Фото: издательство «Пресса».
По словам Артамоновой, они вместе со школьниками много лет собирали материалы о боевом пути воинских подразделений, формировавшихся в Рязани, в особенности интересуясь уроженцами Клепиковского района. В частности, выяснили, что в составе 98-й гвардейской стрелковой Свирской Краснознамённой дивизии, сформированной в начале 1944 года в подмосковном Щелкове, было 500 рязанцев, из них — 30 клепиковцев. Дивизия принимала участие в освобождении южной Карелии, так называемой Свирско-Петрозаводской операции, называвшейся в годы войны Четвертым сталинским ударом. Школьный музей собрал все, что можно, об этой операции. В 2009, 2014 и 2019 году делегации от школы были в Карелии на 65-летии, 70-летии и 75-летии Свирско-Петрозаводской операции. Тамара Александровна говорит: даже нашли место захоронения выпускника своей школы  — в Лодейном Поле. Школьные поисковые отряды восстанавливали боевые пути и других воинских частей, куда входили земляки, в том числе госпиталя 3009, который дошел до Хаусвальде (местечко в ста километрах от Берлина). Благодаря школьному музею и поисковой деятельности патриотическое воспитание учеников происходит постоянно и неуклонно. Сокровища экспозиции школьного музея. Фото: издательство «Пресса».
Не так давно школьный музей получил субсидию размером в 500 тысяч рублей на модернизацию из областного бюджета на основании пройденного в октябре прошлого года конкурсного отбора. На эти средства приобрели новую оргтехнику, поставили современные витрины, заменили окна и двери. Школьный музей разросся и похорошел, но Тамара Александровна мечтает о большем — о создании настоящего историко-краеведческого музея в Спас-Клепиках, куда можно было бы передать все свои сокровища. Экспозиция музея вызывает у детей неизменный интерес. Фото: издательство «Пресса».
Идея историко-краеведческого музея, возникшая у Артамоновой и ее единомышленников, подразумевала объединить школьный Музей боевой и трудовой славы с богатой этнографической гуреевской коллекцией и уникальными топорами Александра Радула на единой площадке. Инициаторы разработали концепцию музея из 16 разделов, начиная с флоры и фауны и заканчивая Великой Отечественной войной. И наметили для музея здание в Спас-Клепиках, имеющее собственную богатую историю. Это бывшее здание школы, возведенное до Великой Отечественной войны методом народной стройки, потому что в райцентре вообще никакой школы не было. В годы войны в школе разместились отделения госпиталей. После войны в нем снова шли занятия. В мае 1970 года в Дагестане произошло крупное землетрясение, и в Рязанскую область привезли эвакуированных детей — они учились и проживали прямо в здании школы. Затем этих ребят перевели в Рыбновский район, а в здании устроили ПТУ-32 для подготовки мелиораторов. А теперь вот уже восемь лет бывшее учебное заведение пустует. Именно там энтузиасты хотели устроить историко-краеведческий музей. Пустующее здание школы, построенное методом народной стройки. Фото Е. Сафроновой.
Казалось бы, есть все — и теория, и практика. Нет только самого музея. Почему же?..
За открытие Клепиковского историко-краеведческого музея Артамонова и ее коллеги начали биться осенью 2016 года, еще при предыдущем губернаторе Рязанской области . У Тамары Александровны хранится целая папка корреспонденции, адресованной во все инстанции. Первым делом авторы идеи обратились к районной и к администрации района с просьбой открыть в городе историко-краеведческий музей. Письмо подписали более двухсот горожан. Тамара Александровна говорит: торопились выступить со своей идеей, потому что пошел слух, будто бы в здание, которое они наметили под музей, решили «вселить» какие-то административные службы. К слову, они так и не въехали до сих пор. И после отправки этого первого письма, как выражается Артамонова, пошли баталии. Или «футбол». Письма, которые энтузиасты отправляют на областной уровень, возвращаются на районный. Районные власти реагируют вяло. В одном ответе написали, что считают нецелесообразным открывать историко-краеведческий музей в Клепиковском районе, но энтузиасты имеют право создать негосударственный историко-краеведческий музей и обратиться к спонсорам. Все радетели за районный музей принадлежат к тому поколению, когда и слова «спонсоры» не знали. Тамаре Артамоновой 78 лет, Виктору Касаткину — 74, Александру Радулу — 81 год. В их представлении культура — важнейшая отрасль государственной заботы и внимания. Поэтому они и обращаются с общественно-полезной идеей к государству, а не к частным лицам.
Если сократить долгий рассказ Тамары Александровны, то конструктивных предложений музейным активистам не поступало, пока один из ее бывших учеников не выложил в интернет открытое письмо о том, что в Клепиковском районе нет своего историко-краеведческого музея, и о мытарствах энтузиастов, надеющихся его открыть. После этого Артамоновой позвонили из приемной губернатора и сказали, что с ними готов встретиться министр культуры региона Виталий Попов. Делегация из пяти человек осенью 2019 года приехала на встречу и услышала от министра культуры слова понимания: да, Клепиковскому району нужен краеведческий музей! В интересах этих школьников району нужен свой историко-краеведческий музей. Фото: издательство «Пресса».
— И у нас уверенность появилась, что нас услышали и поддержат, — рассказывает Тамара Александровна. — И вскоре после этого мы услышали на районном уровне, что министерство культуры области готово выделить средства на покупку здания под музей. Это не здание бывшей школы, которое мы наметили, а другое, старинное, в самом центре города, где раньше была. Оно нам даже предпочтительнее. Но наши районные власти говорят: если областной здание выкупит, то музей будет областной, и доходы от его деятельности не будут в город поступать. А какие от музея могут быть доходы, особенно первое время?.. Я начала звонить министру культуры, чтобы весь этот вопрос прояснить, а потом со мной случилась беда… Вот пройдет Восьмое марта, снова буду дозваниваться…
Прошлой осенью Тамара Александровна упала на пороге школы и ударилась головой, получила травму и долгое время проходила реабилитацию. К работе вернулась только в феврале. Женщина долго восстанавливалась, но сейчас пришла в себя и готова вновь включаться в борьбу за дело своей жизни — открытие районного музея.
Активисты воодушевлены возможностью, что для воплощения в жизнь идеи музея власти приобретут здание. Александр Радул показал нам оба дома, где может открыться музей. Построенная в советское время школа просторнее, но у нее крыша в плохом состоянии. Дореволюционный особнячок в центре города компактнее, но и сохранился лучше. Впрочем, на каком бы варианте ни сошлись областные и районные власти, подвижники согласны — лишь бы музей возник!.. Энтузиасты надеются, что это здание администрация отведет под краеведческий музей. Фото Е. Сафроновой.
Близится 75-я годовщина Великой Победы. Как было бы прекрасно, если бы к этой светлой дате в районе возник музей, смысловым и энергетическим ядром которого станет школьная «Память»!.. Хочется верить, что руководство области сделает такой подарок району ко Дню Победы — ведь патриотическое воспитание всегда начинается на малой родине. Как писал :
Вот где нам посчастливилось родиться,
Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли
Ту горсть земли, которая годится,
Чтоб видеть в ней приметы всей земли…
Видео дня. В США скончался тележурналист Ларри Кинг
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео