Ещё

Бегство за границу ключевых свидетелей избавило Дмитрия Сазонова от новых обвинений 

Напомним, был задержан за взятку от бывшего сослуживца . В версии следствия, деньги Сазонову передавались от лидеров некогда крупнейшей в  «законов-ской» преступной группировки. Всего за время сотрудничества с «законовскими» полковник полиции (затем — ) якобы получил 30,75 млн руб. деньгами и настольные часы Danube. Кроме того, полковник Сазонов обвиняется еще и в том, что крышевал фотографов, работавших в крупнейших роддомах Самары, за что получил почти 2,5 млн рублей.
Как следует из материалов обвинения по делу Сазонова, при расследовании стали известны факты крышевания им еще двух компаний — ООО «Дубрава» (управляет одноименным парк-отелем на границе Волжского и Красноглинского районов, в 67-м квартале Самарского лесничества) и ООО «Парсел-Инвест» (владеет лодочной стоянкой в поселке Запанской).
После ареста Сазонова один из учредителей «Дубравы», Ярослав Тихомиров, дал показания о регулярных коррупционных выплатах Сазонову. Позднее те же показания частично подтвердил еще один свидетель — владелец компании «Веструм-Актив» .
ООО «Дубрава» было создано в 2003 г. для создания парк-отеля «Дубрава». Парк-отель «Дубрава» в советское время был пионерским лагерем, затем база отошла группе «СОК», которая продала недвижимость ООО «Дубрава». Сегодня парк-отель занимает 4,5 га в лесной зоне и в год принимает 26,5 тыс. гостей. На территории базы расположены трехзвездочная гостиница, коттеджи, ресторан, банные комплексы, беседки для барбекю.
Реальными собственниками «Дубравы» Ярослав Тихомиров назвал , бывшего главу компании «Газпром трансгаз Самара» и его подчиненного , а также Дмитрия Сазонова. «Все учредители, кроме Козлова и меня, участвуют через аффилированных лиц, у Сазонова в качестве учредителя первоначально была его теща Грибкова. После ее смерти Сазонов заменил ее на жителя , земляка семьи Сазоновых», — рассказывал на допросах Тихомиров.
По его словам, Сазонов в деятельности «Дубравы» практически не участвовал, денег в проект не вкладывал, но обеспечивал «административный ресурс и покровительство». «Сазонову ежемесячно выплачивалось не менее 50 тыс. руб. от деятельности ООО „Дубрава“, возможно, иногда выплачивалось больше. Но даже если прибыли не было, всегда выплачивался минимум, т. е. 50 тыс. руб.», — рассказал на допросе Тихомиров.
Соучредитель «Веструм-Актива» и сын фактического совладельца «Дубравы» Олега Степаненко — Роман Степаненко на допросе в СК в марте 2019 г. также подтвердил версию о поборах в пользу Дмитрия Сазонова.
По словам Степаненко-младшего, землю под парк-отель «Дубрава» выкупало подконтрольное их семье ООО «Северное сияние» вместе с Козловым и Тихомировым. Степаненко также говорил о том, что доля Сазонова была оформлена на Грибкову и затем на Евдокимова. «Ни Грибкову, ни Евдокимова я никогда не видел, т. к. в качестве учредителя выступал сам Сазонов, которого я многократно видел на турбазе „Дубрава“, но никогда тесно не общались, фактически просто здоровались. Сазонов по натуре человек очень высокомерный, общих интересов с ним не было, по всем вопросам он общался с Козловым, который распределял прибыль», — рассказал Роман Степаненко на допросе. По его словам, от Сазонова требовались «административный ресурс и покровительство», фиктивных учредителей от полковника (на тот момент Сазонов возглавлял Волжский ) приняли по предложению Козлова. Мотивация, со слов Степаненко, была не очень убедительной: «Брали его в учредители, так как он мог помочь нам в будущем».
Семья Степаненко лишнему рту в виде полковника Сазонова явно не радовалась. Соучредитель «Веструм-Актива» рассказал: «При создании турбазы мы финансировали ее строительство путем перечисления денежных средств от ООО „Северное сияние“, давали займы на ООО „Титул“ на развитие турбазы, Козлов, Тихомиров и Шумилов также вкладывали в развитие и строительство турбазы денежные средства. Учредители от Сазонова денег не вкладывали, он получил долю в 10% за счет того, что обладал административным ресурсом и должен был нам помогать. Фактически за все время работы прибыль от деятельности ООО „Дубрава“ нашей организации ООО „Веструм-Актив“ не выплачивалась ни разу. Однако, со слов Козлова, необходимо было выделять часть прибыли Сазонову в сумме не менее 50 тыс. руб. ежемесячно, так как он свои деньги в развитие турбазы вкладывать не хочет, заработная плата сотрудника полиции небольшая и ему нужна поддержка». То есть, как говорил Степаненко в марте 2019 г., деньги Сазонову выплачивались вне зависимости от того, была у «Дубравы» прибыль или нет. В беседе с «СО» на минувшей неделе Степаненко заявил, что Дмитрий Сазонов никак не участвовал в управлении «Дубравой» и никаких денег от ее прибыли не получал. «Парк-отель „Дубрава“ работает нормально, прибыль», — кратко пояснил директор «Веструм-Актива».
Обратить против Дмитрия Сазонова слова Степаненко и Тихомирова следствию не удалось. Тихомиров и потенциально причастный к выплатам полковнику еще один совладелец «Дубравы» Алексей Козлов сразу после допросов в СК скрылись за границей. В итоге эпизод крышевания Дмитрием Сазоновым парк-отеля «Дубрава» в окончательное обвинение так и не вошел. По информации «СО», с передачей дела Сазонова в суд все процессы вокруг «Дубравы» стихли и совладельцы парк-отеля благополучно вернулись на родину.
Как пишет издание, свидетель Тихомиров рассказал и о том, как Дмитрий Сазонов кормился с лодочной станции в Запанском. Компания «Парсел-Инвест» — еще один бизнес, с которого якобы мог получать дивиденды полковник Сазонов. У юрлица были проблемы — и с конкурентами, и с чиновниками.
Компания «Парсел-Инвест» была создана в 2007 г. для управления лодочной станцией на дамбе бывшего завода «Рейд» в пос. Запанской. Среди учредителей общества в разное время значились совладельцы «Дубравы» — Алексей Козлов и Ярослав Тихомиров, а также теща Дмитрия Сазонова Галина Грибкова и его доверенное лицо Юрий Евдокимов. Одним из учредителей «Парсел-Инвеста» был бывший глава облизбиркома Федор Садчиков.
О нюансах взаимодействия Сазонова с «Парсел-Инвестом» следователям поведал все тот же Ярослав Тихомиров на допросе. По его словам, «с лодочной станции ООО „Парсел-Инвест“ выплачивалось не менее 100 тыс. руб. ежемесячно, которые Сазонов забирал у Козлова либо у директора лодочной станции. Кроме того, на лодочной станции бесплатно стоял катер Sea Ray 335 Sundancer, оформленный на его тещу Грибкову. На катере была надпись „Коламбус“.
Оформленный на тещу катер правоохранители действительно выявили еще на начальных этапах расследования дела Дмитрия Сазонова. Галина Грибкова также была собственницей автомашин BMW Х5, Audi Q7, VW Touareg. На тетку по матери Перинской Сазоновы оформили Mercedes Benz ML350 и новенький BMW Х6, купленный в июле 2018 г., незадолго до ареста полковника.
Если бы Дмитрий Сазонов был простым клиентом „Парсел-Инвеста“, он оплачивал бы летнюю стоянку катера по 6 тыс. руб. за погонный метр. При длине катера 10,82 метра это составило бы почти 65 тыс. рублей. Но Сазонов за стоянку, по словам Тихомирова, не платил.
»Катер стоял на станции «Парсел-Инвеста» с момента его покупки Сазоновым. Сам я по проблемам лодочной станции и турбазы никогда не звонил, этим занимались Козлов и непосредственно директора. Деньги Сазонову отдавал Козлов, о чем сообщал мне как учредителю, чтобы я знал о понесенных фирмами расходах на крышу Сазонова", — рассказал на допросе Тихомиров.
В его версии, в августе 2018 г. по указанию Козлова катер Сазонова будто бы спрятали от сотрудников в неустановленном месте.
Свидетель Роман Степаненко на допросе в СК поведал о том, что «знал, что Козлов и Тихомиров также являлись совладельцами лодочной станции, постоянно с кем-то там боролись, оформляли какие-то документы и в этом им также помогал Сазонов». «Об этом неоднократно рассказывал сам Тихомиров, но подробностей я сейчас уже не помню. Однако помню, что в ходе встречи в Вене Тихомиров говорил о том, что рассказал следователю, и о том, что они платят Сазонову взятки за покровительство лодочной станции, за что его ругал Козлов», — говорил Степаненко.
Борьба действительно была с соседней стоянкой ЗАО «Прокат». А вот доказать коррупционные выплаты Дмитрию Сазонову следствию не удалось, до суда этот эпизод, как и эпизод «Дубравой», так и не добрался Хотя сама эта история с излишне говорливым свидетелем Тихомировым доставила немало хлопот адвокатам — историю подчищали всеми доступными методами, включая вывоз свидетелей за рубеж.
"Следствие и оперативные структуры располагали оперативной информацией, что Дмитрий Сазонов якобы регулярно получал от учредителей «Парсел-Инвеста» и «Дубравы» денежное вознаграждение за покровительство. Эта версия стала отрабатываться, на допросах свидетели говорили, что, дескать, они об этом слышали, от кого — не помнят, сами свидетелями передачи денег не были. Когда на допрос пригласили Тихомирова, он там просидел несколько часов, а он тяжело больной человек. Потом к нему подсел какой-то знакомый и сказал: «Подпиши бумажку и иди домой». Он плохо себя чувствовал и подписал, не читая. Потом оказалось, это протокол допроса, на котором он якобы говорил, что будто бы слышал, что Козлов передавал Сазонову деньги за покровительство «Парсел-Инвесту» и «Дубраве», — пояснил изданию адвокат Тихомирова и Козлова Вячеслав Тележинский.
На самом деле, по его словам, никакие деньги никому не передавались, деньги вкладывались в развитие бизнеса. Тихомирова эта ситуация подкосила, он лежал в кардиодиспансере, даже расстройство психики у него было, потом он уехал лечиться за границу. После этого адвокаты начали писать жалобы, и эти эпизоды Сазонову не вменили.
"Оба эпизода — и «Дубраву», и «Парсел-Инвест» — передали в территориальные следственные отделы, которые вынесли постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Словом, была оперативная информация, реализовать которую не удалось, так как саму передачу денег никто не видел. Мой клиент Козлов также был опрошен мной в рамках адвокатского опроса, и эти данные я затем передал следователю. Козлов заявил, что никакой передачи денег Сазонову не было", — добавил защитник.
Видео дня. Чиновник пригрозил упрятать в тюрьму за вопрос о дороге
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео