Roomble.com 3 декабря 2019

3 истории про рождение парков: что скрывается за красивыми рассказами об успехах

Фото: Roomble.com
Остатки древних сооружений, неприятие и даже агрессия со стороны местных жителей, невозможность закончить проект в намеченные сроки и непримиримые противоречия между заказчиками и подрядчиками — это лишь немногое из того, что может усложнить воплощение проекта оформления общественного пространства, а порой даже похоронить его.
Всемирный парковый конгресс World Urban Parks 2019 собрал в  более 130 спикеров и 1500 делегатов с пяти континентов. Главной темой стало развитие парков и городов в интересах экологической устойчивости и здоровья горожан. Программной дирекцией конгресса выступило бюро Citymakers — эксперт в области городского развития и соавтор концепции и социокультурной программы парка «Зарядье» в .
Фонтан в горизонте
На конкурс по созданию мемориала принцессы Дианы в лондонском Гайд-Парке было подано более 60 заявок. Победителем был признан проект фонтана, предложенный архитектурной мастерской GUSTAFSON PORTER + BOWMAN.
На самом деле фонтаном конструкцию назвать сложно. Скорее это водное устройство, произведение садово-паркового искусства, отражающее лучшие человеческие качества погибшей принцессы: современной, динамичной, открытой (последнее качество, по замыслу авторов проекта мемориала, должно было «отразиться» в свободном доступе людей к воде). Мемориал представляет собой круг неправильной формы, по руслу которого в двух направлениях бежит вода. Интенсивность движения на разных участках тоже разная. Каскад воды, сбегающий по каменным ступеням, символизирует бурный период в жизни принцессы, лёгкая рябь в журчащем ручье напоминает о счастливых, спокойных временах.
Первый камень водного комплекса был заложен в сентябре 2003 года, а мемориал должен был открыться 6 июня 2004 года. Уже после начала работ выяснилось, что построить мемориал на выбранном первоначально месте не удастся — рабочие наткнулись на остатки стен бастиона Кенсингтонского дворца.
Партнёр GUSTAFSON PORTER + BOWMAN Мэри Боуман рассказала, что пришлось срочно менять место создания мемориала. Перенести дату открытия было нельзя — помимо широкого анонсирования в прессе, открывать фонтан должна была .
Сложность переноса проекта в северную часть Гайд-Парка заключалась не только в том, что строительные работы необходимо было начинать с нуля. Неприятный «сюрприз» преподнёс материал, из которого планировалось построить мемориал: выяснилось, что традиционная ручная резка гранита (фонтан состоит из 545 гранитных частей) не позволит придать камню необходимую форму, а всей композиции — динамичность и одновременно элегантность. Спасти проект могла только лазерная резка. Казалось бы, ничего сложного. За исключением того, что все эскизы проекта, вся детальная проработка элементов были выполнены вручную. Необходимо было срочно создавать компьютерную программу для осуществления лазерной резки.
Пришлось привлечь несколько компаний-партнёров, чтобы разработать нужный «софт» и выполнить работы к сроку. В числе партнёров был даже , применяющий лазерную резку для производства автомобильных кузовов и фюзеляжей самолётов.
Уже после открытия мемориала его создатели столкнулись с проблемой, которая по каким-то причинам не была предусмотрена при проектировании и строительстве: обожающие Диану англичане, ждавшие открытия мемориала больше 11 лет, едва ли не за день вытоптали газон вокруг фонтана. Главная финансовая нагрузка легла на организацию, финансирующую содержание мемориала, в частности восстановление и поддержание газонов.
Как бы то ни было, сегодня, спустя 15 лет после открытия, мемориал остаётся местом притяжения для лондонцев и туристов со всего мира. Отсутствие статуй, бегущая по граниту вода, возможность пройти по мосту к центру мемориала делают фонтан интерактивным, предлагая посетителям комплекса «общение» с погибшей принцессой.
Рынок, дорога, парк
Впрочем, остатки бастиона, обнаруженные случайно в Гайд-Парке, — мелочь по сравнению с «наследством», доставшемся экс главному архитектору Барселоны, ныне возглавляющему испано-российскую лабораторию прототипирования городов будущего Shukhov Lab Висенте Гуайарту. Власти столицы Каталонии поставили перед ним задачу трансформации транспортного кольца в центре города. Оно было построено к Олимпиаде 1992 года. За 100 млн евро на месте нескольких полустихийных рынков город построил радиальную сеть дорог, «понатыкав» вокруг — это определение самого Гуайарта — парковок.
Урбанист рассказал, что ошибку поняли очень скоро. Парковки не решают проблему автомобильного трафика, а только усугубляют её: чем больше в центре города паркингов, тем активнее там автомобильное движение. Дополняли картину расположенные рядом Музей дизайна и потрясающей красоты башня Агбар.
Горячие каталонцы молчать не стали — жители Барселоны потребовали решить проблему с транспортом. После многих дискуссий и общественных слушаний было принято решение о сносе, точнее, переносе дорог под землю и строительстве на месте транспортной артерии большого городского парка Plaza de las Glorias. Таким образом в городе должна была появиться большая зелёная диагональ, которая соединила бы набережную и Центральный парк Барселоны.
Г-н Гуайарт признаётся, что поначалу это казалось совершенно невозможным. Во-первых, Испания ещё не оправилась от экономического кризиса. А во-вторых, и в-главных, масштабные работы по заведению под землю значимых транспортных магистралей предполагали установку фальшфасадов и заборов на всём протяжении дорожных работ. Полная реализация проекта могла занять 10 лет.
Решение, которое нашла команда Гуайарта вместе с приглашёнными молодыми и ещё «незвёздными» архитекторами, сам Висенте называет простым и гениальным — было решено строить парк параллельно с дорожными работами.
Plaza de las Glorias рождалась постепенно, маленькими «кусочками». Создаваемые одна за другой локальные площадки и мини-парки (например, скейтпарк) наполнялись активностями, вокруг высаживались кусты и деревья. Каждый такой островок «съедал» не более 4% общего бюджета парка — лавочки, качели, снаряды на воркаутах и детских площадках были обычными.
Решение избавило тех, кто придумал и реализовал проект, от недовольства горожан. Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь измерял экономический эквивалент общественного негатива, но, если верить бывшему главному архитектору каталонской столицы, он может исчисляться десятками и сотнями миллионов евро.
Урбанист заявил: «Время — это фундаментальный актив города. Не надо ждать, чтобы начать пользоваться пространством, на котором должен быть построен парк. Подумайте, как люди могут пользоваться пространством, где идёт стройка. Это кажется невозможным, но мой опыт реновации центральной части Барселоны свидетельствует об обратном».
Парки нового поколения
Решение, принятое Гуайартом, в бизнесе принято описывать термином «быстрая победа» — достижение результата в короткие сроки за небольшие средства. Российский экономист, старший партнёр ландшафтной компании Arteza Денис Кусенков, модерировавший сессию «Взгляд из-за кулис», в качестве примера быстрой победы привёл московский Парк Горького: как только с территории парка исчезли дешёвые китайские аттракционы и «обнажился» первоначальный ландшафт парка, он стал привлекательным для людей, которые раньше туда вообще не ходили. Постепенно парк стал привлекательным для коммерсантов и организаторов массовых мероприятий и начал сам зарабатывать на своё содержание и развитие.
Молодой российский парк «Краснодар», отмеченный премией Eurasian Park Awards на всемирном конгрессе World Urban Parks, был успешен изначально. Игорь Марков (представляет германское архитектурное бюро GMP, спроектировавшее едва ли не единственный в России парк, целиком построенный на средства частного инвестора) полагает, что успех проекта во многом был определён степенью близости исполнителя к заказчику.
Марков рассказал, что при строительстве «Краснодара» несколько раз приходилось переделывать уже сделанное и даже сносить уже построенное, но это воспринималось как нормальный рабочий процесс, а не как «покушение» на архитекторскую вотчину.
Ещё один российский спикер конгресса, первый директор парка «Зарядье», а сейчас директор ЦПКО им. Горького в Москве Павел Трехлеб убеждён, что секрет успеха любого парка — его социокультурная модель и команда, способная «запрограммировать» общественное пространство задолго до его открытия.
Трехлеб рассказал, что культурно-просветительская модель парка была сформирована ещё до начала проектирования «Зарядья». Это, конечно, вызвало недовольство заказчиков, поскольку вело к значительному удорожанию проекта и существенному изменению самой его архитектуры: финальная отметка парка поднялась на два метра относительно первоначальной. «Но мы смогли доказать, что культурные магниты — это не вторжение в архитектуру, а её органичное дополнение. Сегодня два мультимедийных комплекса, работающих в „Зарядье“, генерируют около половины всех оперативных доходов парка», — говорит Павел.
Читайте также:
Как живёт современная принцесса: обновлённый интерьер Кенсингтонского дворца
Россияне стали тратить на ремонт на 50% больше
Каждая десятая покупка в ИKEA в России проходит через Интернет
Комментарии
Другое , Денис Кусенков , Игорь Марков , Павел Трехлеб , Елизавета Королева , Ikea , Правительство Москвы , Ford , Казань , Москва
Читайте также
«Больше не могу»: Фомин разорвал контракт с Фадеевым
3
Священника обвинили в пиаре на смерти Задорнова
1
Последние новости
Прошла презентация комплекса апартаментов премиум-класса «Поклонная 9»
Компания Legrand выпустила беспроводные звонки
1 декабря открылся новый торговый центр «Гранд ЮГ»