Паруса Воронежа: как сухопутный город стал родиной ВМФ России

ТАСС 9 января 2020
Фото: ТАСС
Наумов — бизнесмен с 1990 года, но, говорит, музей — это бизнес особенный. Потому что прибыль от него есть, но измеряется она не деньгами.
Музей — его подарок Воронежу. Семь лет назад Наумов решил: пора делать музей о кораблях на Руси и в , от Рюрика и до Петра Первого. «Подумал: если получаю прибыль от людей, то надо им и возвращать», — говорит он. ​
Методом проб и ошибок, теряя на них годы, он недавно пришел к цели. В музее, расположенном в подвале, который раньше сдавали в аренду, еще пахнет штукатуркой.
Над проектом корпели сто специалистов и мастера из десятка городов: в  изготовили кожаные изделия, в Ельце ковали оружие, в  шили костюмы, в  делали посуду, а еще , и другие. Наумов даже не сразу оценил масштаб — в итоге на 400 квадратных метрах получилось шесть залов, и их число только растет, собраны тысячи экспонатов, и вложен не один десяток миллионов рублей. «Мог бы открыть не один ресторан, кафе или гостиницу», — уточняет он. Но в Воронеже этого добра — как грязи, а вот музея «Петровские корабли» больше нигде нет.
Даже если бы он сделал только «Кабинет Петра I», то этого уже хватило бы, чтобы застрять надолго над коллекцией копий медалей и орденов: от элегантного «Андрея Первозванного» до тяжелого «Иуды», отлитого для гетмана Мазепы, и монет, заплаченных за ношение бороды. Плюс копии дворцов, в которых Петр жил в Воронеже, его любимый токарный станок для вытачивания ножек для стульев и всяких безделушек, а еще пара коньков, которые император привез из .
Наумов надеется, что года через три его музей будет принимать две тысячи человек в месяц.
Первая подлодка и пушка, стреляющая кирпичами
Старинный фрегат в разрезе — как мини-театр: с куколками, словно в спектакле марионеток. Есть куклы и побольше: двухметровый Петр, адмирал Апраксин в дотошно скопированном костюме, стрелец Воронежского полка в кафтане с диковинными штуками для пороха. «Все одежды один к одному — даже пуговицы отлили такие же, как встарь, все швы и выточки повторили. Петр I обязал делать на обшлагах пуговицы — а зачем? Чтобы носы рукавами не вытирали!» — смеется Наумов.
Для строительства одного корабля вырубали целую рощу — по три тысячи деревьев, причем 12 сортов, от корабельных сосен до вековых дубов. Металл же для военных кораблей стали отливать в соседнем Липецке. Легко сказать — отливали металл, а это было сродни революции. В ранние годы правления Петра на Руси своего металла почти не было, чему есть подтверждение в музее — копия экспериментальной пушки XVIII века, которая стреляла… кирпичами.
"Согнали в Воронеж со всех краев на создание Военно-морского флота России 27 тысяч мужичков, искали мастеров повсюду, а потом отсюда набившие руку столяры, плотники, кузнецы перебирались на верфи в Санкт-Петербург и Северодвинск", — объясняет хозяин.
На подставке — макеты одной из 23 галер, собранных в Воронеже; ботика Петра I; легендарного корабля «Гото Предистинация»; плавучей крепости, у которой стволы пушек топорщатся, словно иголки у ежа. Есть и модель первой подводной лодки отца и сына Никоновых, созданной при поддержке императора.
Родина манной каши
На «Детской палубе» веревочные лестницы, канаты, реи, мачты и паруса и настоящий штурвал. «Бабушки приводят в музей внуков, а я им говорю: „Покажи, какой ты удалец! Ноги сильные, а руки слабые, каким спортом ты сам хотел бы заняться?“ — рассказывает Наумов. Для детей есть и как бы шведская галера с панорамой Гангутского сражения, где на полу показывают фильм „Битва за Гангут“. Рядом — сценка с рабами на галерах. „Весло 12,5 метра в длину и весом 90 кг, которым работали под удары барабана — 24 удара в минуту — пять гребцов, скованных одной цепью. И погибали они вместе с кораблем“, — вздыхает мой проводник.
В „Гроте легенд“ картина на всю стену: Петр I присел не пенек и поднес ложку ко рту, а повар от страха замер. Примерно так, по заверениям Сергея Наумова, в Воронеже император всея Руси и открыл манную кашу.
»Петр Первый был в Воронеже 15 раз, провел в нем порядка 500 дней. Как-то на верфях он сильно проголодался — и почуял дымок: повар варил на костре кашу, но засмотрелся, и она сбежала. Петр всегда ходил с тростью, не делал замечаний, а сразу бил наотмашь. Зачерпнул он кашу ложкой — и испугался повар. Потому что и каша сбежала, и выдали ему в конце месяца остатки завалявшегося зерна. Но каша была так вкусна, что Петр воскликнул: манна небесная!" — открыл тайну создатель музея.
"Отец яблок"
Наумов уже все придумал для музея «Легенды Воронежа», сделал чертежи и даже освободил под него помещение. А легенд у него давно припасено столько, что хватит не на одну экскурсию.
— Как-то приехал с делегацией в Алма-Ату, а один из встречающих, узнав, что из Воронежа, вдруг стал мне кланяться. Я опешил, — вспоминает воронежский бизнесмен. — Если бы не вы, сказал тот человек, нашего города не было бы. Когда царь-батюшка присоединил Семиречье, он давал подъемные всем, кто соглашался туда переехать. Крестьянин Иван Редько из Острогожского уезда Воронежской губернии погрузил пять кадок с саженцами острогожских яблок на подводу — и ехал два с половиной года. Через пески, пустыни, но саженцы довез до крепости под названием Верный.
Иван Редько посадил свои яблони сорта апорт. От них потом вывели десятки новых сортов. Иван вырастил очень много яблоневых садов, поэтому Верный переименовали в Алма-Ату, что обозначает «отец яблок».
Музейная команда
Наумов думал, что дарит музей городу, а получилось — сделал подарок и себе.
— Наша семья 11 человек, три поколения под одной крышей — и это самое большое мое достижение, — рассказывает Наумов. — Мы нашли общий язык, и в этом тоже помогло создание музея «Петровские корабли». Сын Илья бизнесмен, но стал снимать для музея видеофильмы, потому что мы два года искали тех, кто смог бы помочь, но отчаялись. И тогда сын сказал: пап, ну, давай попробую. Он долго учился, но все освоил. Супруга Ирина помогает в музее по дизайну, а дочь Ксения — многодетная мама — ведет сайт и переписку в социальных сетях. У музея уже более полутора тысяч подписчиков, всем надо ответить.
А еще Наумов купил своим пяти внукам тельняшки: встречать школьников, показывать гостям музей. Его старшему внуку десять лет, младшей внучке — два года.
Наумов вдруг перестал переживать, что его идеи украдут. Потому что мало украсть — надо идею еще и воплотить. Он прочитал по истории кораблестроения около трех тысяч статей, диссертаций, книг. Он слушает по две аудиолекции в день, чтобы ни один вопрос гостя музея не застал его врасплох.
По профессии он инженер-механик самолетостроения.
А историю просто любит.
Елена Рузанова
Комментарии
Другое , ВМФ России , Сергей Наумов , Белгород , Калининград , Москва , Нидерланды , Санкт-Петербург , Харьков
Читайте также
«Я дико доволен»: Соколовский оплатил маме пластику
«Больше не могу»: Фомин разорвал контракт с Фадеевым
3
Последние новости
Ректор ВШЭ считает, что в новое правительство вошли эффективные государственные менеджеры
Хинштейн заявил, что работа комитета Госдумы по информполитике будет максимально открытой
Совфед назначит нового генпрокурора и заслушает доклад главы Минвостокразвития