Ещё

Уроки на нартах. Чему учат детей в единственной школе каюров на Чукотке 

Уроки на нартах. Чему учат детей в единственной школе каюров на Чукотке
Фото: ТАСС
Традиции надо сохранить
"Наша самобытная культура утрачивается, размывается. Это происходит как в крупных населенных пунктах, так и в селах. Власти это понимают и стараются сегодня делать многое для того, чтобы сохранить традиции чукотского народа. Поэтому, когда мне предложили начать учить будущих каюров, я с радостью согласился", — встречает меня Николай Калянто.
Школа юного каюра существует в  уже третий год при окружной детско-юношеской спортивной школе. Все необходимое для успешной учебно-тренировочной работы — нарты, шлейки, форменные куртки — было закуплено за счет бюджета.
Три дня в неделю ребята занимаются в спортзале физподготовкой, еще три — работают с собаками на базе питомника.
Питомник находится на берегу Анадырского лимана, примерно в пяти километрах от города. Это открытая площадка с четырьмя рядами деревянных будок, в которых живут более 40 взрослых ездовых собак и восемь щенков. По периметру неплотно стоят металлические вагончики, один из которых отведен для сторожа.
Собака лучше автомобиля
Сейчас в школе учится 15 ребят, самому младшему из начинающих погонщиков семь лет. Сам Калянто запрягает собачьи упряжки с четырех. Говорит, что этому его научил дедушка.
"Свое детство я провел в Нешкане — это национальное село на берегу Чукотского моря. Охота для многих местных мужчин — единственный способ заработать: там добывают китовое и моржовое мясо, зимой ловят нерп. Больше в поселке делать нечего. Круглый год там ездят на собачьих упряжках, в национальных селах они есть почти у каждого, потому что любая собака лучше автомобиля — для нее нужен только корм", — объясняет Николай Львович.
Нешкан, вспоминает Николай Львович, всегда славился разведением ездовых собак. Его жители много раз становились не только участниками, но и победителями международных соревнований на собачьих упряжках. И сам Калянто не исключение — он неоднократно участвовал в гонках «Надежда» и «Берингия», которая в 1991 году была зарегистрирована в Книге рекордов Гиннесса как самая протяженная в мире: длина трассы — 1100 км. В те годы, когда Калянто не участвует в гонках, он работает на соревнованиях главным судьей.
"Заменить собачьи упряжки на зимней охоте на Чукотке не может никакая техника, — продолжает наш собеседник. — Здесь на каждом шагу охотника подстерегает опасность: под тонким слоем снега может быть очень хрупкий лед или полыньи, сильный ветер может разломать припай и оторвать его от берега. А если пурга с ураганным ветром? Лицо все залепит так, что ничего не видно. В этом случае только собачки могут спасти охотника — они найдут самую безопасную дорогу к поселку, минуя промоины. Тут многое, если не все, зависит от вожака упряжки".
Особая порода
Северяне никогда не скажут про ездовых «собаки», а только ласково — «собачки».
Кинологи выделяют чукотскую ездовую в отдельную породу собак. Это собаки разного окраса, с разной формой ушей и хвоста, разного размера. Считается, что голубоглазые сибирские хаски произошли именно от чукотской ездовой, когда тех вывозили на  золотоискатели. При этом голубые глаза у чистокровной чукотской породы считаются уродством. Однозначно одно: эти собаки должны бегать, иначе они сойдут с ума от бездействия и могут начать вымещать нервный срыв на своем теле, например прогрызут лапу до кости, такое бывало.
В начале 90-х на четыре тысячи жителей районов Чукотки, в которых развит морзверобойный промысел, приходилось около 150 упряжек из полутора тысяч собак, из них четверть были чистокровные чукотские ездовые. Сейчас дела обстоят, как говорит Калянто, намного хуже.
Увидев нас, собаки наперебой начинают рваться с привязи, лаять до хрипоты и подвывать. Первые минуты я боюсь подойти ближе: вдруг сорвутся. Но позже все же решаюсь приблизиться. В ту же секунду бело-серый пес с разноцветными глазами начинает дружелюбно подпрыгивать и вилять хвостом. Рука тянется погладить, но я ограничиваюсь лишь фотографией.
А Николай Львович уже вытаскивает из вагончиков нарты (узкие длинные сани для ездового спорта) и шлейки. Школьники отстегивают от привязи собак, и те с огромной скоростью тащат пацанов и девчонок к нартам. Бег — это их стихия. И нужна немалая сила, чтобы удержать их.
"Эмку, Эмку ведите, Чернышку тоже сюда", — командует Калянто ребятам, распутывая шлейки. Ему помогают пятиклассники Ангелина и Саша. Школьники в синих фирменных куртках с логотипом школы каюров ловко запрягают собак в нарты.
"Шлейка позволяет более равномерно распределять усилия на плечи, грудь и спину животного. Она должна быть не слишком свободной, чтобы не натирать, и не слишком тесной, чтобы не стеснять движений", — объясняет каюр.
Пока идет процесс упряжки, вокруг царит легкий бедлам. Одни псы смиренно лежат на снегу, другие крутятся, воют, пытаются бежать и путают шлейки. «Ангелина, на якорь ставь, скорее, скорее», — обращается к своей ученице Николай Львович. Якорь — это небольшой металлический крюк, который служит для фиксации упряжки во время стоянки, а также используется каюром для остановки мчащихся собак.
Быть вожаком стаи
Впереди упряжки школьники ставят самых невзрачных собачек. Я удивляюсь: ничего ли ребятня не перепутала, пока Николай Львович замешкался.
— А вы точно правильно собак расставляете? Какие-то они маленькие, вытянут ли нарты? — на всякий случай интересуюсь я.
— Да, так и должно быть, это вожаки — самые сообразительные собаки. Для них сила — не главное, тут важно, чтобы они правильно выбирали дорогу и легко ориентировались, — деловито отвечает Ангелина.
К разговору подключается Николай Львович. Он объясняет, что обычно упряжка состоит из 6−12 собак. Их запрягают веерным и цуговым способом, то есть попарно друг за другом. Последний сейчас у каюров предпочтителен.
Самыми первыми ставят «рулевых» — это самые умные собаки, один из которых вожак. У него непререкаемый авторитет среди остальных собак и самая сильная связь с каюром. Обостренное чувство направления, хорошее чутье — качества лидера. Фактически он управляет упряжкой, передавая другим собакам команды погонщика.
"Вожак должен беспрекословно понимать команды каюра — «вперед, направо, налево». Выполняя их, он поворачивает всю стаю. Без вожака упряжка станет неуправляемой. Вожак должен быть хладнокровным. Если рядом с упряжкой вдруг окажется заяц, то ездовые смотрят на вожака: если он не обращает на зайца внимания и бежит дальше, то и стая не побежит за зайцем, а если за зверем дернется вожак, то вся стая последует за ним, и тогда конец гонке, вплоть до разбитых нарт и травм гонщика", — объясняет Калянто.
Иметь хорошего вожака очень важно. К примеру, если во время гонки что-то случится с одной из «средних» собак, то, погрузив ее в нарты, можно продолжать путь дальше. Если же вожак не сможет бежать дальше, то гонку можно завершать. Вот почему многие каюры стремятся иметь несколько умных собак-"рулей".
Следующие две пары — это «колеса», их задача — везти нарты. Еще их называют направляющими. Это тоже опытные, сообразительные собаки, которые при необходимости могут заменить лидеров. Их задача — поддерживать темп движения, задавая направление остальным собакам, исправлять оплошности вожака. Часто на это место ставят молодую собаку в пару с более взрослой и опытной. Так, под присмотром опытного наставника молодая собака учится работать.
Самая ближняя к нартам пара — это «турбированный движок» всей упряжки. Именно на них приходится самая большая нагрузка, так как они находятся ближе всех к нартам.
Нарты Николая Львовича отличаются от тех, что у ребят, они намного длиннее и тяжелее, поэтому и собак в них запряжено десять, в остальные — по три-четыре. На упряжку пяти саней уходит минут 15−20.
И вот каюр встает на нарты, и под его крики «Хэк, хэк! Вперед!» запряженная десятка собак резко трогается с места, выруливает на трассу. За ней — вторая, третья и все другие. Над тундрой разливается тишина: когда собаки заняты делом, им не до лая.
Пока первая группа ребят катается по заснеженной тундре, мы с оставшимися школьниками бежим греться в вагончик сторожа. Мороз жуткий, влажность у лимана высокая, из-за этого опушка куртки, шарф, ресницы — все покрывается тяжелым инеем.
"Беренгия" круче «Формулы-1»
Внутри стоит пышущая жаром печка-буржуйка, кровать и стол, посреди вагончика разлегся Рекс — это пес сторожа. Четверо ребят вмиг облепляют его и начинают гладить. Мы обсуждаем клички собак, живущих в питомнике, и их характер. Семилетний Кирюша, самый младший ученик школы, звонко смеется от того, что Рекс, виляя хвостом, попадает ему по лицу.
— Все клички придумывает Николай Львович. У нас есть Ганс, Василий, Мара, Ширша, Граф, Захар, Север, Чернышка, Алжир. На самом деле они неагрессивные, любят людей, так что зря вы испугались и не погладили Алеута, он бы не укусил, — говорит мне чукчанка Света Булгакова, девочка с черными жесткими волосами и почти бронзовым оттенком кожи.
— Для чего вы пришли учиться в эту школу, зачем вам это? — спрашиваю я.
— Во-первых, мы все тут очень любим собак. Мне, например, мама не разрешает завести щенка, поэтому я приезжаю сюда. Во-вторых, такие занятия позволяют тренировать терпение, в жизни это сильно пригодится, — уверена голубоглазая Ангелина Добрынина. — А еще я бы очень хотела, когда вырасту, принять участие в «Беренгии», ведь это даже круче, чем «Формула-1».
— А разве девушкам можно?
— Конечно! Женщины участвуют в гонке наравне с мужчинами. Правда, не выигрывают, а вот я хочу выиграть, — со взрослой серьезностью отвечает мне пятиклассница.
Ангелина занимается в школе каюров с первых дней ее открытия. Говорит, что почти никогда не пропускала занятия. Она показывает, как правильно отдавать команды упряжке, ловко управляя голосом: «Мы бегаем с такими командами: вперед — „хэк-хэк“; направо — „пооть-пооть“, налево — длинный „кххх“, стоять — как будто непрерывно смеетесь „ха-ха-ха“ и добавляете обязательно „стоя-я-я-ять“.
Золотое правило каюра
Обычно тренировки на базе питомника длятся два-три часа. Зимой юные каюры катаются по замерзшему лиману, летом — по тундре. Пока самым протяженным у ребят был маршрут из Анадыря в поселок Угольные Копи, который находится по ту сторону Анадырского лимана. Туда-обратно — более 10 км. В день нашего приезда тренировку решили несколько сократить: слишком морозно.
После катания ребята утомились, это видно. Но у Калянто в школе действует золотое правило: как бы каюр ни устал, нужно позаботиться о собаках. И школьники дружно разносят проголодавшимся животным увесистые куски головы подмороженной кеты.
— Сколько всего ребятам предстоит учиться? — интересуюсь я у Калянто напоследок.
— Основные элементы вождения любой школьник способен выучить за несколько уроков, но вот чтобы стать хорошим каюром, нужно самому быть наполовину собакой, научиться мыслить, как она. Именно этому я и учу своих деток, — говорит он.
Таисия Кириллова
Видео дня. Потерявшая мужа скандальная блогерша увеличила грудь
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео