Зимний фестиваль искусств Юрия Башмета стал символом праздника любви и весны 

8 марта еще только на горизонте, но для меня праздник весны начался утром 16 февраля, когда мой самолет приземлился в . За бортом +11, но кажется, что по ощущению куда теплее — ослепительное солнце, лазурное небо и пальмы, пальмы, пальмы. «На Новый год тут и вовсе +15 было», — сообщают в ответ на мое восхищение попутчики, с которыми мы вместе едем в город из аэропорта. Они представляются скромно: и , контратеноры.
Следующим вечером Владимир Магомадов и Олег Рябец будут блистать на сцене Зимнего театра в мировой премьере XIII Зимнего международного фестиваля искусств  — хоровой опере «Сказ о Борисе и Глебе, братьях их  и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском».
Особенность этой оперы композитора в том, что главные партии в ней исполняют не солисты, а хоры. Всего их пять (на сцене одновременно задействованы 200 человек!): Государственная хоровая капелла , Муниципальный камерный хор «Нижний Новгород», Камерный хор Московской консерватории, Тульский государственный хор и народный хор РАМ имени Гнесиных. Последнему отведена роль, собственно, народа, и в ней молодые хористы смотрятся невероятно органично. Особую роль композитор отвел альту маэстро Юрия Башмета — его соло в оркестре «воплощает рок, судьбу».
Да, но при чем тут 8 марта, спросите вы? Дело не только в том, что Зимний фестиваль в Сочи — самый настоящий праздник искусства, где органично сосуществуют и сливаются друг с другом множество жанров, где каждый день наполнен концертами и спектаклями, музыкальными и поэтическими конкурсами, мастер-классами и образовательными программами. Тут наслаждаешься каждым моментом, кажется, все здесь пропитано солнцем, морем и музыкой.
Сходила в Органный зал на лекцию об  и знаменитой «армянской пятерке» (a la российская «могучая кучка»), которую читала внучка великого композитора, послушала их произведения. Закрепила яркое впечатление порцией хинкали в культовой сочинской хинкальной «Белые ночи». И обязательно рюмочку чачи с чуть подсоленным айраном — рекомендация Олега Рябца об особенностях местной кухни оказалась выше всяких похвал.
Полюбовалась закатом на набережной, в маленькой кофейне с чашечкой кофе по-восточному, где хозяйка сама и варит, и подает его. И отправилась в Зимний театр, на балет португальско-британского хореографа Артура Пита «Мать» по мотивам сказки Андерсена «История одной матери». Афиша обещала, что он станет «самым экстремальным художественным впечатлением фестиваля». Так оно и было.
Представление захватывает зрителя еще до его начала. Публика еще только заходит в зал, шумит, ищет свои места, неспешно рассаживается, а на сцене, как в другом измерении, в другой реальности уже идет своя жизнь. По маленькой обшарпанной комнате советской квартиры из угла в угол ходит простоволосая босоногая женщина в ночной рубашке, тщась утешить надрывающееся дитя. Кажется, будто сейчас крикнет в зал: «Тише! Мой ребенок болен и не может уснуть!».
Звенит третий звонок, гаснет свет, сквозь в зеркало в комнату входит смерть и забирает ребенка. Мать бросается вслед. Ее роль исполнила прима Лондонского королевского балета и некогда прима Большого . В подобном амплуа «матери, которая пойдет до конца и пожертвует всем, что имеет», балерине, по ее собственному признанию, раньше не доводилось выступать. Но, кажется, нельзя глубже прочувствовать материнское горе, отчаяние и подвиг, чем это удалось Осиповой.
Это балет-триллер, балет-хоррор, зазеркалье, в котором улавливаются и русский фольклор, и японская мистика, и кельтский мир фейри и древнегреческое царство мертвых. Среди зрителей были такие, кто покидал зал со словами «Это слишком для меня», но это единицы — овация долго не утихала. А после спектакля мы еще долго обсуждали его с коллегами за бокалом вина, и у каждого было свое послевкусие, свое восприятие финала.
Женская доля, женская беда и женское счастье стали лейтмотивом еще одной премьеры фестиваля — документально-музыкального спектакля «Некурортный роман», реализованного совместно с МХАТ им. Горького. На сцене импровизированного телешоу семь женщин разных возрастов, национальностей, социального статуса, профессий. Они готовят свои коронные блюда и рассказывают о своей жизни — жизни жен.
Изюминка спектакля в том, рассказал худрук постановки , что он полностью построен на записанных сценаристами интервью с жительницами Сочи. Пожалуй, это его и спасло. Наивный, провинциальный, напоминающий диснеевскую сказку сюжет с предсказуемым хэппи-эндом, эдакий мюзикл о кулинарном шоу, вряд ли был бы воспринят столичным искушенным зрителем, если бы не осознание подлинности происходящего на сцене.
«В Сочи две беды: зимой — дожди, летом — гости», — шутят в спектакле. Но к Зимнему фестивалю эта шутка никак не применима. Дождей почти и не было, и пляжи еще пусты. А длился он почти две недели — с 12 по 23 февраля. Опера, балет, театр, этномузыка, джаз, видеоарт. Звезды мировой величины и молодые таланты, настоящие виртуозы со всего мира съехались сюда, чтобы провести диалог культур, и каждый гость фестиваля чувствует себя частью этого диалога и растворяется в нем.
Видео дня. Егор Крид перестал скрывать свою возлюбленную
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео