В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Худрук театра «Урал Опера Балет»: «Наши зрители растут вместе с нами»

«Если не ставить новых балетов, мы умрём» - так считает худрук театра «Урал Опера Балет» . Выступление артистов из стало одним из центральных событий прошедшего в сентябре в XXII Международного фестиваля имени . Руководитель труппы поделился мыслями о своём понимании классики, современной танцевальной культуре и уровне башкирской хореографической школы.

Худрук театра «Урал Опера Балет»: «Наши зрители растут вместе с нами»
Фото: АиФ-УфаАиФ-Уфа

Современность вырастает из прошлого

Видео дня

Алла Докучаева, «АиФ-Башкортостан»: Вячеслав Владимирович, уфимцы проявили большой интерес к вашему балету: фестивальные спектакли прошли с аншлагом. Два года назад так же тепло зрители Нуреевского фестиваля приняли «Ромео и Джульетту» в вашей постановке. Как удаётся совмещать классический балет с современной танцевальной культурой?

Вячеслав Самодуров: Смотря что понимать под классическим балетом. Для меня это не спектакли, пришедшие из XIX века, а классическая школа, ремесло. Современность всегда вырастает из прошлого. Разнообразие жанров и стилей только помогает в развитии. Прекрасные работы прошлого, которые для своего времени были новацией, – сегодня уже предмет истории. Эта история – фундамент для движения вперёд. В нашем театре на основе двух балетов позапрошлого века, «Пахиты» и «Тщетной предосторожности», сделали динамичные и остроумные постановки. Там есть фрагменты восстановленной хореографии XIX века, но есть и то, что делает их органичными в контексте 2019 года. В «Приказе короля» мы изучали, как строил свои балеты-феерии Мариуса Петипа, – но сочинили новый спектакль и заказали новую музыку. Наш художественный опыт не такой, каким обладала публика полтора века назад. В этом смысле старинное искусство все время трансформируется, хотим мы или нет.

– Среди артистов «Урал Балета» много выпускников Башкирского хореографического колледжа. Как вы оцениваете их уровень?

– Это сильная школа, и мы благодарны руководству и педагогам за работу! Из Уфы мы регулярно получаем хорошее пополнение для нашей очень молодой труппы. Ребята быстро адаптируются, часть из них вскоре переходит в ранг солистов. Вообще, наш танцевальный коллектив, хоть во многом и состоит из приехавших, нацелен на создание оригинальных спектаклей прежде всего для местной публики. Большая часть репертуара поставлена именно для этих артистов, с расчётом на их потенциал, и они откликаются с огромным энтузиазмом, терпением и редкой работоспособностью. Если чувствуют, что чего-то не умеют, упорно учатся. Мы не приглашаем иностранных звезд – живём за счет собственной генерации, стараемся выращивать своих ведущих солистов.

Воспитать зрителя

– Как вы попали в балетную профессию?

– Абсолютно случайно. Папа был военный, и мы переезжали: я родился в Таллине, потом мы жили в Петербурге. Меня покусала собака, я болел, врачи сказали, что нужны физические нагрузки, и меня отдали на фигурное катание. Катался не слишком успешно, но в программу обучения входили уроки хореографии – они мне нравились. Поступление в Академию Вагановой произошло само собой.

– В какой момент вы решили стать хореографом?

– Волею случая. В 2006 году руководитель балета Большого театра пригласил меня в «Мастерскую новой хореографии». Там я дебютировал как постановщик – сочинил на музыку Генделя номер для и . Потом предложили участвовать в хореографической мастерской в Королевском балете, где я танцевал. Опыт работы в этом театре был для меня как для хореографа определяющим.

– Порой танцовщики жалуются на неудобство современной хореографии. В нашем Башкирском театре такая причина была озвучена, когда с репертуара сняли балет «Прометей», с точки зрения кассы вполне успешный...

– Такие жалобы не приемлю. Если выбрал профессию, надо постоянно учиться. Через все это я сам прошел: в Мариинском театре станцевал массу классических партий и, когда попал в Амстердам и затем в Лондон, понял, что нужно осваивать новое в огромных объёмах, через боль и сложности. Иначе не стал бы там премьером.

– А публика? Всегда ли принимает новые постановки? Далеко не все опыты в современной хореографии удачны...

– Ведь и раньше из сотни новых произведений в афише выживали один-два. И наоборот: спектакли, которые на премьере освистывали, потом признавали шедеврами. Если не делать вообще ничего, не сочинять новых балетов, движение прекратится, и мы умрём. Пусть артисты осваивают неизведанное, зритель учится смотреть и понимать, а время отберет лучшее.

После мировой премьеры обязательно появляется спектакль из репертуара XIX века, потом – работа кого-то из западных классиков. Практикуем регулярные лекции, выпускаем буклеты, где даём необходимый комментарий на художественном уровне. В последние сезоны наши зрители выросли вместе с нами, и они готовы поддерживать самые смелые начинания.