Ещё

«Помню запах, взлет и цвета…» Астронавт NASA Анна Фишер — почему женщины летают к звездам 

«Помню запах, взлет и цвета…» Астронавт NASA Анна Фишер — почему женщины летают к звездам
Фото: ТАСС
Ее космическая карьера началась в середине 1970-х годов и закончилась совсем недавно. Сегодня ей уже за 70, она в прекрасной физической форме и мечтает полететь к звездам.
гостила в  в феврале всего несколько дней. Выступала перед российскими студентами и школьниками в  и , делилась своим опытом и рассказывала о том, как стала одним из первопроходцев в освоении космоса. О некоторых деталях своего полета, самых ярких космических воспоминаниях и о роли женщин в космосе астронавт рассказала в беседе с журналистом ТАСС. «Здравствуйте! Меня зовут Анна», — начала она разговор.
"Я вижу, как люди очень заинтересованы в космосе"
Вы знаете, у меня есть возможность разговаривать со многими студентами. Это часть моей работы. Сейчас я вышла на пенсию. И мне очень нравится этим заниматься. Куда бы я ни поехала, я вижу, как люди очень заинтересованы в космосе, особенно молодежь. Я бы сказала, что больше молодежи в , по крайне мере сейчас, интересуются, чтобы они были «звездами подкастов». Звездами интернета. И это тоже присутствует.
Но я больше отклика вижу в других странах. Например, аудитория здесь (в славянско-англо-американской школе «Марина», где выступала Анна, — прим ТАСС): молодые люди были очень внимательные. И вопросы, которые они задавали, они думали над тем, что я им говорю. В США тоже множество детей, которые все еще интересуются наукой.
В своей работе мне нравится то, что я могу рассказывать молодым людям, как это интересно и как замечательно построить свою карьеру так (как я). Надеюсь, что немногие молодые люди полагают, что это скучно. Думаю, что гораздо больше тех, кому эта перспектива нравится и кто видит в этом большой смысл.
О боже! Самый интересный вопрос, который задали московские школьники: есть ли комары и мухи на космическом корабле? (Смеется)
Но еще — это вопросы о взаимоотношении с друзьями и другими членами экипажа. Я просто не ожидаю, что об этом будут спрашивать молодые люди. Иногда спрашивают, сколько денег вы получаете за это (и снова смеется). Но деньги — это не то, что меня заставило принять решение заниматься этой профессией.
"Помню запах, взлет… мы были новичками"
Трудно сказать, что запомнилось больше всего, потому что столько всего было. Я, конечно, помню запах, взлет… мы были новичками. И когда загорелись ракетные ускорители, вы понимаете, что здесь пилот, здесь командир… Это, конечно, замечательное воспоминание! Я им очень дорожу.
Первый момент, когда ты оказываешься в невесомости, — я очень хорошо его помню. А еще один: когда мы уже погрузили в грузовой отсек два спутника, которые мы должны были доставить с орбиты. Это была такая трудная задача. И беспокоило, насколько это получится. Мы видим, что они в грузовом отсеке, — миссия выполнена. Это было такое потрясающее чувство!
У нас была очень сложная миссия. Дело в том, что спутники вышли из строя незадолго до нашего полета, и командование хотело, чтобы мы сосредоточились именно на выводе спутников с орбиты. В этом смысле это тоже был эксперимент: что люди могут сделать в космосе, как быстро они могут решать задачи.
А еще запомнилось: смотреть на нашу планету и видеть цвета Карибского моря. Был такой особый момент: наш корабль смотрел прямо на землю, и я была в кабине пилота. А другие были на средней палубе. Они надевали скафандры, чтобы выйти в открытый космос.
И мы пролетали над Хьюстоном. Ясная ночь, ни облачка. И мы видели Хьюстон, Сан-Антонио и . Потрясающе было смотреть на город с орбиты, где живет твоя семья. Это было просто очень красиво! Мы позвонили в Хьюстон (там находится Космический центр имени Линдона Джонсона, осуществляющий управление и контроль за космическими полетами — прим. ТАСС) сказали: «Мы над вами». И через несколько минут мне позвонили оттуда и сказали, что моя семья — муж, дочь, мама — видели, как пролетает шаттл. Моя дочка (а ей было тогда всего 14 месяцев) помнит этот момент.
Самое страшное — старт, когда запускается двигатель… Ощущение, что ты сидишь, как на бочке, а она может взорваться в любой момент. Как себя поведут двигатели и ускорители? Сегодня в «Союзах» (семейство российских многоместных транспортных пилотируемых космических кораблей — прим. ТАСС) можно прервать запуск и возвратить на парашютах космонавтов. Такое было осенью 2018 года, когда прервали миссию. Но когда мы летали, такого не было.
Во время нашего полета мы провели только один эксперимент. По большому счету, мы нажали на кнопку и больше никак не вмешивались. Сейчас на МКС сотни экспериментов и исследований. Меня больше всего поражают эксперименты, например, когда удалось выделить геном ДНК.
"Самый лучший хот-дог в моей жизни"
Первое, что я хотела после приземления, — это горячий душ. А на втором месте (когда мы сели в самолет, чтобы лететь в Хьюстон из Флориды) — пиво и пицца. Холодное пиво и горячая еда — это было очень вкусно! И, конечно, очень хотелось дочку увидеть.
Наш полет длился восемь дней. И не было никаких ограничений по возвращению. Но сейчас я вспоминаю: это был некоторый культурный шок. Мы просто возвращаемся домой и все. Наверное, было бы здорово день-два провести в карантине, чтобы привыкнуть к тому, что мы уже вернулись.
И еще одно воспоминание, которое никогда не забуду, — первый полет шаттла. Это был трехдневный тестовый полет (выполнили астронавты США  и Роберт Криппен). И, когда вернулись в Хьюстон, один из них сел в свой красный пикап и просто уехал. Поехал домой. И для меня это было так неожиданно. Я думала, что кто-то встретит и отвезет.
То есть в ранние годы существования американской космической программы нам возможно давали больше свободы, чем следовало бы. Но сейчас, во времена МКС, когда полеты по полгода, есть специальное место, где проходят карантин, и бортовой доктор решает, когда они (космонавты) должны возвращаться домой и заниматься физическими упражнениями по определенной программе. Но мне кажется, что российская сторона в этом смысле по строже. Но когда начиналась программа Space Shuttle ("Космический челнок"), все было совсем по-другому.
О «космических подругах»
Я думаю, что нужно в российском отряде космонавтов увеличивать количество женщин. Потому что в США уже 50, а в России (ранее — СССР) только четыре. И у нас было больше возможностей выводить на орбиту. И может поэтому вот такой дисбаланс. Надо чтобы они показали, что могут также справляться с задачами, как и мужчины.
И ведь были командиры экипажей женщины. Две женщины вместе вышли в открытый космос (американские астронавты NASA Джессика Меир и  — прим. ТАСС). И это были очень непростые выходы. И я думаю, они показали, что могут точно также справиться с задачей. Дело не в том, мужчина ты или женщина, а нужно выбрать правильного человека для правильной задачи. Поэтому постепенно по программе космонавтов будет учувствовать больше женщин.
Я знаю, что в китайской программе уже поучаствовали две женщины, которые летали в космос. У них относительно новая космическая программа и отряд тайконавтов совсем небольшой.
Я знакома с . Когда мы познакомились, она только начинала проходить курс подготовки. И я узнавала, как идет этот процесс. Думаю, что все женщины — космонавты, астронавты, тайконавты — чувствуют некую связь, родство. Их что-то объединяет. И сейчас она одна в текущем отряде космонавтов. Поэтому при очередной встрече с ней я предложу ей свою моральную поддержку. А еще с Анной у нас имена одинаковые (улыбается).
"Я в очень хорошей форме, чтобы лететь в космос"
Я бы хотела полететь на Марс. Потому что это единственная планета в нашей Солнечной системе, где, насколько мы можем судить, есть вероятность того, что на ней можно жить. На других невозможно. Это, конечно же, будет серьезнейший вызов участвовать в такой программе и вернуться после успешного полета. Я даже не могу себе представить, какое это замечательно чувство!
Это были бы первые шаги… В конечном счете, мы хотели бы иметь возможность покинуть Солнечную систему. Наша Земля не вечна. Кто знает? Может это речь о тысячах лет? Но если мы хотим, чтобы наш вид (а никак динозавры) в конечном счете выжил, мы должны найти способ покинуть нашу планету. Я думаю, это то, чем мы всегда и занимаемся.
А Луна для меня — это шаг на пути к Марсу. Люди, которые говорят, что нужно лететь сразу на Марс, я с ними не соглашаюсь. Я считаю, что нужно лететь на Луну, там построить базу, начать выращивать растения (еду), научиться заботиться о тех, кто заболел. И как действовать при солнечной гравитации (человек, который весит 68 кг на Земле, весил бы на Солнце 1905 кг — прим. ТАСС). Да и мне просто кажется, что Марс красивей, чем Луна (смеется). Луна — бесцветная. Там ничего нет, никаких цветов (улыбается).
Если бы сейчас предложили полететь в космос, то я бы согласились. Считаю, что я в очень хорошей форме для того, чтобы лететь. Физически это было не так трудно. Выйти в открытый космос — это труднее. Нужно, чтобы у вас была определенная подготовка. И физическая подготовка — это очень трудный процесс. Если просто лететь в космос, если ты относительно здоров и в относительно хорошей форме, я не думаю, что есть какой-то возрастной лимит. Это зависит от личного здоровья и конкретных каких-то условий. Но на целый год я бы не хотела лететь (смеется).
Я думаю, что совершенно особая планета — это наша Земля. И до полета я об этом не задумывалась. Не важно, где ты на Марсе или на Луне, но там не почувствуешь запах Земли и запах солнца, ветер на своем лице. Мы живем на особой планете. И если бы мне пришлось бы участвовать в этих приключениях (назовем их так), то именно по этим моментам я бы скучала больше всего.
Почему я готова идти на этот риск? Я верю в освоение космоса. Я ожидала чего-то больше, чем просто выполнение работы. Я считаю, что человечество в начале пути. В какой-то момент мы покинем нашу планету и нашу Солнечную систему. И участвовать в первых шагах в этом пути — это точно так же, как первооткрыватели из Европы открывали когда-то новые континенты. Вот это сопоставимо с этим. И это именно тот смысл, который я искала для себя. Поэтому риск для меня был оправданным... Еще возникает бесконечно множество вопросов, на которые Анна готова с радостью отвечать, но время не терпит. Ей надо бежать. Ее ждут новые встречи с молодежью по всему миру, на которых она с любовью и огромным интересом будет рассказывать про освоение космического пространства и почему женщины летают и должны летать к звездам.
Беседовал
ТАСС выражает благодарность за организацию интервью Благотворительному фонду и Славянско-англо-американской школе «Марина» г. Москвы
Видео дня. Кому из звезд шоу-бизнеса не достанется МРОТ от государства
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео