Ещё

На шпионском задании в Советском Союзе в 1959 году: не понимал опасности (NRK, Норвегия) 

На шпионском задании в Советском Союзе в 1959 году: не понимал опасности (NRK, Норвегия)
Фото: ИноСМИ
«Я был тогда молод и наивен», — сказал Улав Биркенес (Olav Birkenes) о задании в Советском Союзе, полученном от норвежской разведки в 1959 году. В отличие от  (Frode Berg) в 2017 году, Биркенес благополучно вернулся домой в  и привез с собой фотографию новой подводной лодки.
«Было очень интересно, в конце 1950-х годов в  и Советский Союз практически никто не ездил».
Об этом уроженец Кристиансанна Улав Биркенес рассказал в интервью своему другу Отто Кристиансену (Otto Kristiansen) в 2001 году.
Он дал интервью при условии, что его не будут публиковать, пока сам Биркенес не даст на это разрешения. Но сейчас его сын Хокон позволил NRK рассказать эту невероятную историю времен холодной войны.
Встреча на улице
«Я «случайно» встретил майора Уве Овердале (Ove Overdale) на улице Осло», — рассказал Улав Биркенес в интервью.
Он прекрасно понимал, что, возможно, его встреча с бывшим товарищем по учебе на курсах русского языка вооруженных сил Норвегии была не совсем случайностью.
Сначала они поговорили, не хочет ли Улав Биркенес переехать в Финнмарк, чтобы попрактиковаться в русском языке.
Биркенес отнесся к этому предложению вполне благосклонно. Но на следующей встрече майор Овердале поинтересовался, не согласится ли он вместо этого поехать в  — город, который в 1990 году вернул себе старое имя Санкт-Петербург.
интересовало расширение железной дороги, ведущей на Кольский полуостров и к . Создание на Кольском военно-морской базы с самолетами и подводными лодками как раз шло полным ходом.
«Я должен был попытаться раздобыть билеты на поезд до Мурманска. Но это нужно было делать уже после того, как я попаду в Советский Союз», — рассказал Биркенес.
Биркенес в 1953 году служил на базе Ватнелейрен к югу от Ставангера, и именно там он узнал, что есть возможность записаться на новые курсы русского языка в Осло.
Курсы русского языка вооруженных сил Норвегии
Он уже изучал немецкий и французский в качестве дополнительной специальности в Университете Осло, поскольку интересовался языками.
Проучившись на курсах 16 месяцев, Биркенес узнал почти все о советских моделях самолетов и воинских званиях. Эти знания он использовал, чтобы получить степень бакалавра по русскому языку в Университете Осло в 1965 году.
Так что его интерес к стране, которая тогда называлась Советский Союз, был велик. Поэтому Улав Биркенес недолго думая ответил, что готов поехать в Ленинград за счет разведки.
Все это происходило как раз тогда, когда советские власти приоткрыли страну для частных туристов, чем и воспользовалась норвежская разведка, организовав так называемую «легальную поездку». В числе других согласившихся отправиться на задание был и житель Осло (Paul Smith).
В «учебной поездке»
По плану Улав Биркенес с женой Эвой должны были отправиться в Ленинград «в учебную поездку». Свежеиспеченная учительница Эва посетила бы спецшколы — например, для глухих. Сам Улав ознакомился бы с учебным процессом в старших классах советских школ, соответствующих норвежской гимназии.
Через они подали заявку на грант, и с 6000 кронами в кармане (что по тем временам было большой суммой) запланировали трехнедельный визит в Ленинградскую область.
Перед отъездом Эва и Улав Биркенесы провели две недели в Осло, где норвежская разведка выделила им одну из служебных квартир в районе Майорстуэн.
Каждый день Уве Овердале и его коллеги из штаба разведки рассказывали Улаву, какая именно информация из Ленинграда им нужна. А Эва подробностей насчет истинной цели их поездки в Советский Союз так никогда и не узнала.
Также Улав Биркенес впервые встретился с легендарным и загадочным главой норвежской разведки Вильхельмом Эвангом (Vilhelm Evang).
Двухколейка до Мурманска?
Важнейшей задачей было попытаться добыть билеты на поезд из Ленинграда в Мурманск. В штабе норвежской разведки знали, что советские власти собираются расширить эту железную дорогу и сделать ее двухколейной, но не представляли, как далеко уже зашла эта работа.
Поэтому Улаву Биркенесу пришлось заучивать названия северных советских станций — от 30 до 40 населенных пунктов — чтобы он по пути мог запомнить нужные, не записывая. Но в изначальный план поездка в Мурманск не входила.
Он должен был попытаться устроить ее, уже прибыв в Ленинград. От сотрудников штаба разведки он узнал, что каким-то финнам удалось раздобыть билеты и разрешение поехать в Мурманск.
Вторым заданием была прогулка по портовому району Ленинграда, во время которой Улаву надо было сфотографировать, что там происходило. Особенно майора Овердале и его людей интересовала верфь на южном берегу Невы, где Советский Союз строил некоторые атомные подводные лодки.
Прогулки в районе порта
Эва и Улав Биркенесы отправились в Ленинград традиционным путем: сначала на поезде до Стокгольма, а потом — на пассажирском судне «Калинин». Эва Биркенес и не подозревала, что их поездка фактически была лишь прикрытием для разведывательной деятельности.
По прибытии они поселились в гостинице «Европейская» с богатой историей, которую сейчас скорее знают как отель «Европа». Гостиница располагается в центре города на одной из улиц неподалеку от Невского проспекта.
Как и всем туристам в Советском Союзе, им выделили гида, который должен был сопровождать их во время визитов в городские школы.
Но у Улава Биркенеса было и время погулять самостоятельно, так что вскоре он отправился в район порта, где его, по всей видимости, больше всего интересовало фотографирование чаек.
Наконец он добрался до большой Адмиралтейской верфи. Там путь ему преградил деревянный забор высотой более 10 метров. Казалось, что там не было ничего заслуживающего внимания, но он все равно сделал несколько снимков. Позднее эти кадры очень заинтересовали разведчиков.
На Финляндском вокзале
Поездка в Мурманск так и не сложилась. Через гида Улаву Биркенесу сообщили, что в этом портовом городе на берегу Северного Ледовитого океана слишком мало отелей, поэтому организовать поездку туда на поезде не представляется возможным.
Тогда Биркенес решил отправиться на Финляндский вокзал, откуда ходили поезда до Мурманска, и поговорить с пассажирами и проводниками, чтобы узнать их впечатления от поездок.
Там он и выяснил, как далеко зашло строительство двухколейной дороги. Добытую информацию он незаметно записывал шифром в блокнот.
Едва ли это было абсолютно безопасно. Железные дороги и тогда, и сейчас считаются зоной ответственности военных, и если бы Биркенеса схватили, его могли бы обвинить в шпионаже — что, собственно, и было правдой.
Он знал, что в таком случае он окажется предоставленным самому себе, и никто не возьмет на себя ответственность за его действия.
Ликование в штабе разведки
Но ничего такого не произошло. Эва и Улав Биркенесы спокойно вернулись домой через Хельсинки и Стокгольм. Когда проявили снимки, сделанные Биркенесом, Вильхельм Эванг и Уве Овердале в штабе разведки просто ликовали.
На снимке, сделанном возле высокого деревянного забора у Адмиралтейской верфи, им удалось разглядеть корпус советской подлодки нового типа — вероятно, той, которую НАТО обозначили как класс «Фокстрот» (подводные лодки проекта 641). Снимок был сделан со значительного расстояния и сверху, что давало возможность больше узнать об этом типе судна.
Поездка полностью оправдалась, сказал полковник Эванг, который, конечно, понимал, что добытая информация будет очень интересна коллегам из американской разведки.
«Меня угостили чудесными бутербродами, но в остальном, кроме тех 6000 крон на поездку, я больше ничего не получил», — рассказал Биркенес.
Наконец-то в Мурманске
Позже Биркенес работал преподавателем в Киркенесе, откуда он тоже посылал разведке кое-какую информацию, когда бывал в Мурманске со спортивными группами. Официально он в этих поездках был переводчиком. По пути из Никеля в Мурманск на поезде Биркенес тоже делал немало фотографий, хотя это и было строжайше запрещено.
Также он докладывал в штаб разведки обо всем необычном, что ему встречалось во время этих поездок.
Но о задании, которое он выполнял в 1959 году в Ленинграде, он молчал всю жизнь. Он боялся, что если расскажет об этом, въезд в Советский Союз и Россию для него будет закрыт.
«Кроме того, меня ведь обязали молчать, пусть в 1994 году Уве Овердале и разрешил мне рассказывать обо всем, что я пережил», — сказал Улав Биркенес в интервью Отто Кристиансену.
Ни медали, ни официальной благодарности он так и не получил. Улав Биркенес умер в 2004 году.
Видео дня. Кому из звезд шоу-бизнеса не достанется МРОТ от государства
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео