Ещё

Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2019 года) — часть 2 

Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2019 года) — часть 2
Фото: Век
Продолжение первой части …
Вторая группа рейтинга
Михаила Игнатьева (Чувашская республика) в течение года достаточно сильно лихорадило: он занимал места на стыке второй и третьей групп «Национального рейтинга», порой достаточно сильно улучшая или ухудшая своё положение. В итоге возобладал негативный тренд, и закончил отчётный период глава Чувашии среди отстающих.
В целом экономическими достижениями республика не отличалась. Однако некоторые эксперты сообщали и о частных позитивных событиях в этой сфере. Так, наметился, хоть и робкий, но рост промышленности. Чувашии из федерального бюджета было выделено 10 миллиардов рублей на решение наиболее острых проблем. Есть признаки того, что сделанные ранее вложения в аграрно-продовольственный сектор также дали эффект: например, отмечено повышение урожайности зерновых. В преддверии празднования 100-ле-тия образования Чувашской автономной области было выделено 1,5 млрд рублей на благо-устройство населенных пунктов.
В то же время АКБ ПАО «Чувашкредитпробанк» (республике в нём принадлежит более трети акций) лишился лицензии на право проведения банковских операций. Глава Чувашии заявил, что «бенефициары… огромные средства вывели из экономики», но его совесть в свете истории с этим банком чиста. Порой удар по репутации главы наносили его собственные и совсем не обязательные поступки: после того, как группа пенсионеров обратилась к Владимиру Путину с призывом отставить главу региона, последний не нашёл ничего лучшего, чем обратиться в полицию с требованием наказать стариков. К счастью, силовикам хватило здравого смысла не заводить уголовное дело.
Негативный резонанс получило предложение регионального Минфина выплачивать Михаилу Игнатьеву и ведущим чиновникам Чувашии материальную помощь.
Под занавес года Михаил Игнатьев развил немалую медийную активность — провёл несколько «прямых линий» в СМИ и соцсетях, встретился с блогерами. Подобный всплеск связывают с приближением срока окончания его полномочий (сентябрь 2020 года). Часть экспертов уверены, что Михаил Игнатьев не собирается уходить со сцены и будет бороться на выборах. Сам глава региона пока чётко не заявил о своих планах. При этом то, что в следующем году он покинет свой пост, многие наблюдатели считают весьма вероятным.
Самым серьезным козырем Михаила Игнатьева является отсутствие ему публичной альтернативы. Чувашия не относится к ключевым регионам, вызывающим повышенный интерес крупных финансово-промышленных групп. Но налицо электоральная усталость от руководителя региона, и как поведёт себя в этой ситуации Кремль, пока не ясно.
У Андрея Бочарова (Волгоградская область) неожиданно во второй половине 2019 года открылось «второе дыхание». Традиционно многие эксперты «Национального рейтинга» относились к этому главе достаточно скептически, однако с июня его позиции в исследовании стали систематически улучшаться. Итоговый за год рейтинг в полной мере закрепил данную тенденцию.
Добрые слова Владимира Путина, отметившего во время летней рабочей встречи с губернатором успехи Волгоградской области, подтвердили удовлетворённость федерального центра деятельностью Андрея Бочарова. Эксперты отмечают, что целая серия отставок на муниципальном уровне, инициированных главой, держит в тонусе местных чиновников, не давая им расслабиться.
У самого Андрея Бочарова после успешного переизбрания в сентябре, по сообщениям ряда наблюдателей, фиксируется прилив энергии. Объяснение происходящему находят в открывшихся перед ним федеральных перспективах. То, что губернатор полностью контролирует местную политическую сферу, давно не новость, которая не очень нравится многим экспертам, но вполне устраивает Кремль. Личные контакты с губернатором высоко ценятся в местной элите. Межэлитные же конфликты не переходят в политическую плоскость, ограничиваясь, под присмотром бдительного главы, безопасными для него лоббистскими играми.
В экономике достижения команды Андрея Бочарова в завершающемся году выглядят не столь убедительно, как на политическом поприще. В регионе существуют проблемы с инвестиционным климатом. Область занимает скромное место в рейтинге качества городской среды, а обманутые дольщики регулярно организовывают митинги и пикеты. Вместе с тем, указывают наблюдатели, налицо позитивные результаты в дорожном строительстве, сельском хозяйстве (высокий урожай зерновых). Рейтинг губернатора рос на фоне сообщений о создании Технологической долины на базе Волгоградского алюминиевого завода и информации о сэкономленных на госзакупках 2,3 млрд бюджетных рублей.
Позиции губернатора, считает часть экспертов, ослабляет не очень качественная работа на медийном поле. В частности, это было заметно в истории с ремонтом волгоградской спортшколы № 1 (проблема была доведена известной спортсменкой Еленой Исинбаевой до Президента России). При этом Андрей Бочаров набрал очки на футбольной теме, которая сегодня в Волгограде на подъёме.
Тревожным сигналом для Андрея Бочарова стало то, что он не попал в обнародованный в конце года список эффективных губернаторов, которым полагаются гранты Правительства РФ. Впрочем, прогресс в «Национальном рейтинге» также пока не вывел его из третьей группы исследования. Тем не менее, восходящий тренд этого главы в «Национальном рейтинге» можно считать беспрецедентным.
Случилось то, что предсказывало большинство экспертов «Национального рейтинга»: 12 декабря пост губернатора Иркутской области покинул Сергей Левченко. Временно исполняющим обязанности главы региона назначен Игорь Кобзев, занимавший прежде пост заместителя главы МЧС России. Он заявил, что его главная задача — повышение качества жизни людей. Ему предстоят нелёгкие времена: коммунисты, возмущённые отставкой его предшественника, практически открыто анонсировали саботаж грядущей работы врио. Помимо этого, на его репутации закономерно сказалось появившаяся в соцсетях компрометирующая видеозапись, которая, судя по погонам её «главного героя», похожего на Игоря Кобзева, сделана задолго до назначения последнего в Иркутск. Приближенные врио главы утверждают, что запись — фальшивка. Некоторые наблюдатели считают, что это провокация спецслужб, за которой стоит заказчики, продвигавшие иные кандидатуры (тоже из числа силовиков) на эту должность.
Глава государства присвоил Игорю Кобзеву генеральское звание. На пресс-конференции Владимира Путина он, говоря об Иркутской области, сказал о том, что ситуация в регионе «слишком сложна для того, чтобы работать не спеша». Президент встретился с Игорем Кобзевым, что эксперты расценили как поддержку в непростой ситуации, в которой оказался врио губернатора.
Что касается Сергея Левченко, то он в Facebook объяснил своё решение об отставке тем, что так «будет лучше для жителей». Хотя некоторые источники в области утверждают, что решение принималось под угрозой уголовных дел против членов его семьи. Эксперты «Национального рейтинга» вновь проявили своё незаурядное чутьё, спрогнозировав именно такое разрешение ситуации. Сергей Левченко в 2019 году неуклонно ухудшал своё положение.
Сам глава Приангарья объяснял скандалы вокруг его фигуры необъективностью СМИ и политическим сговором. Ряд экспертов считали и считают, что отставка иркутского губернатора вытекает, прежде всего, из интереса к Иркутской области неких федеральных фигур (в частности, упоминается руководство ГК «Ростех»). По мнению этих аналитиков, Сергей Левченко был, может, и не лучшим, но точно не худшим руководителем региона, особенно на фоне соседей, сумев добиться заметных результатов в экономике и социальной сфере. Так, в регионе отмечено увеличение зарплаты бюджетников, рост доходной части профицитного бюджета, повышение размеров социальных пособий, действенное внимание к ветеранам.
Избранный от партии КПРФ, Сергей Левченко возглавлял область с 2015 года. И на протяжении практически всего этого времени вокруг политика кипели страсти. Своего апогея этот процесс достиг в уходящем году, когда на Сергея Левченко обрушилась критика, в том числе и со стороны президента, посетившего область, за неэффективную работу по ликвидации последствий наводнения, ставшего причиной гибели 26 человек и попадания в зону затопления десятков населённых пунктов. Жители пострадавших от стихийного бедствия районов в массовом порядке жаловались во все инстанции на проблемы с выплатами компенсаций и распределением помощи. Сыграли свою роль и жалобы Владимиру Путину во время встречи с членами СПЧ на коррупционные схемы по продаже иркутского леса.
Сергей Левченко обострил отношения с местными единороссами. Так, он направил в региональный парламент два законопроекта: о возвращении прямых выборов мэра Иркутска и (как альтернативный вариант) о назначении мэра на конкурсной основе. Дополнительным раздражителем для партии власти стало заявление Сергея Левченко, что он не видит смысла в «бессистемных сигналах из Москвы» по поводу нацпроектов и зарплат бюджетников, а также о его решении принять участие в выборах губернатора в 2020 году. Наблюдатели указывают, что на декабрь КПРФ планировала в ряде городов, в том числе в Москве и Иркутске, митинги в поддержку губернатора, и, возможно, именно это стимулирование протестной активности и стало решающим аргументом в пользу отставки главы региона.
Как предсказывают эксперты, в сентябре 2020 года губернаторские выборы не будут простыми для Игоря Кобзева. Борьба за богатый ресурсами регион ещё впереди. Приход врио большинство экспертов восприняли насторожено. С учётом непростого положения региона, они не стали раздавать ему авансы, однако происшедшее всё же улучшило рейтинг представителя Иркутской области в исследовании.
Снижение позиций Сергея Фургала (Хабаровский край) в «Национальном рейтинге», по мнению наблюдателей, стало следствием противоречий с федеральным центром, который так и не смирился с триумфальной победой в 2018 году на губернаторских выборах «несогласованного неединоросса». В качестве источника проблем Сергея Фургала называют также руководство партии «Единая Россия», которое ведёт против хабаровского губернатора информационную войну.
По показателям эффективности региональных администраций (KPI), Хабаровский край показал один из худших результатов по доверию главе государства и достаточно высокий показатель по доверию губернатору, что, конечно, не может не вызывать дополнительного раздражения Кремля. Бюджет региона на 2020 год принят с дефицитом (Сергей Фургал объяснил этот факт увеличением расходов на здравоохранение, образование и строительство дорог).
При этом губернатор предпринимает популистские шаги, имеющие целью укрепить его популярность среди населения. Он снизил себе зарплату вдвое и сократил в два раза числа заместителей. Краевая дума намерена рассмотреть вопрос о начислении доплат к пенсиям депутатов, которые чрезмерно велики, что не соответствует курсу губернатора Сергея Фургала на сокращение бюджетных расходов на содержание чиновников и законодателей.
Губернатор инициировал программу, которая позволит снизить стоимость жилья для бюджетников на 30%. Некоторые эксперты также оценили готовность губернатора привлекать заказы на местные судостроительные заводы.
Однако он теряет очки, будучи втянутым в разного рода скандалы. Так, в ноябре Центризбир-ком обратился в СКР и прокуратуру Хабаровского края по поводу ситуации с избранием Дмит-рия Приятнова депутатом краевой думы по списку ЛДПР. Информация о судимости депутата появилась на сайте краевого избиркома только месяц спустя, народный избранник успел стать представителем краевого парламента в Совете Федерации, но затем сложил с себя полномочия. Не затихает скандал вокруг крупнейшего завода Комсомольска-на-Амуре «Амурсталь», чьё финансовое положение остается критическим, из-за чего завод вынужден сократить производство. Лихорадит и другие предприятия: ведено наблюдение в «Азия-Лес», завод ЖБИ объявил о предстоящем закрытии. Сельское хозяйство края продолжает стагнировать — падение произошло по всем отраслям, обеспечивающим регион продовольствием. В середине ноября прошли обыски в офисах компании ТОРЕКС и аффилированных предприятиях, которые связывают с супругой губернатора. Также в Хабаровске задержали бывшего бизнес-партнера Сергея Фургала: бизнесмена подозревают в убийстве 15-летней давности. Некоторые наблюдатели считают, что его будут вынуждать дать показания против Сергея Фургала.
В Еврейской автономной области в самом конце периода состоялась ротация. Врио главы региона назначен 50-летний Ростислав Гольдштейн — сенатор от Еврейской автономной области с 2015 года. Прибыв в Биробиджан, он озвучил свои договоренности с президентом страны и планы по выводу отстающего региона из разряда дотационных. Главной для ЕАО Ростислав Гольдштейн считает проблему бюджетного недофинансирования.
Ростислав Гольдштейн — слушатель третьего потока программы кадрового резерва ВШГУ РАНХиГС. Это, равно как и опыт депутатской и сенаторской деятельности (комитет СФ по бюджету и финансовым рынкам), по мнению наблюдателей, помогут врио губернатора, который уже достаточно хорошо знаком с особенностями вверенного ему субъекта РФ. Должен сыграть свою роль и опыт в бизнесе: несколько лет новый глава ЕАО был руководителем одного из старейших торговых домов Республики Коми — ТЦ «Гольдштейн», на его супругу оформлен ряд бизнес-активов. Поскольку Ростислав Гольдштейн прошёл предпринимательскую школу, его, в отличие от предшественника, называют «бойцом», который последовательно и настойчиво будет решать проблемы региона.
При этом некоторые эксперты допускают, что в ЕАО могут применить технологию, когда врио не становится кандидатом, а под избирательную кампанию присылают нового человека. Выборы губернатора автономной области пройдут 13 сентября 2020 года.
Экспертов «Национального рейтинга» можно в очередной раз поздравить с правильным пониманием ситуации: Александр Левинталь, замыкавший в последнем исследовании «турнирную таблицу», отправлен в отставку. Слово «отправлен», полагают эксперты, в этой ситуации более уместно, несмотря на формально собственное желание губернатора отойти от дел. Начиная с июня, Александр Левинталь неуклонно сдавал позиции в исследовании. Многие эксперты сходились во мнении, что его отстранение от должности не за горами.
Главной причиной называли отсутствие в депрессивном регионе значимых результатов в социально-экономическом развитии.
На протяжении всего года Александр Левинталь получал сигналы, которые свидетельствовали о недовольстве федерального центра состоянием дел в республике. Вице-премьер Максим Акимов раскритиковал ЕАО как провалившую сроки заключения контрактов по реализации нацпроекта в дорожной сфере. Большим минусом для губернатора обернулась ситуация с лекарственным обеспечением жителей — на отложенном обслуживании оказались почти 6 тыс. рецептов.
Очередную «чёрную метку» Александр Левинталь получил незадолго до отставки, когда на чиновников ЕАО за головотяпство при ликвидации последствий паводка с критикой обрушился полпред президента в ДФО Юрий Трутнев. Есть риск новых затоплений — возведение дамб планировалось давно, выделялись и средства, следов которых найти не удалось. Юрий Трутнев подчеркнул, что в ЕАО смогли вовремя даже обследовать пострадавшие дома.
На шквал замечаний Александр Левинталь периодически озвучивал инициативы, призванные переломить сложную экономическую ситуацию в ЕАО, основной проблемой которой является отсутствие собственных ресурсов. Правда, масштаб этих инициатив не всегда соответствовал уровню главы региона. Например, в июне в ходе российско-китайского ЭКСПО в Харбине губернатор ЕАО сообщил о том, что правительство области работает над тем, чтобы создать кооператив, который закупал бы мёд у пасечников, пакетировал его и экспортировал в Китай.
Эксперты также обратили внимание на то, что ЕАО, по данным АП, оказалась в числе регионов с наименьшей поддержкой деятельности президента. Вновь и вновь оживала дискуссия о возможном присоединении ЕАО к тому или иному соседнему региону.
Происшедшая смена не внушила особого оптимизма большинству экспертов: восторжествовал взгляд на ЕАО как на «пропащий» регион, которому ротация главы не особо поможет. Однако новый глава всё же покинул последнее место «Национального рейтинга» если не на волне ожиданий перемен к лучшему, то хотя бы на слабых затаённых надеждах на них.
Войдя в 2019 год не самым успешным середнячком «Национального рейтинга», Игорь Орлов (Архангельская область) закончил его на последнем месте. Катализатором этого провала явился скандал со строительством мусорного могильника возле железнодорожной станции Шиес. Неумная публичная реакция главы на протесты, попытка наказать их организаторов только ухудшили ситуацию и окончательно добили имидж Игоря Орлова. В конце года, несмотря на заморозку проекта, напряженность не уменьшилась: например, в Котласе в декабрьском митинге, по подсчётам организаторов, принял участие каждый шестой житель города. Борьбу против строительства могильника стал органично дополнять призыв отправить губернатора в отставку.
Подводя итоги года, эксперты также напомнили о взрыве на военном полигоне под Северодвинском, вызвавшем рост панических настроений. В том же ряду опубликованные данные, согласно которым Архангельская область оказалась в числе худших по России в реализации майских указов Владимира Путина. В регионе отмечено значительно число коррупционных проявлений (295 в этом году). В ноябре администрация президента подвела итоги выполнения ключевых показателей эффективности (KPI) губернаторов. Архангельская область оказалась в числе худших и по уровню доверия к президенту, и по уровню доверия к губернатору.
Тем не менее, в ноябре Игорь Орлов еще раз подтвердил своё намерение принять участие в выборах главы региона в 2020 году. Эксперты обратили внимание на то, что губернатор активизировал работу на информационном поле, завёл практику регулярной публичной «порки» чиновников своей администрации на еженедельных планерках, усилил меры по реализации нацпроекта «Безопасные и качественные дороги». Стали более ощутимыми меры социальной поддержки населения.
Как подчёркивают наблюдатели, Игорь Орлов будет иметь шансы на следующий губернаторский срок только в том случае, если заручится поддержкой Кремля, признаков чего пока не наблюдается. В итоге большинство экспертов «Национального рейтинга» весьма скептично настроены в отношении политических перспектив Игоря Орлова. В то же время некоторые эксперты, высказываясь относительно перспективы замены губернатора Архангельской области, отмечают, что «внятного сменщика» они пока что не видят. И это пока главная хорошая новость для Игоря Орлова на фоне провального года.
Этнер ЕГОРОВ
Руководитель Агентства территориального развития Чувашии
2019-й год для всей Чувашии знаковый — всё сокровенное пробилось, проросло и стало явным. Так уж вышло, что сброшены были все маски, а все мотивы стали понятны каждому жителю Чувашии.
Некоторые руководители столкнулись с иной действительностью, попали под суровую машину правосудия и находятся сейчас в местах не столь отдалённых. Этот очистительный смерч проверок на коррупционную составляющую пронёсся по всей территории Чувашии и привёл к полному оцепенению и даже параличу исполнительной власти в части любых инициатив, планов на будущее и стратегии развития региона.
Тема развития стала невостребованной, сместилась с экономического блока на культурный. Многолетний Чебоксарский экономический форум почил в бозе, на смену ему пришёл Культурный Форум. Повестка в городе также сместилась с практических экономических вопросов на фестивальную. Этому способствовали явление Московской набережной и 550-летний городской юбилей, на котором уже Владимир Мединский обозначил стратегическую цель «сделать Чебоксары на несколько веков старше». А сами городские власти также по-своему понимают развитие культуры — именно поэтому запустили оптимизацию всех городских объектов культуры. Наверное, дабы заглушить сердца и ума горожан, ещё не успевших оправиться от транспортной реформы.
Жители республики изрядно устали. Устали от массовых показательных мероприятий, постоянных перерезаний красных ленточек, «победоносных» местных реформ, громких арестов, бравурных речей и телевизора с одними и теми же лицами… Жителям не хватает простых ответов и понятных планов на будущее. Именно на этом фоне и поднялась волна обсуждений по теме отставок губернаторов в регионах. Столько слухов и предсказаний не было никогда, чему, собственно, и сам глава региона дал сильный повод, находясь на внеочередном отдыхе в больнице. Но не больница, конечно, является причиной накопившейся эмоциональной усталости населения. Да и сам глава региона давно набрал опыта, стал матёрым политиком, приобрёл уверенности и имеет желание новых преобразований, хочет и может продолжать управление регионом. Но мне кажется, он также понимает, что единая команда уже не складывается. И не складывается она скорее уже не только по причинам вышеописанным, но и, наперво, в отсутствие единого вектора, значимой понятной повестки на год, десятилетие. И это — вызов, с которым Чувашия и её уставшие граждане входят в Новый 2020 выборный год.
Заурбек ШАХМУРЗАЕВ
Эксперт клуба «Эльбрус»
Заканчивается 2019 год, год вступления в должность нового главы Кабардино-Балкарской республики Казбека Валерьевича Кокова, который ознаменовался для нового главы КБР визитом в республику Президента России Владимира Владимировича Путина, приехавшего провести в Нальчике заседание Совета по межнациональным отношениям. Президент указал на особую значимость для России многонационального Северного Кавказа. Несмотря на зимний холод, южане ждали президента и тепло встречали Путина на улицах Нальчика. Многие удивлялись тому, что суровые телохранители президента давали возможность людям подойти близко и рассмотреть главу государства, поздороваться с ним.
Владимир Путин не полетел бы из Бишкека в Нальчик, чтобы только провести плановое заседание, он мог преспокойно провести его в Москве. Президент России прилетел на Северный Кавказ, в Нальчик, чтобы поддержать назначенного в сентябре молодого 45-летнего главу Кабардино-Балкарии Казбека Кокова. Конечно, для этой миссии подошел бы и председатель Правительства РФ Д. А. Медведев, и вице-премьер, и любая другая значимая фигура политического олимпа России. Но ВВП прилетел лично и, несмотря на человеческую усталость, которая читалась на его лице, интересно провёл совещания и встречи. Этим визитом он продемонстрировал стопроцентную поддержку своего назначенца. Кроме того, визит Путина в Нальчик стал знаком для всех политических сил, означающим, что Казбек Коков пользуется его доверием, а все претенденты на пост главы КБР должны успокоиться и помогать развивать республику, по крайней мере, в ближайшие пять лет.
Как себя поведут местные элиты, предсказать сложно. Английские политологи С. Мор и Б. Хендри утверждали, что теории элиты применимы к коммунистическим политическим системам, образующим авторитарную элиту. С этой позиции в КБР нет элиты общества, а есть разрозненные мелкие политические группы в виде взаимосвязанных чиновников, коммерсантов и силовиков, которые держатся вместе и делятся на три этнические группы: кабардинскую, балкарскую, русскую. У каждой имеются свои политические центры тяжести, которые стоят вне известных политических партий. При этом очень важен тип людей, которые становятся у руля на всех управленческих уровнях. Поэтому Казбеку Кокову предстоит долгая и кропотливая работа по подбору кадров, поддержанию стабильности и гармоничного развития, восстановлению промышленности и курорта, малого и среднего бизнеса в КБР. Впрочем, эта работа небезуспешна и уже началась.
Андрей ПОЛУХИН
Политолог, историк (г. Новокузнецк)
Сергей Евгеньевич Цивилев — губернатор очень непростой области, где все тренды несут опасность и угрозы. В этом плане есть кемеровский капкан губернаторства: чтобы ты не делал, у тебя может быть печальный финал. Цены на уголь падают, и значительно. А это снижение доходов, сокращение угледобычи, банкротства, потеря доходов и безработица с социальным кризисом. Пока ещё до этого весьма далеко, предприятия живут «старым жирком», но тенденция очевидна. Даже РЖД отказались от крупных инвестиций в восточном направлении. А это удар по местной стратегии — продавать как можно больше угля даже в условиях низких цен. Падение мировых цен на уголь зависит от позиции мирового сообщества (отказ от угля), и это не вина губернатора, но отвечать придется ему. И здесь ещё всё впереди.
Однако были планы резко наращивать угледобычу. Их никто не отменял. Сама угледобыча остается на значительном уровне. А это ухудшение качества жизни в урбанизированной области и рост экологических протестов, которые продолжаются с позднеамановских времен. Эти протесты готовы, в случае чего, смести любую местную власть. Их активисты были в последнее время весьма заметны. Невыполнение же планов по росту угледобычи несет угрозу ответственности перед федеральным центром, где такие задачи были поставлены.
С. Е. Цивилев делает ставку на упорядоченное администрирование и федеральные проекты. Однако больше всего от последних получает областной центр, где развернулись масштабные стройки. Кемерово — это 1/5 часть жителей области на далеком севере региона. Поэтому эти стройки никак не оживят Кузбасс, не продвинут его вперед. Многие объекты в рамках планируемого кластера культур будут дублировать существующие, и под вопросом. По сути, это старый тренд Тулеева на ускоренное и преимущественное развитие только одного областного центра. Цена его — деградация и запустение Основного Кузбасса. «Успехи» С. Е. Цивилева в этом направлении порождают угрозы по другим линиям. Многие заявленные проекты в Основном Кузбассе буксуют или не реализуются совсем. Например, не так давно на федеральном уровне широко анонсировалось строительство дороги Бийск–Абакан. Но после этого в Кузбассе по этому поводу полная тишина, а ведь кузбасский участок — основной.
Кемеровский капкан губернаторства опасен тем, что при малейшем ослаблении региональной власти в регионе могут проснуться 90-е гг. с их преступностью и нестабильностью. Вечером 31 октября на своей вилле местными бандитами был убит экс-мэр Киселёвска Сергей Лаврентьев. Он был крепким хозяйственником, но при нём город Киселёвск превратился в город катастроф, его районы окружили со всех сторон разрезы. В Кемерово в ноябре стреляли во влиятельного адвоката Сергея Учителя. Всё это печальные события для главы региона.
Проявляется кемеровский капкан губернаторства в идеологической политике, проводимой внутри региона. Областной центр пропагандирует идеологию угля, навязывает сомнительное 300-летие и игнорирует реальную историю края. Упорство в этом направлении серьёзно подрывает единство внутри области, раскалывает её изнутри. Кемерово, как областной центр, за все годы так и не сумел найти и наработать схемы и формулы, которые могли бы Кузбасс спаять воедино.
Очень важно, как именно губернатор реагирует на все эти проблемы. Сергею Евгеньевичу нелегко, так как он не яркий, харизматичный политик и вождь, который готов сплачивать общество в трудную минуту. У него нет популярности, но и нет к нему негативного восприятия. Он старается быть деятельным и при этом незаметным. При осложнении в регионе эта схема может сломаться.
Вероятно, перенос областного центра в Новокузнецк позволил бы разрубить этот гордиев узел проблем. Ведь управлять областью легче изнутри, чем со стороны. Но этого пока нет.
Заметными событиями стали: отставка ближайшего соратника губернатора Елены Малышевой (её он специально привлёк в Кузбасс руководить реформой здравоохранения), скандал с кемеровской новогодней елкой за 18 млн рублей…
Конечно, ситуация в области далека от апокалипсиса, текущее управление налажено, но проблемы и противоречия сохраняются и никак не решаются. А это всё продолжающаяся работа разрушительных тенденций, мешающих формированию полноценной цивилизации в этой полугорной сибирской губернии, соразмерной лучшим центрам полугорного Урала.
Александр МАЛЬКЕВИЧ
Журналист, политолог, член Совета Общественной палаты РФ. Президент Фонда защиты национальных ценностей
Врио губернатора Севастополя Михаил Развожаев, как в России принято говорить, сразу взял быка за рога. Его активность в социальных сетях (а я читаю регулярно его Инстаграм, подписан на него) не может не работать: очень грамотные посты, явное желание владеть напрямую информацией об общественном мнении и выстраивать профессионально работу с гражданами. Впечатляет и создание общественных советов, которые смогут проконтролировать благоустройство центральных улиц и вовремя не допустить искажения исторической стилистики города.
Однако, когда снимаешь розовые очки и начинаешь копать чуть глубже, сразу выявляются потенциальные проблемы, недоработки его окружения, которое отвечает за общественные связи и пиар. Именно сейчас закладывается целый ряд мин под политическую кампанию Развожаева в сентябре 2020 года. Под выборы, если быть более точным.
Отмечу три момента, которые сходу вызывают вопросы.
Первое — грубая работа с различными инициативщиками из весьма разнородной общественности Севастополя. Например, жесткий отказ в аренде зала известному общественному деятелю Руслану Осташко. Это местный активист, известный по всей России благодаря своему популярнейшему ютуб-каналу «PolitRussia» (свыше шестисот тысяч подписчиков!). Этой осенью он пытался баллотироваться в Законодательное собрание, но был снят с регистрации. Да, тогда ещё можно было сослаться на вмешательство команды бывшего губернатора Овсянникова. Но сейчас это выглядит уже как последовательность действий нового главы региона. В результате Осташко раздувает анти-развожаевское пламя. «Эффект Стрейзанд»: разрешите человеку провести встречу, пусть на неё придет 30-50 или 100 человек, пришли — всё прошло, и забыли. А вот срыв, запрет встречи позволяют эту историю раскручивать, происходит радикализация противостояния, раскрутка (в том числе, медийная) «запрещенного Осташко». На мой взгляд, это глупо: услужливый дурак (рядом с первым лицом) — хуже врага.
Дальше. Вдруг неожиданно выяснилось, что за всё это время, за полгода пребывания в качестве врио, Развожаев ни разу не встречался с председателем Севастопольского отделения Союза журналистов России. Позиционируя себя как открытую, понимающую в медиа персону, глава города даже формальную десятиминутную встречу не провёл. И это заметили севастопольские журналисты, это обсуждается в кулуарах.
Третий момент, который мне понятен как члену Общественной палаты России, как члену её Совета. Конечно, Общественная палата Севастополя — отдельная песня, которая почти все эти годы не звучала (не работала), а только выясняла отношения части её членов друг с другом: прогубернаторские vs антигубернаторские. Последняя яркая история, связанная с ОП Севастополя, — драка её членов друг с другом. За это, конечно, ответственность не несёт врио, но он уже публично озвучил свою позицию о том, что палату нужно распустить, расформировать и выбрать заново.
Мысль, в принципе, интересная, но критики Развожаева говорят, что всё хорошо, кроме одного: он не встречался с этим составом палаты и даже не встречался с теми членами палаты, которые назначены по губернаторской квоте. С точки зрения пиара это, конечно, ляп. Любой, даже не оппозиционный журналист-общественник, блогер скажет: «Подождите, вы на основании чего решили, что их нужно разогнать? Вы с ними разговаривали, общались, обсуждали?». Нет. Значит, эта информация почерпнута из каких-то справок, с чужого голоса, это — неправильная тактика.
Ну и, повторюсь ещё раз, врио задал такой высокий темп движения, что все представительские встречи и мероприятия надо было, конечно, успеть провести в этом году. Например, большой круглый стол со своими журналистами, какой-нибудь итоговый «бал прессы» и т. д. Может быть, что-то было? Тогда почему далеко не все (мягко говоря) об этом знают?
И получается, что растерянные севастопольские журналисты сетуют, приезжая в Москву, что у них, мол, была идея сделать международный форум, пригласить иностранные СМИ, всем вместе «замутить», но руководитель региона на письмо с предложением не ответил. Да и звучат за пределами региона совсем иные СМИ, не «губернаторские»; из трех телеканалов города (ГТРК не беру в расчёт) «ТВ Развожаева» по уровню известности, раскрутке и т. д. стоит на последнем месте.
Всё это первые звоночки, которые с энтузиазмом Развожаева можно ещё поправить. Впереди предстоит ответственная кампания, и всё больше наблюдателей прогнозируют, что до сентября своё веское слово, причём не публично, а закулисно, скажет, конечно, и вечно народный мэр Севастополя Чалый.
И вот тогда начнутся настоящие проблемы…
Руслан ГЕРЕЕВ
Директор Центра исламских исследований Северного Кавказа
Глава Республики Ингушетия Махмуд-Али Калиматов, по примеру своих коллег — руководителей субъектов СКФО, делает упор на улучшение социальных возможностей Ингушетии, работает над достижением экономических показателей.
Несмотря на короткие сроки, прошедшие с момента назначения его главой Ингушетии, можно отметить некоторые достижения, некоторые промежуточные итоги, совпадающие с концом года.
Калиматову уже удалось расширить отдельные позиции, собрать свою команду, добиться определенной стабильности в общественно-политической обстановке и взаимоотношениях с соседями, прежде всего, Чеченской республикой.
Олег РЕУТ
Политолог, публицист. Член Общественного совета при Центральной избирательной комиссии Республики Карелия (г. Петрозаводск)
Заканчивающийся 2019-й изначально выглядел символическим — после года президентских выборов и непопулярных мер федеральных властей (повышение пенсионного возраста и налогов) наступил период, который должен был продемонстрировать, насколько устойчивы позиции главы Карелии Артура Парфенчикова.
Основными направлениями усилий внутриполитического блока губернаторской администрации стали, во-первых, системное ослабление региональных отделений политических партий как потенциальных аккумуляторов латентного протеста и, во-вторых, максимальная «стерилизация» избирательных бюллетеней на выборах муниципального уровня. Подобная стратегия могла бы быть вполне успешной, но только в обстоятельствах достижения очевидных успехов в сфере социально-экономического положения граждан. Однако этого не наблюдалось. Как, впрочем, и стремления назначить виновником собственных неудач системную оппозицию в силу фактической недееспособности последней. Именно поэтому и начались массовые информационные кампании в поддержку, якобы, безупречно работающей региональной управленческой машины.
Эти усилия на регулярной основе «разбивались» об айсберги нелицеприятных оценок, которые без труда генерировались федеральным центром. Срыв в реализации социально значимых мероприятий, предусмотренных Федеральной целевой программой «Развитие Республики Карелия на период до 2020 года», низкий уровень исполнения расходов бюджета на национальные проекты, отсутствие крупных инвестиционных проектов — это те индикаторы изменений, по которым федеральный центр обоснованно «перебивал» бесконечный позитив, артикулируемый проправительственными СМИ региона.
Формулы «Москва обратила внимание на Карелию» и «республика чувствует поддержку в правительстве России» довольно быстро перестали работать. Информационный разрыв между картинкой, создаваемой пиар-службой губернаторской администрации, и действительностью с каждым месяцем становился всё драматичнее. Результаты почти трёхлетних усилий команды Парфенчикова не впечатляют.
Рост доходов и пенсий нивелирован ростом цен, по соотношению среднедушевых денежных доходов населения и прожиточного минимума Карелия относятся к самым бедным российским регионам.
Кроме того, власти приступили к зачистке муниципальной фронды, указывая на необходимость бюджетной оптимизации при объединении городских и районных администраций, но при этом действия губернаторской администрации игнорировали сильную региональную политическую идентичность. Фактически власти вели себя как чужаки-завоеватели, не считаясь с интересами людей.
Казалось бы, немного улучшилась ситуация с долговыми обязательствами региона. Но кардинально сократить долг республика так и не смогла из-за слабого роста доходов бюджета.
Повысился реальный уровень безработицы. И проблема здесь в том, что люди живут там, где нет работы, или не имеют нужной квалификации для заявленных вакансий. Или не хотят работать за очень низкую зарплату и выживают за счет «теневой» занятости. Несмотря на многочисленные программы поддержки малого бизнеса, финансируемые из средств федерального бюджета, местные предприниматели не инвестируют в регион.
В июне российское министерство экономического развития определило регионы с самой слабой экономикой. После полученных результатов в субъекты страны были назначены кураторы из федерального правительства. Так, глава министерства Максим Орешкин стал куратором Карелии. К сожалению, его единственным предложением стала идея разработки индивидуальной стратегии развития территории, к реализации которой, однако, так никто не приступил.
Теперь уже очевидно, что для решения большинства проблем республики требуется не дополнительное финансирование, а меры организационного характера. Вместо этого Артур Парфенчиков сначала предложил снизить целевые показатели по нацпроектам для отстающих регионов, а затем увеличить финансирование для выполнения поставленных целей.
Данные предложения были, естественно, отвергнуты. «Целевые показатели не взяты из воздуха, они проистекают из 204-го указа президента [»О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»]. Они выстроены сверху вниз, и недостижение этих показателей в отдельных регионах будет означать недостижение этих показателей в целом по стране», — пояснил Орешкин.
Антон ЧАБЛИН
Политолог, журналист. Главный редактор портала «Акценты»
Для главы Карачаево-Черкесской республики год в целом оказался удачным. Было много перипетий, которые начались с ареста представителей семьи Арашуковых — отца, сына (сенатора от КЧР) и иных родственников. Предшествовало всем этим событиям назначение в руководство «Газпром Межрегионаз» по КЧР человека, который всерьёз занялся ревизией «наследства» Арашуковых, которые после этого и стали терять влияние на газовую сферу.
На мой взгляд, январь 2019 года, когда произошёл арест сенатора от КЧР Рауфа Арашукова, можно назвать триумфом Темрезова, поскольку он лишился главного своего политического оппонента.
В сентябре прошли выборы в Народное собрание. Естественно, целью главы региона была провести их максимально гладко. В результате Темрезов смог провести в парламент всех нужных ему людей, сформировать коалиции. А люди, которых Темрезов не хотел видеть депутатами, в собрание не попали.
Второй значимый прорыв Темрезова — зачистка местного клана Маршанкуловых, представляющих определенную политическую опасность для главы КЧР. Один из братьев, Эдуард Маршанкулов, попытался избраться в парламент по проходному списку КПРФ. Но избирком снял список с выборов, где, помимо Маршанкулова, была Алина Чикатуева («Коммунисты России»). Под давлением КПРФ исключили этих людей из списка.
Таким образом, Рашид Темрезов заканчивает этот год в плюсе. Ещё один влиятельный клан, который связывают непосредственно с Темрезовым — Салпагаровы, его представляют сенатор Ахмат Салпагаров, а также его братья, которые занимаются строительным бизнесом — они получают крупнейшие подряды от дирекции капстроительства КЧР. В течение года к ним тоже были вопросы. Было, якобы, возбуждено уголовное дело, были информационные атаки и на самого Салпагарова. По факту позиции Салпагаровых на конец года остались непоколебимы. Семья получила крупные подряды на строительство новой очереди курорта Архыз, посёлка Романтик.
Информационные атаки, уголовные дела — всё было в медиа-повестке КЧР-2019, но, устранив всех своих конкурентов, Темрезов заканчивает год стабильно. По итогам этого года у него в окружении не осталось влиятельных политических оппонентов. И угроза отставки, которая маячила в начале года, сейчас отошла на второй план.
Галина СОЛОНИНА
Политический обозреватель портала «Национальный эксперт» (г. Иркутск). Член Союза журналистов России
Деятельность Сергея Левченко на посту губернатора по итогам 2019 года была оценена на «неуд» как федеральными органами власти, так и населением Иркутской области. Основная причина — неорганизованность и крайне низкие темпы ликвидации последствий чрезвычайной ситуации, связанной с наводнениями в западных районах области летом 2019 года. То, что было приемлемо в обычной жизни — неумение Сергея Левченко определять приоритеты в работе, неторопливость, глухота к запросам населения, — оказалось критичным в условиях ЧС. По большому счету, ЧС не создала, а только лишь высветила проблемы в управлении Иркутской областью. Деятельность Сергея Левченко и без того свела на нет его политический имидж. В течение всего 2019 года уровень доверия к губернатору снижался, и к моменту отставки его антирейтинг был в два раза выше, чем рейтинг. Это связано с целым рядом допущенных ошибок: с бездействием в вопросе ликвидации отходов БЦБК, угрожающих экосистеме Байкала, и отходов «Усольехимпрома»; с лесными пожарами, работа по предупреждению которых в 2019 году была завалена правительством Иркутской области; с отказом от реализации ряда важных экономических и инфраструктурных проектов — по развитию ОЭЗ туристско-рекреационного типа на Байкале, по строительству нового аэропорта в Иркутске, модернизации Байкальского тракта, реконструкции и модернизации малых аэропортов Иркутской области и др. Кроме того, в последние годы население региона стало испытывать усталость от постоянных политических войн и конфронтации, которые генерировали губернатор и его окружение. Это войны с мэрами-«единороссами», с Ассоциацией муниципальных образований Иркутской области, с депутатами регионального Законодательного Собрания, с журналистами, общественными деятелями и другими.
Зачастую именно Сергей Левченко выступал в качестве дестабилизирующего фактора в политической жизни Иркутской области. К сожалению, он не сумел выйти за рамки своей партийности и стать «губернатором для всех» — нет, его приоритетом в политике оставалась компартия. На федеральном уровне Сергей Левченко опирался на КПРФ. В рамках макрорегиона практически не был представлен: развития горизонтальных связей не было, межрегионального сотрудничества — также, если не считать Хакасию, с губернатором которой он дружил, опять же, по партийному признаку. Большой удар по имиджу губернатора нанесли уголовные дела, возбужденные в отношении его подчиненных — министра лесного комплекса Иркутской области, руководства региональных Дорожной Службы и Корпорации развития, а также в отношении бизнесменов, связанных с семьёй губернатора.
Внезапная добровольная отставка Сергея Левченко вызвала удивление в среде экспертного сообщества: за несколько дней до того он в очередной раз подтвердил свое намерение баллотироваться на второй губернаторский срок. О том, что он напишет прошение об отставке, не знали даже члены его семьи — супруга и сын, которые об этом написали на своих страницах в социальных сетях. Отставка вызвала раздражение как у его сторонников, так и у противников. И те, и другие предпочли бы, чтобы Владимир Путин отправил Сергея Левченко в отставку своим решением, например, «по утрате доверия». Для сторонников Сергея Левченко это стало бы аргументом в раскачивании протестных настроений против федеральной власти, для противников — возможностью причислить Левченко к губернаторам-коррупционерам. Вариант с добровольным уходом смешал карты и тем, и другим.
Игорь Кобзев, назначенный Владимиром Путиным врио губернатора Иркутской области 12 декабря, заявил о том, что его важнейшей задачей является ликвидация последствий летнего наводнения. Свои слова он подтверждает действиями: в отставку отправлены только откровенно одиозные чиновники из «ближнего круга» Сергея Левченко, прочие оставлены на своих местах, что должно исключить сбой в работе регправительства. Таким образом, Кобзев пытается вывести ситуацию политического раскола, возникшего в Иркутской области в последние годы, в конструктивное русло: никаких «чисток» в правительстве не будет, но работать все будут по-другому, без «политической» составляющей.
Леонид БЛЯХЕР
Политолог, профессор Тихоокеанского государственного университета (г. Хабаровск)
Дать однозначную оценку деятельности губернатора Хабаровского края в 2019 году довольно трудно. Наверное, стоит начать с плюсов. Главный — очевиден: достаточно случайная фигура на губернаторских выборах 2018, пришедшая к победе на волне протестного голосования, в течение года стала реальной властью в крае. Харизматичная легитимность, возникшая в пику его политическому конкуренту В. И. Шпорту, частично сохранилась. И это уже достижение. Как правило, подобная легитимность рушится довольно быстро. Здесь этого не произошло.
На этой волне состоялись беспрецедентные и для края, да и для страны выборы в региональный парламент и в городские думы двух крупнейших городов Хабаровского края. ЛДПР здесь получила подавляющее число мандатов, оказавшись сегодня партией власти на территории Хабаровского края.
Но здесь есть и потенциальная опасность. Ведь традиционной тактикой ЛДПР, к которой принадлежит и сам губернатор, была критика власти. С этим, собственно, связана популярность этой партии в крае. Критиковать власть, находясь у власти, довольно трудно. Тем более, что каких-то серьезных достижений пока тоже не видно. Губернатор совершает достаточно умелые популистские жесты (критика недостатков школьного питания, обещание резко сократить число государственных служащих в крае, ввести режим экономии). Но жесты остаются жестами. Явных успехов или хотя бы выхода на возможные аттракторы развития пока нет. Нет и ощутимых успехов в направлении выстраивания отношений с полпредством и федеральным центром. Хотя явных провалов здесь тоже нет.
В принципе, если бы речь шла о стандартном губернаторе в стандартном крае, можно было бы сказать, что всё вполне успешно. Но Фургал — губернатор надежды. Стоит этой надежде рухнуть, как миру окажутся явлены разрушенное хозяйство, нарастающие социальные проблемы, серьёзные противостояния, подходящие к уровню конфликта, в региональных хозяйственных группах. Стоит анестезии харизматической легитимности рухнуть, как вполне может оказаться, что «король-то — голый».
Есть ли выход? Да, конечно.
Просто стоит разделить «отчетные показатели», по которым о губернаторе судят в федеральных министерствах и АСИ (здесь просто: ловкость рук, и никакого мошенства) и реальное хозяйство. Вот хозяйство края с богатыми ресурсами и редким населением гораздо разумнее развивать не через гигантские заводы или ещё какие-то мега-проекты (для этого придётся завозить всё, или почти всё, а продукция окажется запредельно дорогой). А развивать малый и сверхмалый бизнес, ориентированный на местный и приграничный (трансграничный) рынок, на арт-рынок, связанный с уникальной историей и природой Приамурья, наукоёмкую продукцию, логистику и т. д. Максимально эффективно использовать наличную природную ренту. Будет ли это сделано? Поживём — увидим.
Илдус ЯРУЛИН
Политолог, директор Института социально-политических технологий и коммуникаций Тихоокеанского государственного университета, руководитель Хабаровского краевого отделения Российского общества политологов (РОП)
Прошло 15 месяцев со дня вступления Сергея Фургала в должность губернатора Хабаровского края. Подводя краткий итог, можно отметить, что для Сергея Фургала победа на губернаторских выборах в сентябре 2018 года стала звёздным часом и карьерным ростом.
Осень 2019 года была для Хабаровского края переломной — в политическом плане. На выборах в краевую Законодательную думу абсолютную победу одержала партия губернатора — ЛДПР. Оценить работу губернатора непросто. Пока сохраняется достаточно высокий рейтинг доверия со стороны населения, ещё не утеряна вера в грядущее обновление. Но достигнутые показатели социально-экономического положения заставляют задуматься. Пока не предложено для края что-то стратегически важное. Большая часть усилий сводится к латанию дыр в бюджете и исправлении сложившейся не по вине С. Фургала ситуации. Главная задача, которая стоит перед Хабаровским краем, — закрыть все социальные вопросы.
Провалить «социалку» никак нельзя, поскольку это приведёт к усугублению непростой, по сути, предкризисной социально-экономической ситуации. А уж от состояния экономики будет зависеть решение накопившихся социальных проблем. По данным РИА Рейтинг, опубликованным в ноябре, Хабаровский край — лидер среди российских регионов по коммерческой закредитованности. В списке самых злостных должников он находится на 64 месте из 85, однако обходит всех по уровню наиболее дорогих займов в банках. В этом году правительство под руководством представителя ЛДПР оформило новые кредитные линии на 14 млрд рублей. Проценты за пользование кредитами, взятыми в 2019 году, составят более 2,2 млрд рублей. Еще в 4,2 млрд обойдется обслуживание ранее полученных займов. Выплачивать их придётся на фоне и без того внушительного регионального госдолга. Он, напомним, за время пребывания Сергея Фургала у власти вырос на 2,5 млрд рублей.
С 1 октября 2019 года госдолг увеличился с 49 до 52,1 млрд рублей. Правительство планирует и дальше брать кредиты. Согласно бюджету-2020, на 1 января госдолг Хабаровского края увеличится до 56 млрд рублей, а на 1 января 2021 года — до 63 млрд рублей. Еще 4,2 млрд рублей придётся заплатить в 2020 году за обслуживание взятых ранее кредитов. Это — петля, которая грозит утянуть в социально-экономическую пропасть всех жителей края.
По мнению экспертов, стоящие перед краем проблемы обусловлены, прежде всего, слабой адаптацией его диверсифицированной экономики к рыночным условиям хозяйствования. Традиционные драйверы роста — военно-промышленное и гражданское машиностроение, а также лесная индустрия — потеряли свою динамику. Естественная основа регионального хозяйства (рентные ресурсодобывающие производства) не обеспечивает воспроизводство 1,3 миллиона человек, которые составляют население края. Реальные денежные доходы населения края, то есть, та сумма, которая остаётся на руках после покупки всего необходимого и уплаты всех платежей, по данным Хабаровскстата, с января по сентябрь 2019 года упали на 2,4%. Проще говоря, население региона стремительно беднеет. Ведь и раньше эти самые «реальные денежные доходы» не росли. Цены в магазинах, напротив, растут. Сельское хозяйство края — отрасль, которая призвана накормить население и сделать цены на прилавках приемлемыми, находится на грани исчезновения. Ничтожный рост только по производству яиц — 0,2%. Производство мяса и птицы на убой с января по октябрь рухнуло сразу на 45,6%, производство молока — на 21%. Как сообщает ИА REGNUM, по данным ЦБ РФ, жители Хабаровского края в 2019 году стали чаще брать в долг у банков. Закредитованность жителей края в 2019 году выросла на 20% по сравнению с прошлогодними показателями и превысила среднюю по Дальнему Востоку.
На фоне сокращений на крупных производствах, банкротства крупных компаний жители стараются сохранить привычный уровень жизни. Конечно, Сергей Фургал получил весьма непростое наследство от прежнего губернатора Вячеслава Шпорта, но пока он вместо декларируемых изменений продолжает прежнюю линию развития. Нельзя сказать, что в плане решения социальных проблем ничего не делается. Отчасти решена — и продолжает решаться — проблема обманутых дольщиков. Перешёл в краевую собственность санаторий «Уссури», на базе которого будет воссоздан краевой медико-реабилитационный центр. Край должен получить серьезные средства федерального центра на развитие медицины. Но время идёт, и пока оснований ждать грядущего светлого будущего в исполнении представителей ЛДПР во власти — нет.
Тем более, что имеет место затянувший спор хозяйствующих субъектов — совладельцев компании «Торекс» и завода «Амурсталь», принявшего затяжной характер и несущего репутационные издержки руководству Хабаровского края.
Алексей ГРОМСКИЙ
Политтехнолог, председатель Экспертного клуба «Антоново» (г. Великий Новгород)
Ушедший с поста главы Еврейской Автономии Александр Левинталь, на мой взгляд, не вписался в общую повестку развития Дальнего Востока. Возможно, что на такой исход его губернаторства повлияли несколько факторов: столица федерального округа, Владивосток, перетягивает инициативу и внимание федерального центра на себя, с одной стороны, с другой — ответственные сильные руководители — снова в первом городе Приморья, и им отдают преимущество при распределении субсидий, проектов. ЕАО оказалась где-то на обочине процессов развития, так как Левинталь не смог включиться в эту историю.
Кроме того, многие эксперты характеризуют главу региона как достаточно мягкого политика в плане управления, он, очевидно, не смог поставить себя над какими-то специфическими отношениями местных элитных групп. И в итоге управляемость ситуацией в сравнительно небольшом регионе пришла к такому рубежу. А ведь, как говорится, проще провести выборы президента в многомиллионной стране, чем выборы управдома в многоквартирном доме… Ситуацию глава перестал контролировать: легче управлять большими территориями и массами, чем разрозненными элитными группками в маленькой автономии, где все у всех на виду, и каждый про каждого многое из прошлого помнит.
Не добавила плюсов Левинталю ситуация с природными катаклизмами. И окончательно подкосило его позиции качество подготовки к зиме и состояние ЖКХ. И всё это — на фоне муниципальной избирательной кампании в областной столице, которая выглядела больше пиаром, чем намерением реализовывать проекты для улучшения жизни людей. И добровольная отставка Левинталя была ожидаема.
Теперь же, как человек, лично знакомый с ситуацией, на управление ЕАО назначен сенатор от региона Ростислав Гольдштейн. Совфед давно стал не только местом для почетного отдыха «бывших», но и одной из «кузниц» губернаторских кадров, местом для получения федерального опыта для желающих воспользоваться трамплином в большую политику, пулом будущих губернаторов.
Нынешний врио выдвигался в Совфед от правительства ЕАО, что не обещает каких-то резких смен. С другой стороны, Гольдштейн гораздо более активный и деятельный, чем его предшественник, он политик иного склада и без серьезных изменений не сможет достаточно оперативно наладить ситуацию в регионе.
По медийной активности в предыдущие годы можно понять, что ВРИО глубоко погружен в проблемы региона и в повестку развития Дальнего Востока. Теперь важно, чтобы и на практике он себя проявил.
Инициативы, озвученные летом этого года, о создании в областном центре системы ТСЖ и вообще о формировании крепкого общественного самоуправления, озвученные молодым мэром Биробиджана Головатым, по сути правильные. И хорошо, если Гольдштейну удастся перевести их из области деклараций в практическую, полезную плоскость.
Стоит уделить особое внимание также и вхождению региона в процесс развития Дальневосточного федерального округа и привлечению в регион финансовых и инвестиционных потоков.
Екатерина КУРБАНГАЛЕЕВА
Политолог, политконсультант. Член Общественной палаты РФ. Директор научно-исследовательского центра «Особое мнение»
Новый 2020 год Владимирская область, с точки зрения административно-управленческой, встречает в «разобранном» виде. Из семи врио замгубернаторов работает чуть больше половины: первый зам, отвечающий за социальную политику, Марина Чекунова на днях уволилась по собственному желанию, преемник пока не подобран. Заместитель по ЖКХ, строительству и транспорту Александр Байер 11 декабря не был согласован депутатами Законодательного собрания области и срочно ушёл в отпуск. При этом непонятно, выйдет ли он на работу после Нового года. Еще один заместитель, по экономике, Максим Брусенцов не был согласован депутатами и так и остался с приставкой «врио». (Напомню, что после выборов Владимира Сипягина губернатором депутаты ЗС приняли поправки в областное законодательство, обязывающие первое лицо региона согласовывать своих заместителей в ЗС). Самый опытный заместитель — по финансам, работавший ещё у предыдущих губернаторов Вячеслав Кузин — по слухам, находится на лечении.
Депутаты ЗС, переругавшись на последнем заседании ЗС 19 декабря, фактически сорвали его: фракции КПРФ и ЛДПР покинули зал. Любое заседание областного парламента теперь проходит, как захватывающий сериал.
Идеальный шторм, о котором я писала ранее, уже совсем на подходе. Западную часть области лихорадит слухами о московском мусоре. Митинги собирают не сотни, а тысячи жителей. В конце года столичные источники отписались, что почти 1 млн тонн мусора планируется в ближайшие годы вывозить в Калужскую и Владимирскую области, притом, что областные власти стоят на своём: «Московский мусор не допустим». Непонятно, что реально происходит в этой сфере. Ко всему прочему, до сих пор не определён региональный оператор по выводу мусора, а между тем, год уже подходит к концу. В здравоохранении не утихают скандалы: врачей по-прежнему не хватает, очереди в поликлиниках огромные, остро ощущается нехватка лекарственных препаратов, здания ветшают, система скорой помощи разбалансирована. Как результат — громкие случаи, к сожалению, с летальным исходом.
Примерно в таком развинченном, я бы даже сказала, взвинченном состоянии область подходит к следующему циклу муниципальных кампаний. В 2020 году предстоят выборы депутатов горсовета Владимира и подавляющего большинства муниципалитетов — всего более 1 000 мандатов.
Игорь ЧУРАКОВ
Политолог. Координатор комитета гражданских инициатив в Архангельской области
Выскажу достаточно парадоксальную мысль, но есть ощущение, что уходящий 2019 год для губернатора Архангельской области стал своеобразным «звёздным часом». Поясню. Предшествующие 6 лет фактически не ознаменовались ни одним более-менее значимым медийным проектом, на который бы обратили внимание на федеральном уровне. В течение этого года Игорь Орлов стал фактически одним из основных медийных героев уровня федеральной повестки.
Всё началось весной. Игорь Орлов в одном из своих выступлений употребил слово «шелупонь» в отношении жителей Архангельской области. Это вызвало серьезное возмущение людей, далее была целая череда протестных акций, митингов и пикетов. Именно антигубернаторское движение фактически вывело Орлова на федеральный уровень. Внимание к региону и к губернатору в этом году было беспрецедентным. Более того, крупные европейские и американские издания обратили внимание на те события, что происходят в нашем северном регионе. Проект строительства московского мусорного полигона на станции Шиес сегодня обрел международное звучание. Ведущие СМИ Франции, Германии, Испании, США не просто отметились какой-то разовой публикацией, а регулярно в течение года возвращались к этой теме и постоянно, в том числе, упоминали главу региона.
Можно говорить, что на самом деле фигура Игоря Орлова на сегодняшний день в ряду 85-ти российских губернаторов стоит далеко не на последнем месте в плане известности. Другой вопрос — в каком контексте, с каким знаком, плюс или минус, упоминается фамилия Орлова.
Однозначно, большинство публикаций, описывающих слова и поступки Игоря Орлова, в уходящем году содержат негативные оценки. Но я не думаю, что сам Орлов как-то переживает по данному поводу, потому как для современной российской номенклатуры мнение людей, в общем, не тот показатель, который стоит переживаний. В последние месяцы губернатор неоднократно утверждал, что его мало волнуют какие-либо рейтинги, митинги, публикации. Орлов считает, что он работает и делает всё правильно. В одном из последних интервью он заявил, что ему не стыдно. Я склонен в это поверить.
Оценивая работу архангельского губернатора, позволю себе отметить ещё один важный нюанс, который нигде пока не звучал. Многие удивляются, каким образом губернатору Архангельской области, несмотря на то, что происходит в регионе, удалось избежать отставки, и, более того, многие совершенно не понимают, что могло сподвигнуть Орлова сделать заявление о том, что он в 2020 году планирует участвовать в очередных выборах на пост главы Архангельской области. Ключом к пониманию психологии поведения Орлова и всей истории конфликта вокруг попытки устроить на станции Шиес могильник московского мусора является документ, который сегодня пытаются забыть всеми силами и ни в коем случае не упоминать. Речь идёт о телеграмме, отправленной по служебным каналам РЖД. Телеграмма была отправлена 16 августа прошлого года, и в ней было дословно сказано, что, начиная с 22 августа, ежедневно на станцию Шиес будут прибывать 56 вагонов с мусором из Москвы.
На тот момент на станции не было не даже речи о строительстве каких-либо экотехнопарков. Эта телеграмма, подлинность которой, кстати, впоследствии подтвердила прокуратура, показывает, что на самом деле летом прошлого года чиновники московской мэрии совместно с руководством РЖД создали, не побоюсь этого слова, преступную группу с целью устроить на станции Шиес несанкционированную свалку не просто мусора, а отходов московской реновации.
Тревогу по данному поводу подняли сначала местные жители, а затем информацию с фотокопией телеграммы опубликовали в СМИ. Вагоны до Шиеса не дошли, затерявшись где-то по дороге. Преступная затея сорвалась.
Чтобы преступный план не стал поводом для возбуждения реального уголовного дела в отношении чиновников мэрии Москвы, в срочном порядке в сентябре прошлого года сочинили историю о, якобы, «инновационном» проекте экотехнопарка. А с губернатором Архангельской области была заключена сделка о том, что он обеспечит прикрытие аферы с захоронением в архангельских болотах обломков московских пятиэтажек.
По факту Орлов в обмен на целый ряд преференций взял на себя функции по защите московских чиновников от уголовного преследования. Мэрия Москвы посулила ни много ни мало шесть миллиардов рублей, как бы «для развития региона», а на самом деле в уплату за услуги по сокрытию улик планировавшегося преступления. Образно говоря, Орлову в конце прошлого года удалось схватить «бога за бороду». Используя сложившуюся ситуацию и имевшийся в его распоряжении компромат, Орлов до настоящего времени фактически шантажирует замешанных в этом деле чиновников. Уничтожив свою репутацию в глазах жителей Архангельской области, сконцентрировав на себе весь негатив, который сформировался в регионе по поводу проекта на станции Шиес (а 96% жителей категорически против свалки), Орлов, тем не менее, склонен полагать, что досрочная отставка ему не грозит. Кстати, его заявление о планах баллотироваться на следующий губернаторский срок поразительным образом совпало с ещё одной информацией. А именно, о сокращении суммы обещанных Собяниным денег «на развитие региона» с шести миллиардов рублей до двух миллиардов.
В каком-то смысле 2019-й год для губернатора Архангельской области можно считать «пиком карьеры». Но такие истории, замешанные на криминале и шантаже, заканчиваются, как правило, достаточно быстро, а порой и трагично: после таких «взлётов», с такими «показателями», чиновник рискует уйти в небытие навсегда.
Видео дня. Спустили на землю: чиновника наказали за скандал в аэропорту
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео