Ещё

В Москве рассказали, что случилось с экологией Арктики в 2019 году 

За уходящий 2019 год экология Арктики ухудшилась. Об этом, как передаёт корреспондент ИА REGNUM, 24 декабря на встрече с журналистами в пресс-центре REGNUM заявил глава Центра экологического консалтинга и мониторинга «Помор» . По его словам, ухудшение экологии было весьма существенным, и виновата в этом прежде всего промышленная деятельность человека.
«Основные загрязнения в Арктике произошли из-за деятельности нефтегазовой, горнодобывающей, металлургической отраслей, — рассказал Суровцев. — Вы знаете, что Арктика сегодня является важнейшим регионом не только для , но и для целого ряда других стран. И , и , и , и  являются ответственными за арктические территории. На первом месте среди рисков, конечно же, стоит нефтедобыча. Вы знаете, что сейчас некоторые страны отказываются от добычи на шельфе, так как хорошо понимают, с какими экологическими рисками это сопряжено. Однако наши соседи, например, Норвегия, пытаются сейчас активно разрабатывать шельфовые месторождения, и повышается вероятность разлива нефти».
В Арктическом регионе, как заметил Суровцев, часты шторма и сильные ветра. По его словам, в условиях полярной ночи, которая длится несколько месяцев, разлив нефти будет очень сложно ликвидировать. На втором месте по степени экологической опасности стоит горнорудное производство.
«Наш век электромобилей стимулирует добычу полезных ископаемых и тяжёлых металлов, таких как никель, вольфрам и медь. В связи с переходом на электромобили европейские страны активно развивают свою горнорудную промышленность, — сказал Суровцев. — Одна только Норвегия за год выдала около 70 лицензий на рудники, которые добывают медь. И страна, к сожалению, практикует сброс своих промышленных отходов во фьорды. И оттуда все эти токсичные отходы идут в океан, в моря и, в частности, в Баренцево море. Кроме того, в Арктическом регионе активно развивается логистика, а значит, столкновение с айсбергами может стать роковым как для судов, которые провозят такие опасные грузы, как нефть, так и для нефтедобывающих платформ».
В рамках пресс-конференции её организаторы также связались с членом организации «Зелёные воины Норвегии» Рубеном Оддекалвом, по мнению которого экологические итоги 2019 года для Баренцева моря в целом позитивные. Однако есть и проблемы.
«Хотя на данный момент электромобили представляют существенную угрозу для экологии, всё-таки в будущем мы надеемся, что для изготовления батарей и электромобилей будет использоваться меньше тяжёлых металлов, — сказал Одекалв, отвечая на соответствующий вопрос журналистов. — Эта технология имеет перспективы в будущем, если она будет улучшаться».
Немаловажное значение в работе норвежских экологов занимает и борьба с ветрогенерацией.
«Ситуация с ветряками вызывает нашу озабоченность. В 70 коммунах идут протесты против ветряков, но, к сожалению, уровень коммун и государственный уровень правительства сильно различаются. Правительство не хочет прислушиваться к коммунам и считает, что ветряки — это перспективное направление для экономики, — посетовал Одекалв. — Мы рады тому, что сейчас население Норвегии повышает свою осведомлённость и понимает, что ветряки могут представлять опасность в том числе и для здоровья. Но с правительством у нас по этому вопросу идёт постоянная борьба».
Кроме того, он затронул тему медного рудника «Нуссир», на разработку которого дало добро правительство Норвегии.
«Этот вопрос является для нас особенно больной темой. Сброс миллионов тонн отходов во фьорд не может не представлять опасности для рыболовства и для флоры и фауны региона. Кроме того, мы считаем, что проблема может распространиться за пределы только одного региона и может даже перейти через границы в другие государства. Правительство же не хочет нам сообщать правду о реальных последствиях», — сказал эколог.
С ним согласилась президент парламента саамских народов Норвегии Айли Кескитало, которая также раскритиковала решение норвежских властей дать добро на разработку рудника «Нуссир».
"Мы опротестовали это решение перед королём, в высшем суде Норвегии, однако наш протест не был принят, — рассказала она. — И единственное, что теперь мы можем делать, это вводить всяческие ограничения на производство, чтобы оно не наносило ущерб оленеводству в регионе. То есть сейчас позиция саамского парламента заключается в том, чтобы ввести жёсткий контроль. Оленей очень много. Мы знаем о 170 оленеводческих хозяйствах в этом регионе, и 58 испытают последствия от добычи меди на «Нуссире».
Другая участница пресс-конференции — представитель фонда «Чистая Арктика» отметила, что за 2019 год в России очень сильно выросла роль эко-волонтёрства.
«Набирает оборот популяризация движения эко-волонтёрства, — рассказала она. — Наше общество приходит к экологическому образу жизни. К экологическому мышлению. И здесь большая задача ложится на плечи эко-волонтёров. Я вижу, что то, что для нас, взрослых людей, является разовой акцией, например, выйти на субботник или выйти посадить дерево, для нового поколения это уже норма жизни. Для них нет ничего такого в том, чтобы сдавать батарейки в положенные места. Они понимают, что необходимо сортировать мусор. Для них это становится нормой жизни, и это большое достижение эко-волонтёрства».
Как заметила Макарова, она и её коллеги ведут серьёзную работу по экологическому просвещению населения в Мурманской области.
«Очень хочется отметить проблему, когда все силы брошены на Арктику, хотя побережья Баренцева моря и Белого моря тоже нуждаются в ликвидации экологического ущерба», — подчеркнула Макарова.
Ещё одна тема, которую затронули участники пресс-конференции, касалась сохранения популяции китов. Об этом рассказал представитель аналитического агентства Barents News .
«Большое дело, которое нам удалось сделать в этом году, — мы создали фонд защиты китов, — отметил он. — Несколько организаций объединились и провели первую экспедицию в Териберку (село в Кольском районе Мурманской области, где проходили съемки фильма «Левиафан» — прим. ИА REGNUM). Популяция китов в российских морях сокращается. Нам удалось зафиксировать в Териберке несколько видов китов, которые пришли, но только потому, что в этом месте запретили прибрежный лов рыбы. Там появилось много рыбы, и вслед за ней туда пришло несколько семейств малых полосатиков. Туда пришли и финвалы. К сожалению, потом киты идут в Атлантику и проходят через коридор между Норвегией, Фарерами и Исландией, и там их бьют. И поэтому из тех 40 китов — малых-полосатиков, что мы видели, обратно может вернуться лишь половина».
Свои выводы озвучил и представитель Гильдии независимых экологов Арктики Владимир Латка.
«Экспедиция в Териберку оказалась неожиданно очень успешной. Я там регулярно бываю. И много раз видел там китов. Но это были две-четыре особи. Но в этот раз малые полосатики устроили нам шоу. Их было три группы, довольно большие. И суммарно мы увидели около 40 китов в течение буквально двух часов. И уже на выходе из бухты увидели финвалов. Это для меня был шок. Финвалы обычно близко к берегу подходят крайне редко, — рассказал Латка. — Да, в целом ситуация с китами благодаря принятию в 1986 году моратория на китобойный промысел немножечко начинает выправляться. Но не со всеми видами. Есть виды, которые никак не среагировали на введение моратория. В частности это касается синего кита Северного полушария. В Южном полушарии у них идёт прирост небольшой».
Плохо обстоят дела и у черного гладкого кита. Как рассказал Латка, его численность фактически продолжает снижаться — в 2019 году всего замечено около 400 китов и всего один детёныш.
Также о проблеме сохранения популяции китов высказалась заместитель председателя Комитета по природопользованию и экологии Ольга Штемберг.
«Моя профессиональная деятельность более 40 лет связана с Арктикой. Естественно, с Норвегией налажены очень большие дружеские и профессиональные связи. Синих китов мы наблюдали 3 июля 1983 года во время экспедиции около острова Надежды. Это было незабываемое зрелище — когда ты смотришь в глаза киту, который в несколько раз больше твоего корабля, на котором ты пришёл в экспедицию. Это был абсолютно человеческий контакт», — призналась Штемберг.
При этом она уточнила, что российское природоохранное законодательство с точки зрения международного права безупречно.
«Другое дело, как им пользуются, и как оно применяется на практике, — подчеркнула Штемберг. — Поэтому самое главное, чего нам не хватает, это ответственности. Государство должно создавать чёткие и хорошо написанные и структурированные правила игры и жёстко контролировать их исполнение. Главный принцип — загрязнитель платит. И это бизнес должен чётко усвоить. Если ты не исполняешь правила, то ты должен нести ответственность за это».
Кроме того, Штемберг посоветовала экологам больше читать и меньше «эмоционировать».
"Самое главное — хорошо знать законодательство и международное морское право, — сказала она. — Просто повышать свой уровень».
Напомним, как сообщало ИА REGNUM, 24 декабря в пресс-центре REGNUM прошла итоговая пресс-конференция на тему «Экология Арктики, Баренцев регион: новые риски и угрозы», организованная Центром экологического мониторинга «Помор» совместно с Гильдией независимых экологов Арктики, Ассоциацией «Эко-Пресс», Фондом защиты китов и Аналитическим агентством Barents News.
Видео дня. Гражданских жен назвали «бесплатными проститутками»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео