Ещё

Expressen (Швеция): кризис с С-363 — день, когда русские пришли в Швецию 

Expressen (Швеция): кризис с С-363 — день, когда русские пришли в Швецию
Фото: ИноСМИ
Советская подлодка С-363 села на мель в зоне военной защиты у побережья Карлскруны.
Эта новость разнеслась по всему миру — а потом десять суток велись интенсивные дипломатические переговоры.
Никогда еще  так явственно не ощущала, что в мире идет холодная война, как в октябре 1981 года.
Швеция, осень 1981 года
(Björn Borg) сместил с первого места мирового теннисного рейтинга (John McEnroe). Трехпартийное буржуазное правительство развалилось. Одним из немногочисленных поводов для радости в ту осень было возвращение на экраны после десятилетнего перерыва ток-шоу «Уголок Хюланда» (Hylands hörna).
Это были мрачные времена, времена кризиса. Низкая конъюнктура 70-х годов все еще сказывалась на экономике.
И это были тревожные времена. Из-за атомного оружия, гонки вооружений, иностранных подлодок. Из-за русских. На несколько лет напряжение немного спало, и был заключен договор о разоружении, но затем отношения между Западом и Востоком снова накалились. Холодная война вернулась.
Подводная лодка села на мель!
Торумшер, 27 октября 1981 года.
Рыбак Бертиль Стуркман (Bertil Sturkman) был совершенно вне себя, когда влетел в кухню коллеги Ингвара Свенссона (Ingvar Svensson) на острове Стуркё неподалеку от Карлскруны.
«Там, у Торумшера, подводная лодка села на мель! Когда я подошел слишком близко, на меня оттуда нацелили автоматы!»
Зятю Ингвара Свенссона Пэру Соллину (Per Sollin) был 61 год, когда в 2013 году с ним встретилась Expressen. Он работал пожарным, и у него как раз был выходной.
Бертиль Стуркман — человек уравновешенный. Он отправился домой, а действовать предоставил Ингвару Свенссону.
Обсудив все с зятем, Свенссон позвонил на военно-морскую базу в Карлскруне.
Через час Пэр Соллин тоже понял телефонную трубку: он сообщил обо всем газете Kvällsposten. Когда после обеда вышел новый номер, новость уже была на первых полосах.
Уникальная ситуация
(Karl Andersson) только что исполнилось 50 лет, он начальник штаба. Его первая мысль: такого просто не может быть.
С ним только что связался рыбак Ингвар Свенссон и заявил, что иностранная подводная лодка села на мель в шхерах.
Карл Андерссон сделал звонок, чтобы уточнить, где находятся шведские подводные лодки. В Госефьердене нет ни одной. Ситуация уникальна.
«Что какой-то черт мог сесть на мель в шхерах Карлскруны — такого даже в самом диком сне присниться не могло», — рассказывал об этих событиях Карл Андерссон Expressen в 2013 году.
Наконец, он решился поехать туда и посмотреть на все своими глазами. Он сел в патрульный катер «Смюге» (Smyge) и взял курс на место, где, по утверждению рыбака, застряла на мели подлодка.
И часу не прошло, как он ее увидел — подлодку с советским флагом.
Карл Андерссон доложил о происходящем своему начальнику — капитану Леннарту Форсману (Lennart Forsman), который остался на военно-морской базе.
На борту жарко, как в бане
Русские Карлу Андерссону показались очень удрученными. Несмотря на то, что на улице холод и ветер, на борту подлодки, где находятся 59 членов экипажа, жарко, как в бане. «Смюге» поравнялся с подлодкой и пристал к ней со стороны входного люка.
В 11 утра коммандер Карл Андерссон в одиночестве поднялся на борт подлодки.
«Do you speak English?» — спросил он российского командира, но ответа не получил.
Карл Андерссон попытался заговорить на немецком. Тогда к нему подошел один из членов экипажа. «Nur ein bisschen, — извиняющимся тоном сказал он, — Немного».
Благодаря этому русском солдату, который переводил, Карл Андерссон узнал, что подлодка называется С-363. Ей командовал капитан третьего ранга .
Когда Карл Андерссон спросил, что русские делают в шведских водах, они ответили, что шли с калининградской военно-морской базы Балтийск и у них случился сбой в навигационной системе.
Железное кольцо вокруг С-363 Тем временем к Торумшеру вызвали полицию и береговую охрану. Вокруг С-363 сомкнулось железное кольцо.
Капитан Леннарт Форсман сообщил об экстренной ситуации тогдашнему верховному главнокомандующему Леннарту Юнгу (Lennart Ljung), который в свою очередь позвонил премьер-министру Турбьёрну Фельдину (Thorbjörn Fälldin).
Министр иностранных дел и вице-премьер-министр Ула Улльстен понял, что вопрос очень щекотливый. отправило короткую ноту протеста в Советский Союз и вызывало к себе посла .
Яковлев попросил, чтобы в зону военной защиты Швеции впустили советские военные корабли, которые смогут забрать подлодку. Улльстен сразу же отказал. Одного советского судна в такой близости от берегов Швеции и так уже более чем достаточно.
Вскоре после выхода Kvällsposten информацию о подводной лодке перехватило агентство Tidningarnas Telegrambyrå, и вскоре она стала главным новостью на «Шведском радио».
Масштабы операции росли, как и внимание прессы к инциденту.
Подводную лодку следовало взорвать
Ситуация стала еще драматичнее, когда руководство вооруженных сил Швеции заметило, что Советский Союз как будто игнорирует отказ министра иностранных дел Улы Улльстена выдать разрешение на буксировку С-363. Советский буксир для подлодок в сопровождении двух эскадренных миноносцев и десяти небольших военных кораблей взял курс на Карлскруну.
Вооруженные силы Швеции отозвали из увольнений всех солдат-срочников, в Карлскруну направили соединения истребителей, которые затем разместили на острове Хэстхольмен, а береговую охрану шведских территориальных вод усилили. Патрульные корабли получили подкрепление в виде дивизии торпедных катеров из Стокгольма. Все вместе они следили за этим инцидентом, который политики назвали «серьезнейшим нарушением шведских границ со времен Второй мировой войны».
Шведы захотели допросить капитана подводной лодки, но Советский Союз был против.
Затем советский буксир обнаружили у группы островов Утклиппан в муниципалитете Карлскруны.
Шведская подводная лодка «Нептун» (Neptun) начала подавать предупредительные сигналы с требованием остановиться и попыталась перекрыть путь буксиру, но тот был быстрее и продолжил курс на Госефьерден, где застряла С-363.
Шведский ледокол «Туле» (Thule) перегородил вход во фьорд, чтобы помешать буксиру освободить лодку, а «Нептун» продолжал преследование. В конце концов буксир сошел с курса и вернулся к другим советским кораблям.
Шведские военные тем временем готовились принять С-363 в порту. Береговая охрана и воздушный десант планировали атаковать членов экипажа слезоточивым газом, чтобы затем передать их шведской полиции.
Шведы не знали, что капитан Гущин получил приказ взорвать лодку, если ее попытаются взять штурмом.
В четверг после обеда у границы территориальных вод Швеции собрались с десяток советских кораблей.
Внезапно Советский Союз пошел на уступки
В документальном фильме для SVT 2006 года Юакима Линдеса (Joakim Lindhés) и Пэра Андерса Руделиуса (Per Anders Rudelius) «Подлодка С-363 на мели» (Ubåt 137 på grund) представитель ВМС рассказывает, что, когда пять советских военных судов с высокой скоростью стали приближаться к шведской границе, шведы предприняли скачкообразную перестройку частоты. Так делалось только в случае войны. Эта мера свидетельствовала, что шведы готовы открыть огонь, но на самом деле они еще даже не успели подготовить заряды.
Всем пришлось пережить немало тревожных минут, прежде чем советские корабли сбросили скорость и остановились.
Полковник КГБ  в том же документальном фильме рассказывает, что в СССР к тому моменту не слишком волновались, будучи уверенными, что Швеция не станет повышать тон.
Но когда шведы начали скачкообразно менять частоту, советское посольство сообщило, что СССР отказывается от требования забрать лодку самостоятельно.
Два эксперта из Научно-исследовательского центра вооруженных сил Ларс-Эрик де Геер (Lars-Erik de Geer) и Ларс Бэкман (Lars Bäckman) отправились в Карлскруну. Никто особо не верил, что на борту С-363 есть ядерное оружие, но двое ученых все-таки взяли с собой небольшие устройства, чтобы измерить возможное гамма-излучение.
Вечером в четверг они на лодке поплыли в Госефьерден и причалили к советскому судну. Когда ученые начали сканировать корпус лодки, приборы отреагировали.
Советские моряки на башне С-363 начали кричать по-русски и целиться в ученых из автоматов. Ларс Бэкман и Ларс-Эрик де Геер решили прекратить осмотр.
Премьер-министр Турбьёрн Фельдин (Thorbjörn Fälldin) и руководство вооруженных сил вскоре после этого получили сообщение, что на борту подлодки, вероятно, есть уран.
Вечером в пятницу СССР внезапно пошел на уступки. Он позволил допросить капитана подлодки Гущина, если на допросе разрешат присутствовать советским дипломатам.
Помешать саботажу
СССР понимает, что шведы знают о подводной лодке почти все, и в субботу происходит нечто уникальное: советское правительство приносит извинения за нарушение границ. Швеция расценивает это как дипломатическую победу.
Советский Союз по-прежнему надеялся скрыть наличие на С-363 ядерных зарядов. Вечером в воскресенье посол Михаил Яковлев сообщил Уле Улльстену, что капитану Гущину позволено покинуть корабль и прибыть на территорию Швеции для допроса.
Русским был нужен телефон, чтобы переговорить с посольством. Корабль шведской береговой охраны таможенный крейсер Tv 103 мог подсоединяться к стационарной телефонной сети. Поэтому 2 ноября он ему приказали подойти к С-363.
Советское командование не знало, что у Tv 103 корпус из пластика, пропускающий радиоактивное излучение. Так что сотрудники Научно-исследовательского центра вооруженных сил, которые тоже были на борту, смогли продолжить свои измерения.
Теперь эксперты были уверены: на борту подлодки есть уран-238.
В 13:30 коммандеры Карл Андерссон и Эмиль Свенс (Emil Svens) начали допрашивать капитана С-363 Гущина. Допрос длился шесть часов. Капитан лишь повторял, что на подлодке случился сбой навигационной системы.
С-363 накренилась
Пока допрашивали капитана, начался шторм, и сидящая на камнях С-363 накренилась. Подлодка начала выпускать сигнальные ракеты, а экипаж утверждал, что судно может разбиться.
Верховный главнокомандующий Леннарт Юнг отдал приказ стащить С-363 с мели.
По мнению коммандера Карла Андерссона, все это было уловкой. Шведов просто обдурили, заставив помочь с буксировкой подлодки.
После этого верховный главнокомандующий спросил правительство, какие меры ему разрешено предпринять, чтобы С-363 не сбежала. «Пока что разрешаем все», — ответили в правительстве.
В четверг, 5 ноября, премьер-министр Турбьёрн Фельдин сообщил, что на С-363 с большой долей вероятности есть один или несколько ядерных зарядов.
Утром в пятницу С-363 эскортировали домой. Море было неспокойно, а за драмой следили все камеры мира.
По плану шведский капитан Родерик Клинтебу (Roderick Klintebo) должен был передать подлодку экипажу советского эскадренного миноносца «Образцовый», зайдя на пять километров в нейтральные воды и получив письменное подтверждение от вице-адмирала . Но из-за плохой погоды Клинтебу пришлось осуществлять передачу по радиосвязи.
«До встречи», — загадочно сказал Калинин, приняв под свое руководство С-363.
О фиаско шведских военных после «охоты на подводную лодку» 2014 года и о корнях шведской русофобии слушайте наш подкаст
Подлодка, буй и 500 лет шведской русофобии
Видео дня. Тарзана пригласили поработать с «элитными телками»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео