Свобода или безопасность? Twitter меняет правила для тех, кто пишет про политику 

Свобода или безопасность? Twitter меняет правила для тех, кто пишет про политику
Фото: ТАСС
Говорить о политике по-прежнему можно, но рекламировать партии и их программы уже нет. С 22 ноября Twitter ввел запрет на коммерческие объявления в поддержку любых сил, борющихся за власть. Социальная сеть отказывается от гарантированного дохода, чтобы избежать обвинений со стороны проигравших. После выборов президента в 2016 году демократы связали свою неудачу с кампанией по дезинформации, якобы проводившейся в соцсетях, в том числе и в Twitter. На первый взгляд, решение корпорации перестать делать деньги на политике сказывается только на пиарщиках, однако оно вписывается в общую тенденцию на введение сетевого общения в строго установленные рамки.
Бан — и пропал
Запрет на использование политической рекламы в Twitter дает повод взглянуть на внутреннюю механику крупной соцсети, ежедневно выбирающей посты, предназначенные к удалению. Ради этого весь массив твитов пропускают через программы-анализаторы контента. Потенциально неблагонадежные сообщения отправляют модераторам, и те выносят решения в соответствии с пользовательским соглашением. Объяснений, как правило, не дается: свобода толкования правил остается за работниками ресурса.
Та же механика вступает в дело, когда речь заходит о рекламе. Твиты, за продвижение которых пользователи готовы платить деньги, будут поступать на рассмотрение цензоров. Не вступая в переписку с клиентом, тем предстоит решать, является реклама политической или, скорее, общественной, а значит, разрешенной на ресурсе.
Твит уходит влет
Простое удаление неприемлемого контента — не единственный метод ограничения пользователей, которым располагают соцсети. Стремясь оградить широкую публику от экстремизма, IT-гиганты, такие как Facebook и Twitter, озаботились потенциально вредоносным проникновением извне. Оба ресурса запрещают ссылки на посторонние страницы, если подозревают те в связях с радикалами. Таким образом, под бан могут попасть не только пользователи, зарегистрированные в соцсети, но и интернет-сайты, изначально не связанные с ней.
Другая разновидность интернет-санкций — тайное, или теневое, блокирование отдельных юзеров или твитов. До 2018 года Twitter, как подозревают, прибегал к этому методу, переводя информацию в коварный — открытый автору, но недоступный остальному миру — режим. Так, в 2014–2015 годах сокрытию подверглись более 200 тысяч твитов, написанных в . Тогда же, по утверждению экспертов, сервис микроблогов скрывал от посторонних сообщения об утечке документов, бросающих тень на . Однако в наши дни с этой практикой стараются не иметь дела. Twitter отрицает, что прибегает к подобным методам.
В 2019 году к удалению аккаунт могут приговорить по другой причине: если появятся сомнения в честности его создателя. У модераторов нет доверия к владельцам многочисленных страниц, намеренным вести их одновременно. В августе 2019 года Twitter удалил 200 тысяч аккаунтов, которые заподозрил в работе на власти Китая. Хозяева этих страниц критиковали протесты в Гонконге, и в Twitter сочли, что тем самым искусственно создавалось впечатление массового несогласия с ними в китайской части блогосферы. Подобные коллективные удаления за последние месяцы превратились в обычную практику. Летом 2019 года Twitter убрал со своих серверов 4800 иранских аккаунтов, заподозренных в попытке повлиять на американские выборы. В сентябре та же мера коснулась четырех тысяч страниц, заведенных из Объединенных Арабских Эмиратов. Причина тоже политическая: пристрастное и чересчур навязчивое обсуждение их авторами войны в Йемене. Тогда же из Twitter удалили сотни страниц, зарегистрированных саудовцами, заподозренными в работе на свое правительство, и этому уже никто не удивился.
Блог судят за подлог
Осенью 2019 года крупнейшая соцсеть мира Facebook объявила о сенсационном решении: скором создании наблюдательной комиссии, которая станет решать, как быть с провокативными сообщениями и аккаунтами, заслужившими двусмысленную репутацию. Предполагается, что коллегию составят 11 экспертов с правом дальнейшего увеличения их числа до 40. К высокому жюри смогут апеллировать юзеры, считающие, что c ними обошлись несправедливо. Однако с учетом того, что недовольными себя полагают многие, на рассмотрение стоит рассчитывать тем, чьи случаи представляют общественный интерес. Остальные останутся тет-а-тет с 15 тысячами контент-модераторов, контроль за работой которых Facebook доверил сторонним фирмам-партнерам. Негативный образ цензоров, успевший сложиться в социальных сетях, тревожит этих сетевых работников не на шутку и заставляет их искать общения с журналистами. Многие отзываются о своем труде как о тяжелом испытании и даже сетуют на необходимость психологической разгрузки после трудового дня, посвященного удалению чужих сообщений.
В 2018 году сотрудница компании, которой Facebook отдал модерацию на аутсорс, Селена Скола, подала в суд на своего конечного работодателя — социальную сеть. Постоянный просмотр неприемлемых изображений угнетающе подействовал на психику Сколы: женщина обнаружила у себя признаки «посттравматического стресса». Вину она возлагает на неприемлемые условия работы. Однако суд с ее аргументами не согласился, и платить компенсацию Facebook не заставили.
Информационное агентство Bloomberg провело встречи с удаленными контент-модераторами Facebook и выяснило, что случай Сколы — далеко не единственный. Многие другие цензоры также жаловались на гнетущее психологическое состояние, вызванное просмотрами сцен насилия, порнографии и другого «шокового контента», а также необходимостью работать, не покидая здание офиса. Выход «санитары Facebook» находят в расслабляющих сайтах, вызывающих чувство умиления, — например, таких, на которых размещены фотографии животных.
любит хайп
После того как в 2016 году президентом США избрали Дональда Трампа, у больших соцсетей, ведущих модерацию, появился влиятельный и красноречивый оппонент. Президент США убежден, что IT-гиганты стали ему врагами: якобы они намеренно вредят его репутации и мешают продвижению его аккаунтов. «Нет никаких сомнений, что у меня должны быть миллионы подписчиков. Но я знаю, что нас блокируют. Люди приходят ко мне и говорят: у нас не получается подписаться на вас. [Соцсети] лишают такой возможности», — заявил разгневанный президент США. В лагере консерваторов-республиканцев обиду на соцсети разделяют многие. Сенатор от штата Техас также убежден, что те далеки от беспристрастности, а их наихудшим недостатком называет отсутствие прозрачности при принятии решений. В мае 2019 года из Facebook со скандалом удалили страницы праворадикального публициста и афроамериканского экстремиста Луиса Фаррахана. В ответ на компанию посыпались обвинения в ангажированности.
Возмущение в истеблишменте заставляет руководство Facebook принимать превентивные меры: встречаться с разгневанными и пытаться донести до них свою позицию. Эту работу взял на себя сам глава корпорации . Его позиция сводится к тому, что соцсети призваны защищать психическое здоровье общества, а из этого следует, что модерация неизбежна.
Тем более что давление на международные социальные сети оказывают не только рассерженные правые, но и сторонники политической корректности. Их оплотом с середины 2010-х стала Европа. В 2017 году в Германии и в 2019-м во Франции приняли законы, предусматривающие астрономические штрафы для социальных сетей, допускающих распространение неприемлемого, с точки зрения местных законов, контента. Поборником «наведения порядка» в Сети обозначил себя президент Франции . В 2019 году, выступая на еврейском форуме, он подверг критике Twitter за «слишком медленное» удаление сообщений. Тогда же вместе с премьер-министром Новой Зеландии Джасиндой Ардерн Макрон выпустил «Крайстчерчский призыв», посвященный борьбе с пропагандой ненависти через соцсети. На этот раз под прицелом французского лидера оказалась другая социальная сеть. «15 марта 2019 года пользователи Интернета вживую, через Facebook, в течение 17 минут могли наблюдать террористический акт в двух мечетях Новой Зеландии. […] Свобода слова — фундаментальная ценность, и ее следует уважать. Но из нее не следует свобода терроризировать. Никто не имеет права создавать или распространять террористический или полный насилия экстремистский контент онлайн», — провозгласил Макрон. Чтобы продолжить работу в , социальным сетям нужно будет принять его точку зрения в расчет.
Видео дня. На «тренажеры для улыбок» стюардесс потратят полмиллиона рублей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео