Ещё
Заглянуть за границу: НАТО берет Россию под колпак
Заглянуть за границу: НАТО берет Россию под колпак
Армия
Cоветский «Крокодил» сочли высокоэффективным оружием
Cоветский «Крокодил» сочли высокоэффективным оружием
Оружие
«Зависла пауза»: Париж недоволен Зеленским
«Зависла пауза»: Париж недоволен Зеленским
В мире
В РФ найдены виновные в жестоком убийстве за телефон
В РФ найдены виновные в жестоком убийстве за телефон
Криминал

Семья из Южной Америки обосновалась в Новосибирской области 

Семья из Южной Америки обосновалась в Новосибирской области
Фото: Все новости Новосибирской области
В паспорте жительницы Сузунского района Нины Рождественской обозначена не только страна, в которой она родилась, — , но и материк — Южная Америка. Сегодня о далеком пути в  напоминает лишь старая фотография. На снимке 1961 года — семья ужинает в ресторане. Мама, папа, три дочери, рядом стоит улыбающийся официант. «Это мы с родителями плывем на испанском корабле», — говорит Нина Парфирьевна.
Март 1961 года, семья Кононовых ужинает в ресторане на испанском корабле. Нина слева.
Все пути — в Уругвай
Дед и бабушка Нины Парфирьевны по маминой линии оказались в Уругвае в поисках работы. Там в городе Пайсанду в 1925 году родилась ее мама — Аделия Черняева. Русские, украинцы, поляки, итальянцы и сегодня составляют значительную часть населения страны. И сто лет назад многие отправлялись в дальние края на заработки, чтобы высылать деньгим своим семьям.
Из  поехал в  и Парфирий Кононов, уроженец Ярославской губернии, волею судеб оказавшийся в Прибалтике. В  из русских и литовцев сформировали команду желающих отправиться в Южную Америку.
В  Парфирий работал на лесозаготовках, ему пришлось в общих чертах выучить португальский язык. Потом была , и азы испанского языка он освоил вместе с другими рабочими. Далее в поисках заработка он переехал реку Уругвай и оказался в городе Пайсанду. На окраине этого уругвайского города и жила русская община.
Русский русского узнает
Однажды к фермеру из русской общины попросился в работники Парфирий Кононов. Это было непростое время: шла Вторая мировая война. Парфирий Кононов, начиная с 1941 года, искал возможность, чтобы добровольцем отправиться на фронт. Но фронт был за океаном, его заявления оставались без ответа.
Аделия и Парфирий поженились. В поисках лучшей доли бывший литовец увез молодую жену в Аргентину. В 1946 году там родилась их первая дочь Ольга, и семья вернулась в Уругвай. В 1948 году родилась Нина, через два года — Анна.
Как замечательно живут в СССР, отец трех дочерей знал из агитационных фильмов.
Он решил изменить тактику: теперь он обращался и в советскую миссию (дипломатические отношения были восстановлены между странами на уровне миссий в 1943 году), и в компартию Уругвая. Он понимал, что сам не сможет оплатить переезд всей семьи так далеко.
Нина Парфирьевна хранит небольшой сосуд из тыквы — калебас — для чая матэ и фотографию как память о далеком Уругвае.
Мечты сбываются
Советское правительство во времена «оттепели» приняло меры по переселению соотечественников. Парфирия Ивановича пригласили на беседу. Возвращаться в Литву не собирались, многие из русских уругвайцев выбирали территории, сходные по климату с Пайсанду.
Кононовы никак не могли остановиться на конкретном адресе: Краснодар, Грузия, Украина? Тогда им посоветовали Сибирь,
мол, большие площади сами зовут заняться сельским хозяйством. Никто не сказал о сибирской зиме. Жители влажных субтропиков остановили свой выбор на Сибири, мечтая завести там свою ферму. Им выдали подъемные средства в правительстве Уругвая.
«На корабле, который носил имя мыса Святого Роке, в марте 1961 года мы и много других русских навсегда попрощались с Уругваем, — говорит Нина Парфирьевна, в который раз рассматривая семью на фотографии. — У всех было приподнятое настроение».
В Сибири
Прибыли в пограничный украинский городок Чоп. «Мы уезжали из осени, оказались на родине весной, — вспоминает Нина Парфирьевна. — На пассажирских поездах доехали до Новосибирска. А дальше пришлось добираться на каком-то попутном полутоварном составе до Черепаново. Крыша была с дырками, дождь шел прямо на нас».
Семью определили на жительство в Шарчино. Жили в гостинице при правлении, пока им ремонтировали дом, потом переехали. Нина пошла в пятый класс, Аня — в третий. Родители получили ссуду и купили корову, мама занималась хозяйством и детьми. Папа был мастером на все руки: работал мотористом на электроподстанции, был сварщиком и ремонтировал машины. Первым в Шарчино он провел жителям летние водопроводы.
Отец был очень расстроен, что привез семью в неизвестный край, доверившись обещаниям за океаном.
«Надо было сначала самому, без семьи, съездить и посмотреть», — добавлял он, когда дети просили рассказатьо жизни в Южной Америке.
После восьмого класса Нина поступила в Черепановское медучилище. Диплом ей не выдавали, так как не было паспорта: в Уругвае были только фамильные книжки, куда заносили все сведения о каждом в семье, и свидетельства с фотографией и отпечатком большого пальца. Пришлось переводить документ с испанского, заверять содержание.
Сестры еще долго вспоминали цветущие бананы и цитрусовые, аллеи роз и звали родителей обратно. Доносились слухи, что некоторым семьям удалось вернуться, но это был не их случай. Когда Нину направили работать в Сузунскую ЦРБ медицинской сестрой хирургического отделения, родители переехали в Искитим.
Читайте также: «Cемья из Германии сбежала в Кыштовку от секс-просвещения».
Опубликовано в газете «Новая жизнь» №45 от 7 ноября 2019 года.
Видео дня. Слоны на улицах Екатеринбурга
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео