Иди как ледокол. Кредо волгоградского скульптура Щербакова 

Иди как ледокол. Кредо волгоградского скульптура Щербакова
Фото: АиФ Волгоград
Юная Аля Пахмутова выступает в родной Бекетовке перед ранеными бойцами Красной армии в далёком 1943 году. Такой увидел нашу прославленную землячку скульптор . Памятник, установленный в  в прошлом месяце в честь 90-летия Пахмутовой, сразу стал одним из самых посещаемых в городе. Эту работу можно считать одним из художественных прорывов года. А ещё одним важным его итогом стала книга, которую издал Сергей Щербаков.
«Началось с хулиганства»
— Сергей Александрович, вы автор знаковых для региона памятников и городских скульптур: «Ангел-хранитель города», «Святому благоверному князю », «Медикам Царицына-Сталинграда-Волгограда» и многих других. А почему взялись за книгу?
— Это своего рода архив, попытка собрать в одном месте все монументальные работы. Такой альбом с фотографиями и замечательным предисловием искусствоведа Ольги Малковой… В этом году мне исполнилось 60 лет — это некий рубеж, который надо переступить и двигаться дальше. Главное, есть с чем двигаться: есть современные идеи, которые хотелось бы воплотить.
— Как начинали творческий путь?
— С хулиганства: в школе я изрисовал все парты и учебники. И родители отдали меня в изостудию при заводском ДК. Там была маленькая пустая комнатка с оборудованием для занятий скульптурой. Я уходил в эту комнату и лепил. Потом узнал, что в родном есть художественное училище, решил поступать туда. Поступил со второй попытки. Позже закончил Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В. Мухиной.
— Как оказались в Волжском?
— Во-первых, у меня жена — волжанка, художник по интерьеру. А во-вторых, благодаря (народный художник РСФСР, автор монументов в Волгограде и Волжском. — Авт.). В ЛВХПУ преподавал однокашник Малкова Пётр Куликов. Узнав, что мы едем на каникулы в Волжский, он сказал: «Передавайте привет Пете Малкову!». Так мы познакомились с Петром Лукичом. И в 1987 году, когда я заканчивал вуз, Малков поспособствовал тому, чтобы меня пригласили на работу в Волгоградское отделение Художественного фонда СССР. Семейные обстоятельства тоже способствовали: у нас должен был родиться сын, так что мы приехали, как говорится, «к тёще на блины». В этот период мы совместно с Малковым сделали памятник воинам-афганцам в Волжском. Он стал моей первой монументальной работой.
Волгоград, Лондон, Берлин
— «Скорбящая» — работа, принёсшая вам международную известность, установлена в Россошках, в Лондоне и в германском Хальбе…
— И ещё в Саратове. Сначала это была небольшая станковая работа из алюминия. Как-то у меня родилась идея, как можно выразить память о жертвах вой­ны. Возник образ скорбящей матери, держащей безъязыкий колокол. Такая вечная минута молчания… Позже, когда стали обустраивать мемориальное кладбище в Россошках, где покоятся и наши, и немецкие солдаты, мне предложили подумать, каким мог бы быть монумент на этом месте, и я показал свою работу. Уже после открытия памятника в Россошках мне позвонили из московской организации «Военный мемориал», курирующей все захоронения советских солдат, в том числе за рубежом. Рассказали, что проходит конкурс скульптурных проектов для установки в парке Имперского военного музея в Лондоне, попросили разрешения представить там мою работу. Я согласился, проект утвердили. Наверное, сыграло свою роль современное пластическое решение образа и его общечеловеческое звучание.
«Скорбящая» была установлена в Лондоне 20 лет назад, и до сих пор около этой скульптуры проходят мемориальные мероприятия трижды в год: 9 мая, в День поминовения в ноябре и в День памяти жертв Холокоста. В 1999-м мы с женой ездили в Лондон на открытие памятника.
— Часто бывает, что воплощённый памятник расходится с вашим авторским замыслом?
— К сожалению, нередко. Например, памятник «Жертвам ХХ века» в Волжском. Это наш совместный проект с Александром Кияненко: я делал скульптурную композицию, он — дизайнерское решение пространства. Там задумывалось другое освещение, другие камни вокруг, иное технологическое выполнение фигур… Или фонтан «Земля и Небо» в Камышине: его предполагалось накрыть куполом из специального стекла. Но пришлось отказаться от этой идеи.
Поняли не все — Вы следите за жизнью своих скульптур в городской среде?
— Стараюсь абстрагироваться от готовых работ: где-то год не ходить мимо, не смотреть. Потому что обязательно начинаешь искать недочёты: тут не так, здесь не то. Получается самоедство, а оно ни к чему. Когда проходит какое-то время, появляются положительные отзывы… Вот недавно мне звонили коллеги по поводу Лосева (скульптурная композиция памяти народного волгоградского художника. — Авт.), хвалили. В общем, с течением времени как-то свыкаешься, начинаешь спокойнее относиться.
— А если отзывы негативные?
— Как ни парадоксально, это тоже даёт силы, начинаешь сопротивляться. Мнения расходятся всегда, но ты должен идти, как ледокол, свою линию гнуть. Помню, сколько было шуму вокруг скульптуры «Сердце губернии» в Саратове (концепцию памятника поняли не все. — Авт.)! Даже съёмочная группа НТВ приезжала, снимала фильм о губернаторе , который ставит необычные нереалистические памятники.
— Вы довольны своими работами, установленными в этом году в Волгограде?
— В принципе, да. Идея создать памятник художнику родилась у меня лет десять назад, но никого это тогда не интересовало. А потом в регионе появился фестиваль «Извините, Вы не видели Лосева?» в честь народного художника и так хорошо раскрутился, что всё срослось. Что касается композиции, посвящённой , то меня подключили в конце, когда было готово архитектурное решение. Моя задача была — вписать в него скульптуру и сделать это очень быстро. Кстати, это не памятники, а городские скульптуры, организующие общественное пространство.
— Приближается Новый год. Что пожелаете читателям?
— Желаю, чтобы исполнялись заветные мечты. Пусть не сразу, а шаг за шагом каждый шёл к своей цели и достигал её. А Волгограду хочу пожелать художественного развития. Реалистические скульптуры, безусловно, нужны, но наряду с памятью о героях должна развиваться современная среда. Волгоград славен Мамаевым курганом. Мы можем продолжить эту традицию и создать современный скульптурный парк, показать, что мы не стоим на месте, эстетически развиваемся. Это вызвало бы интерес, привлекло в регион туристов.