Ещё
Между РФ и Японией разразился неожиданный скандал
Между РФ и Японией разразился неожиданный скандал
В мире
Названа причина звонка Зеленского Путину
Названа причина звонка Зеленского Путину
В мире
Коронавирус в Москве? Китайцев срочно обследуют медики
Коронавирус в Москве? Китайцев срочно обследуют медики
Происшествия
России предсказали бесснежные зимы
России предсказали бесснежные зимы
Погода

Осенняя мелодия 

Осенняя мелодия
Фото: SM News
[caption id="attachment_717433" align="alignnone" width="1300"] Кленовые листья [/caption]
Октябрьское утро 2002 года выдалось особенным.
Минувшей ночью мы были в гостях у «старой боевой» подруги по Новосибирскому Командному Речному Училищу — Книженцевой Надежды Вячеславовны. Засиделись допоздна. Вспоминали курсантскую юность, пели под гитару советские песни и вели неторопливые взрослые разговоры. На сон оставалось часа четыре…
По старой армейской привычке я подскочил в шесть утра.
За окном было темно. Тихо выскользнул в ванную комнату, привёл себя в порядок. Оделся. Заварил чай.
В гостях порой сложно отыскать нужные вещи. Я не смог найти сахар. Продолжать поиски не стал, так как, несмотря на его отсутствие менее всего хотелось оказаться в нелепой ситуации, быть застигнутым, лазающим по чужим шкафам.
Чай был несладкий, но от этого не менее крепкий и ароматный.
Я распахнул окно на кухне и полной грудью вдохнул осеннее утро. Издалека послышался звук помповой трубы. Альт или флюгельгорн? На слух, что-то близкое к тональности ля-мажор малой октавы. Я замер от неожиданности. Звук повторился, — точно флюгельгорн! Я уже слышал этот инструмент и сомнений не оставалось. Но, чёрт возьми, кому пришло в голову в седьмом часу утра играть на духовом инструменте в спальном квартале? Или показалось?
Прислушался к тишине, — только звуки сонного двора. Я стряхнул наваждение и закрыл окно.
Проснулись обитатели квартиры. Девчонки сообразили нехитрый завтрак, и наскоро перекусив, я рванул на работу.
Дом №194/8 по улице Бориса Богаткова имел Г-образную форму и подъезд, где жила Надя был угловым. Девятиэтажка располагалась рядом с воинской частью. Отец Нади, будучи военным офицером, получил квартиру в этом доме по распределению жилищных ордеров для военнослужащих. Архитектура углового подъезда была сложной, и в поисках маршевой лестницы пятого этажа я заблудился, сразу же после выхода из квартиры. Наверное, следовало искать лифт, но без местных разобраться было сложно.
В пространстве общей лестничной площадки послышался голос мужчины. Роскошный тенор отчётливо выводил мелодию группы «ДДТ»: «Осень. В небе жгут корабли. Осень. Мне бы прочь от земли»…
, — машинально отметил про себя, — Альбом «Актриса весна» 1992 года.
Пошёл на звук песни. Увидел крепкого мужчину в спортивном костюме. В лифт вошли вместе.
— Хорошая песня, — констатировал я, — Любите творчество Шевчука?
— Осень люблю! — улыбнулся попутчик.
— Да вы романтик!
— Да какой там романтик? — отмахнулся он, — Спортсмен! И то в прошлом. Понимаете, — у каждого своя осень. Мне нравится «Осень» Юрия Шевчука. Моя жена в восторге от Кричевского: «Тлеют листья, дым ложиться под ногами» — напел попутчик, — Помните такую?
— Помню, — кивнул я.
Лифт остановился. Вышли из подъезда. В глаза ударило оранжевое восходящее солнце. Мой собеседник кивнул на действующую модель чехословацкого учебно-боевого самолёта L-39 «Альбатрос», закреплённую на стальных кронштейнах гранитного постамента у КПП воинской части.
— Сегодня настроение особенное! Хочется взмыть в небо и посмотреть на этот город сверху! Как вам такое!
Я посмотрел на легендарный штурмовик и мечтательно улыбнулся.
— Безнадёжный романтик! — мелькнула мысль.
— А какая осень у вас? — своим вопросом собеседник поставил меня в тупик.
— Не знаю. Не задумывался, — честно признался я…
Я вышел на улицу Бориса Богаткова прямиком к остановке «Молодёжная». Свежий ветер бодрил, но уже сдавал свои позиции перед солнечным теплом, нехарактерным для этого месяца. У павильона было шумно. Люди двигались, разговаривали и в ожидании транспорта немного суетились, выглядывая на дорогу. Мимо павильона остановки проезжали редкие автомобили и исчезали из вида в перспективе улицы. Троллейбус, по всей видимости, завещал долго ждать и через десять минут бесполезного времяпрепровождения я решил выбрать другой транспорт; благо через квартал сквозь прозрачную тишину осеннего утра отчётливо слышался лязг одиноких трамваев. Не особо раздумывая, пошёл на звук. А в лазурной синеве небес набирало сочный цвет ослепительное солнце, подчёркивая золотой палитрой янтарь осенней листвы…
К остановке подъехал старенький бордовый трамвай под номером тринадцать. Люди бросились к дверям. Невысоко роста ветеран, с набором орденских планок на левой стороне потёртого пиджака, призывал пассажиров к порядку и ещё некоторое время демонстративно грозил кому-то на передней площадке своей жилистой рукой. Я вскочил на подножку трамвая вслед за ним и вошел в салон. Пассажиров было много, несмотря на ранний час. Рядом стояла девочка — студентка лет шестнадцати. Легко одета. В лёгком оранжевом платье с открытым декольте. На плечи наброшена бардовая кожаная куртка. Рыжие волосы стянуты в две тугие косички. Ну, точно студентка! И не иначе как из «СибСтрИна»! В руках тубус с чертежами, на плече сумка с конспектами и торчащими из них листами «миллиметровки». На голове наушники закрытого типа.
Громкость кассетного плейера была максимальной, и я вполне отчётливо слышал громкую партию струнных инструментов. Играла хорошо знакомая гитарная мелодия в исполнении женского трио: «Всю ночь перелистывал ветер ушедшее лето. Убавиться за ночь на свете зелёного цветы»…
Знаменитая рок-группа «Лицей». Легенды моей эпохи: Изольда Ишханишвилли, и . Та самая знаменитая композиция — «Стать самим собой» из дебютного альбома «Домашний арест». Верхняя строчка топ листа шлягеров 1992 года московской радиостанции «Европа плюс»!
Студентка в такт музыки качала головой и от наслаждения музыкой, а может и от яркого солнца, слепящего сквозь стёкла салона трамвая, щурилась и закрывала глаза. В какой-то момент припева она эмоционально дёрнула плечом и выронила тубус из рук. Из него, к моему изумлению, выпало, … выкатилось яблоко. Девчонка открыла глаза. Я протянул ей упавшее яблоко.
— Спасибо, — смутилась она.
— Хорошая песня! — отметил я, — Любите «Лицей»?
— Осень люблю! — улыбнулась она в ответ…
По дороге на работу решил забежать на чашку кофе в одно замечательное место на площади Свердлова, что на Красном проспекте в районе остановки «Улица СибРевКома».
В то время, в Новосибирске ещё не существовало такого распространённого явления, как кофейни и только в редких ресторанах можно было отведать исключительно натуральный свежезаваренный кофе. Одно из таких заведений под вывеской «Врубель» разместилось в здании Новосибирской Художественной Картинной Галереи, ныне именуемой — Новосибирский Государственный Художественный Музей. На открытой веранде ресторана с утра было тихо и аристократично. Официант принял заказ и через пять минут передо мной стоял заветный бодрящий напиток. В вынесенных на улицу динамических колонках играла музыка российской эстрады. нежно подхватила утреннюю эстафету: «Осенний поцелуй после жаркого лета»…
Пешком, не спеша, я прогулялся до площади Ленина; свернул на улицу Мичурина и вошёл через парадный вход здания Новосибирского Командного Речного Училища на КПП №1. Дежурный офицер — Чуляев Сергей Владимирович кивнул и вопросительно посмотрел на меня. Я взглянул на часы. Пятнадцать минут девятого.
— Задержался, — пояснил я.
— Пробки? — спросил Сергей Владимирович.
— Суета на Богаткова…
А в прозрачной лазури осеннего неба уже трубил незримый флюгельгорн в унисон лёгкому утреннему ритму, разбрызгивая звуки меди над сонными кварталами Новосибирска. Волшебный перезвон колокольчиков и свежее дыхание скрипки пронзительной мелодией врывались в распахнутые окна обычных квартир, и удивлённые горожане подхватывали незамысловатый мотив, щурясь от яркого осеннего солнца.
Осень — девка
В неглиже из жёлтых листьев
Грудь по ветру
Оголила неприлично.
Засмеялась.
Прямиком на «Кольцевую»
Убежала
Ворошить листву сырую.
Свежий ветер
Ускоряет шаг прохожих.
На рассвете
Паль зарницы. День погожий
Будет завтра.
И потом, пожалуй, снова.
Лёгкий завтрак.
Суета на Богаткова.
Рассвет-огарок
Девицу — осень
Целует жарко.
На стёклах проседь.
Хлад с опрелым запахом листвы
Бродяга ветер разметал по мостовым.
Бродяга ветер разметал по мостовым.
Чай несладкий,
Лязг трамваев одиноких.
На площадке
Мой сосед — спортсмен в далёком
Напевает
«ДДТ» по настроению.
Он то знает:
День погожий без сомнения!
Остановка.
И толпа спешащих граждан.
Больно ловких
Ветеран спешит отвадить.
От «Столички»
Полчаса до «Сибревкома».
Как обычно,
Суета на Богаткова.
А мне бы в юность!
Да в эту осень!
Тоска на струнах.
Златоволосый
Клён листву роняет на окно,
Рисуя в воздухе этюд прогорклых нот.
Рисуя в воздухе этюд прогорклых нот.
Видео дня. Можно ли подхватить коронавирус через посылку
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео