Ещё

The Wall Street Journal (США): кто следит за ЦРУ? Ястреб по имени Гудзон 

The Wall Street Journal (США): кто следит за ЦРУ? Ястреб по имени Гудзон
Фото: ИноСМИ
, Виргиния — Ежедневный президентский брифинг относится к числу самых засекреченных в  разведывательных докладов. Отмеченное грифом «Совершенно секретно» содержание этого брифинга предназначено только для президента Трампа и нескольких его высокопоставленных советников по вопросам национальной безопасности.
В последнее время материалы ЕПБ (так сокращенно называют доклад президенту) просматривает дополнительная (и незваная) пара глаз, причем делает она это еще до Трампа. Глаза принадлежат ястребу по имени , относящемуся к виду краснохвостых сарычей (buteo jamaicensis).
Очень часто на рассвете (иногда каждое утро на протяжении многих дней) хищная птица прилетает и садится снаружи на поручни находящегося на седьмом этаже офиса в штаб-квартире Центрального разведывательного управления. В нескольких коридорах от него расположен кабинет директора управления Джины Хаспел (Gina Haspel).
В этом офисе по ночам трудится команда молодых аналитиков и их кураторов, которые составляют доклад для президента и прочие тайные материалы на основе тех секретов, которые они получают от агентов ЦРУ, из радиоэлектронного перехвата , со спутников-шпионов и из других источников.
Гудзон прибывает как раз тогда, когда к докладам добавляются последние штрихи, и шпионское ведомство готовится спешно доставить их в Белый дом и другие вашингтонские ведомства к моменту начала утренних информационных брифингов.
По словам наблюдающих за птицей разведывательных аналитиков, ястреб сидит на поручне от получаса до часа, иногда поворачивая голову, чтобы посмотреть на специалистов ЦРУ, работающих на расстоянии нескольких метров от него. Будучи хищником, он (хотя пол птицы точно не определен) также наблюдает за находящейся внизу парковкой и деревьями, ища суетящихся там животных, которые могут стать для него хорошим и сытным завтраком. Когда к нему пристают стаи мелких птиц, атакующих толпой с целью отогнать опасного хищника, ястреб их игнорирует.
На робота-шпиона Гудзон не похож.
«Мы иногда шутим, что может эта птица совсем и не птица», — говорит специалист по  Леа, недавно завершившая свою шестимесячную вахту в производственном подразделении, как официально называют этот отдел ЦРУ. Похоже, у ястреба есть «биологические функции», добавляет ее коллега, аналитик из контрразведки Крег, сообщивший о том, что впервые он увидел Гудзона в июне. Действуя в соответствии с правилами ЦРУ, они сообщили только свои имена.
Но даже если бы ястреб был оснащен различными следящими устройствами, установленными в его серовато-коричневых перьях (или в красном хвосте) какой-нибудь зарубежной разведслужбой, находящийся на седьмом этаже офис имеет систему защиты от электронных излучений, так что подсмотреть и подслушать там ничего не удастся.
Нельзя сказать, что такие подозрения не имеют под собой оснований. ЦРУ одно время само использовало голубей с закрепленными на них маленькими камерами, которые снимали вражескую территорию, а затем возвращались домой. «Детали голубиной миссии до сих пор засекречены», — говорится на вебсайте управления.
Арабские страны обвиняют Израиль в том, что он использует в качестве разведчиков аистов и грифов, цепляя на них шпионские устройства (похоже, это датчики GPS для слежения за фауной). А в этом году Норвегия поймала белуху, заподозрив в ней русскую шпионку.
Утренние визиты Гудзона иллюстрируют то, что мало известно посторонним о штаб-квартире ЦРУ.
В шпионских фильмах и телевизионных шоу ее изображают как хорошо укрепленный комплекс (так оно и есть). Находится штаб-квартира на покрытой зеленью территории, где до конца 1950-х размещалась ферма. За рекой Потомак стоит Вашингтон. Под деревьями проложены дорожки для бега, а в ветвях поют каролинские крапивники и красноглазые виреоны (последние только весной). На траве возле первого здания ЦРУ резвятся белки. Территория обнесена забором из колючей проволоки и находится под охраной и видеонаблюдением.
Гудзона назвали в честь исключительно бдительного аналитика из Разведывательного управления (а не по названию провального фильма с участием «Гудзонский ястреб», снятого в 1991 году). Специалистов из других разведывательных ведомств США направляют в производственный отдел ЦРУ в непродолжительные шестинедельные командировки. Гудзон-человек прославился тем, что зорко замечал в материалах небольшие опечатки и ошибки в терминологии до того, как они попадали к высокому начальству.
«Гудзон-человек уехал, и вдруг вместо него появилась эта птица с аналогичными характеристиками», — говори Леа, ныне работающая в оперативном центре ЦРУ по Восточной Азии и Тихоокеанскому региону.
Гудзон Первый (аналитик аэрокосмической съемки) подтверждает, что никогда не видел пернатого тезку. «Может, когда-нибудь я вернусь туда и познакомлюсь с ним», — сказал он в интервью по телефону.
Эта хищная птица с напряженным взглядом желтых глаз и с напоминающими маленькие ножи когтями немного разнообразит жизнь молодым аналитикам, работающим шесть дней в неделю с 11 вечера до 10 утра (и один час в воскресенье) в тесном помещении, где они готовят высокому начальству доклады, которые в ЦРУ называют «обработанной разведывательной информацией». Выходных и праздников у них нет. Когда посреди ночи по вашингтонскому времени где-нибудь в мире происходит важное событие, сотрудники вынуждены собираться в офисе по тревоге, ведь высшее руководство наверняка захочет узнать, что случилось, и что это значит.
«Там одновременно царит безумие и спокойствие…Такой тихий хаос», — рассказал (Michael J. Morell), исполнявший одно время обязанности директора ЦРУ, а при президенте отвечавший за подготовку разведывательных брифингов и создавший систему ротации кадров, в рамках которой молодые сотрудники в начале своей карьеры выполняют исключительно важные функции в ЦРУ: информируют главнокомандующего.
Те, кто информирует президента и других высокопоставленных руководителей, спокойно изучают свои материалы, как бы готовясь к экзаменам. Но при этом в комнате царит атмосфера срочности и безотлагательности — ведь часы тикают, и приближается время, когда участники брифинга должны ехать в Вашингтон, говорит Морелл, ныне ведущий подкаст с говорящим названием «Информация это важно».
Специалисты ЦРУ, которых называют аналитиками президентского обеспечения, говорят, что работа в этом подразделении дает им ни с чем не сравнимую возможность увидеть, как информируют руководителей страны, и какой вклад в это дело вносят разведывательные ведомства. Это хорошая возможность, но и требования на этой работе высокие. «Все, что я делал, это работал, спал, а потом снова ехал на работу», — рассказывает Гудзон из РУМО.
Гудзон-ястреб прибывает в семь часов утра, то есть, ближе к концу рабочего дня, и поэтому у сотрудников есть немного времени, чтобы понаблюдать за птицей.
Но они аналитики, а не орнитологи-любители. И Гудзона они изучают и обсуждают со всей серьезностью, как будто это северокорейская баллистическая ракета или новейший российский истребитель. Кое-кто даже утверждает, что это другой вид, ширококрылый ястреб канюк.
«Я представила доказательства и проинформировала личный состав о том, почему считаю Гудзона краснохвостым сарычем», — говорит Леа.
Гудзон наложил свой отпечаток на производственный отдел ЦРУ. Во время редкого визита репортера этот тесный офис немного отличался от других помещений.
На доске кто-то нарисовал красным маркером Гудзона. Рядом с ним на столе лежит бинокль и старомодная подзорная труба с биркой, на которой написано «Подарок от НАГР». Это Национальное агентство геопространственной разведки, занимающееся расшифровкой данных с зорких шпионских спутников.
Но сам Гудзон отсутствует уже несколько недель. Куда он улетел? Это его тайна.
Видео дня. Гражданский брак хотят закрепить в законе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео