Ещё

Петр Рыков: Мне сразу сказали, что я в последний вагон запрыгнул 

Петр Рыков: Мне сразу сказали, что я в последний вагон запрыгнул
Фото: Вечерняя Москва
В сериале «Женский доктор», новый сезон которого начинается на «Домашнем» 11 ноября, играет главную роль — акушера-гинеколога . В интервью «Вечерке» актер рассказал о своей новой работе.
— Петр, насколько важно для актера изучение тонкостей ремесла его героя?
— Не могу сказать, что было очень сильное погружение в хитрости профессии. Но, конечно, было волнение, когда, например, первый раз берешь на руки грудничка. У нас были прекрасные консультанты, которые помогали узнать как можно больше деталей, тонкостей профессии. Но сериал прежде всего про человеческие отношения.
— Это уже четвертый сезон «Женского доктор». Вы пришли на смену прошлому герою — доктору Широкову. Ваш герой затмит его образ?
— Я точно не ставил перед собой такой задачи. Но, насколько я понял, в новом сезоне хотелось героя посовременнее, подинамичнее, пожестче, может быть, в чем-то. Если сравнивать с : Широков больше , а мой Родионов — . Но это очень, конечно, условное сравнение.
— В вашей биографии — и театр, и кино, и музыка, и индустрия моды. Где вы чувствуете себя как рыба в воде?
— Интересно, когда профессия предлагает тебе какие-то вызовы. Артист я достаточно молодой, окончил ВГИК всего-то пять лет назад. И это первое дело, которым я занимаюсь профессионально после моды. Переводчиком, кем я являюсь по первому образованию, я не работал ни дня, музыкой профессионально тоже не занимался, хоть и учился в музыкальном училище. Но могу сказать, что нет ничего сильнее музыки, и планирую вернуться к ней. Не думаю, что чувствую себя где-либо как рыба в воде. Я человек сомневающийся. Наш мастер во ВГИКе говорил, что, с одной стороны, должна быть абсолютная вера в себя, с другой стороны — постоянные сомнения. Сомнения в хорошем смысле — что еще я могу сделать? Поэтому волнение у меня присутствует перед каждой новой работой.
— Вы учились в Смоленском гуманитарном университете, на факультете иностранных языков. Что заставило вас все оставить и переехать в Москву?
— Я окончил третий курс, были планы на четвертый. Но вот летом в Москве предложили поработать моделью. Очень хороший приработок, за день работы 100 долларов. Ну как в 22 года жить в Смоленске, когда есть желание увидеть мир? Я быстро перевелся в Москву. И угадал. Молодость я прекрасно провел, путешествуя по всему миру, как и хотел. Спасибо этому случаю и модельному бизнесу за такую возможность.
— Вы работали в Милане, Париже, Токио, Нью-Йорке. Чему научили вас эти годы за границей?
— Это действительно была работа, а не так — я красивый, и все. Никаких открытий в принципе у меня не было. Я лишь убедился в том, что во всем мире живут нормальные люди, которые хотят просто жить, работать и быть счастливыми.
— Успешная карьера, путешествия… Почему же вы решили вернуться?
— Молодость-то заканчивалась, и хотелось развиваться. Многие работают в Милане, например, в шоуруме у дизайнеров. Обычная работа, с восьми до шести, нормально оплачиваемая. Но на вопрос «Хочу ли я этого, например, в 35 лет?» я отвечал: «Не хочу». Состояться хочется дома, в своей стране.
— Вы окончили Школу драмы , но на этом не успокоились. Почему дальше был ВГИК?
— У меня не было ни связей, ни предложений, никто меня на площадке не ждал. Я прекрасно понимал, что одной Школы драмы мне будет недостаточно. Герман Петрович — педагог прекрасный. Это действительно курсы, максимально приближенные к боевым действиям. Я и шел туда, чтобы проверить себя. Но понимал, что прежде всего мне нужно попасть в эту творческую актерскую среду. И к тому же необходимо закрепить полученные навыки. Поэтому пошел во ВГИК.
— Вы же поступили туда в 28, что практически невозможно. Чем взяли мастера и педагогов, что они все-таки решили рискнуть?
— Игорь Николаевич Ясулович сам своей жизнью и своим творческим путем доказывает, что никогда не поздно. Он нам говорил: «Вы понимаете, принято думать, что жизнь дает шанс, и если упустили, то все. Нет. Если вы честны по отношению к себе и к делу, жизнь дает еще шанс и еще». И когда это говорил Ясулович, этому, конечно, веришь. Тем более на нашем курсе учились 30 студентов совершенно разных возрастов — от 14 до 28 лет. В общем, молодежь и двое «старичков». У меня была информация, что в театральный вуз берут точно не старше 24 лет. Но я где-то в свое время читал или слышал, что Вдовиченков поступил во ВГИК, когда ему было уже 26 или 27. Я думаю: «Ну, значит, можно». И помню, мне сразу в вузе сказали, что я в последний вагон запрыгнул. Но они увидели перед собой человека, который знал, зачем идет сюда, у него действительно есть желание, понимание.
— Если вернуться к музыке. У вас же есть своя группа.
— Ну, это не группа. Это просто я и еще один человек, который помогает мне реализовывать идеи и мечты. У меня есть проект, называется «Камень». Я планирую выпустить альбом. И слова, и музыка мои.
— Скажите, а звездной болезни вы совершенно не боитесь?
— Очень бы не хотелось страдать этим недугом. Я всем говорю: «Ребята, если сойдет на меня, простите, дурковатость, кто-нибудь огрейте меня палкой по башке». Но надеюсь, что этого не случится. Просто хочется делать свое дело.
Читайте также: Евгения Крюкова: Однажды мы с Домогаровым отказались работать в таком режиме
Видео дня. Внешность – не порок: почему небезопасны татуировки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео