Танцы из тьмы веков. Ингушский ансамбль хранит традиции предков

АиФ Ставрополье 15 ноября 2019
Фото: АиФ Ставрополье
В  выступили призёры международных танцевальных конкурсов — детский ансамбль «Таргим» из . Художественный руководитель и балетмейстер ансамбля Адам Беков рассказал «АиФ-СК», как увлечь детей национальной культурой и сохранить старинные танцевальные традиции в эпоху гаджетов.
Ученик стал учителем
Худрук Адам Беков рассказал, что ансамбль привёз на соревнования два номера: старинный вайнахский (чечено-ингушский) танец и современную интерпретацию лезгинки под клубную музыку, аранжированную кавказскими барабанами. У юных танцоров большой опыт успешных выступлений. Только в этом году они завоевали Гран-при на международном конкурсе «Звёздный путь» в  и на окружном этапе чемпионата по народным танцам. За последние пять лет ансамбль выезжал на соревнования по два-три раза в год.
«В ансамбле занимаются около 150 детей, в основном составе — 40 человек, — рассказал Адам Беков. — Мы набираем ребят с пяти лет, и большинство из них остаётся до окончания школы. Некоторые после выпуска поступают в профильные ссузы и вузы. Трое ребят из ансамбля сейчас учатся в колледже искусств, а после него планируют продолжить обучение в , чтобы потом работать в государственном ансамбле».
Адам Беков сам из тех, кто увлекся танцами в детстве и связал с ними свою жизнь. Ему было 11 лет, когда он пришёл в «Таргим». Тогда ансамблем руководил заслуженный артист РФ Абдулла Джабраилов. Под его руководством юноша выступал на многочисленных конкурсах, а после окончания школы оттачивал навыки в училище и вузе. Будучи студентом Северо-Кавказского государственного университета искусств (Нальчик), он работал в Государственном ансамбле «Эрзи», а потом сменил своего учителя в «Таргиме», руководит коллективом уже девять лет.
«Таргим» работает в  на базе городского Дома культуры. Чтобы записаться, достаточно желания. Адам Беков распределяет юных танцоров по трём группам в зависимости от уровня подготовки и старается найти подход к каждому.
«Иногда родители приводят на занятия детей, которым неинтересно учиться танцевать, — говорит Адам. — Они обычно бездельничают на тренировках, а спустя пару месяцев уходят. Бывало и так, что ребёнка удавалось увлечь, например дать ему важную партию в выступлении. У нашего ансамбля маленький коллектив, поэтому я и худрук, и балетмейстер, и репетитор, и организатор. Ещё иногда приходится ходить в школу к воспитанникам: некоторые ребята настолько поглощены танцами, что начинают прогуливать уроки и забывают делать домашние задания. Я прошу их серьёзней относиться к учёбе. И, как правило, это помогает».
Платок сорван — сражению конец
Ансамбль «Таргим» исполняет преимущественно вайнахские танцы. По словам Адама Бекова, они самые экспрессивные на Кавказе, поэтому танцоры из других регионов на праздниках предпочитают исполнять чечено-ингушскую версию лезгинки. Дети и подростки выступают с сольными, парными и массовыми номерами: девичьим составом, юношеским или все вместе. Идеи черпают из записок этнографов, в том числе из книги Идриса Базоркина «Из тьмы веков». Новые движения подсматривают у старших, например у артистов Государственного ансамбля «Ингушетия».
«Самый популярный массовый танец — «Встреча», — рассказывает худрук. — Юноши и девушки выстраиваются на противоположных сторонах, горянка выходит в центр и начинает танцевать. Молодые люди поддерживают её аплодисментами, а потом тот, кому она понравилась, выходит навстречу и танцует с ней, пытаясь привлечь её внимание. Похожие танцы есть и у других народов Кавказа. С их помощью молодёжь знакомилась, потому что строгое воспитание не позволяло юношам и девушкам встречаться просто так».
Другой исторический танец — «У родника» — парный, и ведущая роль в нём у девушки. Он тоже сохранился с тех времён, когда влюблённые не могли признаться в чувствах просто так и были вынуждены встречаться как бы случайно. Например, девушка уходила за водой к ручью, не зная, что там её поджидал воздыхатель.
«Танец у родника» исполняют под медленную музыку, и в нём девушка демонстрирует свою пластичность, — объясняет Адам. — Она танцует сольно, затем к ней присоединяется партнёр. В конце он подаёт девушке кувшин, и та танцует ещё некоторое время, осторожно придерживая его на плече, будто он действительно наполнен родниковой водой».
Самый зрелищный ингушский танец — «Битва за невесту». Он начинается как массовый, затем в центр выходит девушка и танцует сольно. Когда она покидает сцену, приходят два юноши — по сюжету она понравилась им обоим. Между ними начинается поединок. В руках — сабли и щиты. После битвы один на один, соперники призывают родственников, и они тоже вступают в сражение.
«Ребята фехтуют по-настоящему: от ударов сабель сверкают искры, — продолжает хореограф. — Для этого номера нужна серьёзная подготовка, поэтому в нём не участвуют дети, только подростки».
Сражение прерывает девушка, из-за которой оно и началось. Она выходит в центр битвы, срывает с головы платок и бросает его между дерущимися. По неписаным законам, тот, кто посмотрит на женщину с непокрытой головой, опозорит её, поэтому юноши прекращают сражаться и отворачиваются. Один из них, не глядя, поднимает платок и подаёт девушке. Он и становится её избранником. Сторона соперника покидает сцену. Девушка повязывает платок и танцует с женихом под одобрительные аплодисменты его семьи.
Кинжал — часть костюма
Адам Беков давно хочет расширить репертуар ансамбля, включив в него танцы других народов, но тогда для выступлений понадобятся новые костюмы, а финансирования едва хватает на нынешние. Юным артистам на заказ шьют аутентичные наряды: девочкам — богато расшитые платья, мальчикам — черкески с газырями (петлицами под патроны). Обувь у танцоров тоже национальная — сапоги-ичиги, и с ними возникает больше всего сложностей.
«У этих сапог жёсткие узкие голенища, их очень непросто надеть, особенно в спешке, — объяснил Адам. — Иногда приходится менять танцора только из-за того, что обувь не подошла».
Непременные атрибуты мужского костюма — папаха и кинжал на поясе. Артистов снаряжают настоящим оружием. Дети понимают, какую ответственность налагает на них ношение кинжала, не играют с ним.
«За те девять лет, что я руковожу ансамблем, дети стали намного спокойней, — рассказал Адам. — Сейчас всю дорогу сидят, уткнувшись в телефон. Перед выступлениями забираю у них гаджеты, чтобы настроились».
Комментарии
Другое , Железноводск , Карабулак , Нальчик , Республика Ингушетия , Ставрополь
Читайте также
«Я дико доволен»: Соколовский оплатил маме пластику
«Больше не могу»: Фомин разорвал контракт с Фадеевым
3
Последние новости
СМИ: Главу Совета тейпов ингушского народа обвинили в экстремизме
В Ставрополе выбрали три территории для благоустройства в 2021 году
Когда в Ставрополе появятся новые троллейбусы?