В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Лечить сердцем, а не руками. Школа Андрея Павленко начнет работу осенью

Работу российских врачей раскритиковал новый глава . На днях он сообщил, что из-за их халатности каждый год почти 70 тысяч пациентов получают серьезные осложнения.
Лечить сердцем, а не руками. Школа Андрея Павленко начнет работу осенью
Фото: АиФ Санкт-ПетербургАиФ Санкт-Петербург
Умерший от рака онколог при жизни тоже заявлял о проблеме низкой подготовки медицинских кадров в вузах страны. Чтобы решить ее, врачом был создан специальный проект. Сейчас им руководит друг Андрея, заведующий отделением онкоколопроктологии Московской городской онкологической больницы 62, президент АНО «Школа практической онкологии» Илья Черниковский. Он рассказал о том, какие трудности возникли в процессе запуска проекта, когда он будет реализован и как изменит работу онкологов в стране.
Провал эндаумент-фонда
Надежда Плахова, SPB.AIF.RU: В каком состоянии сейчас находятся проекты Андрея Павленко?
Михаил Мурашко: Вместе с ним мы дали старт «Школе практической онкологии». В ее рамках мы будем проводить обучение хирургов определенным областям онкохирургии и другим практическим навыкам лечебной работы. Сначала запустили эндаумент-фонд целевого капитала имени Андрея Павленко. По большей части, его работа основана на том, что крупный бизнес вносит внушительную сумму на счет, а проекты фонда осуществляются на полученные с нее проценты.
Подобные некоммерческие организации существуют в мире довольно давно. Однако больше распространены за рубежом, например, в . В такие проекты лишь встали на путь развития, и сбор средств через них идет очень тяжело. Социальная ответственность крупных компаний в нашей стране не такая, как за рубежом. При жизни Андрея инвесторов нам найти не удалось. Поэтому и была создана автономная некоммерческая организация, и вместе с ним мы стали ее соучредителями.
- А почему таких организаций в нашей стране практически нет?
- Наш бизнес зачастую очень кратковременный - 10 лет хотя бы на плаву продержаться. А схема, которой придерживаемся мы, предусматривает долгосрочные вложения.
- Несмотря на эти проблемы, вы все равно планируете запустить проект. На какие средства?
- У нас есть так называемый финансовый «донор» из крупного бизнеса, разово выделивший необходимую сумму на пилотный запуск проекта. Его имя мы не можем афишировать.
- А если бы такой спонсор не нашелся?
- Тогда мы не смогли бы осуществить наш замысел, продолжили бы искать источники финансирования дальше.
- А почему не попросили поддержки у госорганов?
- Мы принципиально не хотели обращаться к ним - чтобы обеспечить независимость проекта. Однако у нас нет цели противопоставить нашу работу государственной программе обучения медицинских специалистов. Мы хотим помочь российским врачам стать более совершенными хирургами.
«Золотая» сотня
- Андрей Павленко не раз отмечал низкую подготовку специалистов в медицинских вузах страны...
- Проблема, действительно, есть. Она заключается в том, что врачи, проходящие сегодня ординатуру по хирургии, выходят оттуда не до конца готовыми к самостоятельной работе, их нельзя назвать состоявшимися специалистами. Встать на ноги им в этот период не удается. Почему? Во-первых, довольно часто в таких учреждениях люди работают, как говорится, по остаточному принципу: будучи не особо востребованными в практической хирургии. Вторая причина тесно связана с первой - очень низкая зарплата преподавателей. За эти деньги они не готовы вкладываться в студентов полностью. Как правило, лекции читают совместители, работающие в практическом здравоохранении, а за работу в университетах большой ответственности они не чувствуют.
- Как решить эту проблемы? Каковы ваши конкретные цели?
- Речь идет об узкоспециализированной хирургии. В проект войдут резиденты, уже имеющие сертификат хирурга, и займутся именно ей.
Также предусматривается ответственность ментора за учеников - кстати, он не сможет одновременно обучать более двух. Раз в три месяца будет осуществляться аудит работы наставников по множеству пунктов. Мы хотим сделать независимую школу с независимой оценкой качества работы преподавателей.
В школе уже сформирована команда, разработана программа обучения, есть средства для старта. Когда закончится оформление всех документов, мы проведем конкурс и отберем первых семь резидентов для пилотного обучения. В течение двух лет они получат навыки от лучших топовых специалистов не только России, но и зарубежья. Уже получено предварительное согласие от известных хирургов Амжада Парваиза и Нуно Фигуэрейдо, работающих в Champalimaud Foundation (Лиссабон, Португалия). Доктор медицинских наук, профессор НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова и кафедры онкологии Северо-Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова Алексей Карачун также готов принять участие в проекте.
Программа расписана на десять лет. И если все, что задумано, реализуем, мы сумеем подготовить «золотую» сотню онкохирургов, которые смогут кардинально изменить существующую в стране ситуацию с лечением опухолей и передавать свой опыт следующим поколениям врачей.
Уехать нельзя остаться?
- Предпочтение отдадите петербуржцам, или география резидентов не имеет значения?
- Нам не важно, где живет ученик. Главное, чтобы он прошел конкурсный отбор.
- Но ведь у специалистов из некоторых областей страны уровень подготовки может быть ниже, чем выходцев из столиц, а значит, и шансов меньше?
- Не соглашусь с вами. Условия для всех одинаковы. Я много езжу и точно знаю, что медики в других регионах не менее талантливы. Нам важны стандартные теоретические и практические хирургические навыки, владение английским языком на уровне умения прочесть статью в медицинском журнале. В наш век Интернета у жителей всей России возможности в образовании равны. Позволю себе сказать, что на саморазвитие машут рукой чаще всего именно столичные ребята.
- Закончив учебу, выпускники должны будут вернуться домой или смогут остаться в Москве и Петербурге?
- Первый этап предполагает поддержку для наших резидентов: это стипендия в размере 50 тысяч рублей в месяц, и все два года, пока длится обучение, они смогут жить в столицах. Что будет дальше - решать им. После выпуска принуждать их ехать работать в свои регионы мы не можем.
Возможно, у главных врачей больниц возникнет желание поучаствовать в проекте для повышения уровня образования своих специалистов. Мы открыты для диалога. И не имеем цели задержать человека на месте. Задача проекта - повысить уровень онкохирургии в стране.
- Но ведь все хотят лечиться у высококлассных специалистов. А резиденты школы могут захотеть остаться здесь. Однако возможность ездить к ним на лечение есть не у всех онкобольных...
- Мы это понимаем и рассчитываем, что регионы оценят проект по достоинству и будут участвовать в нем. Ведь в их интересах развитие и повышение уровня медицины на местах.
- Что сейчас сложнее всего в вашей работе и как справляетесь?
- Ни я, ни Андрей раньше не сталкивались с работами фондов и других благотворительных организаций. Процесс методического обучения для нас был далек. Сейчас наняли людей, которые компетентны решать подобные организационные моменты. Благодаря этому все идет по плану, намеченному еще вместе с Андреем.