Ещё

Foreign Policy (США): вето Макрона широко открывает двери Балкан для России и Китая 

Foreign Policy (США): вето Макрона широко открывает двери Балкан для России и Китая
Фото: ИноСМИ
На саммите  — Западные Балканы, который состоялся в 2003 году в греческих , объявил, что «будущее Балкан в составе Евросоюза». Но сегодня это будущее кажется очень далеким. А то вето, которое французский президент наложил недавно на переговоры о вступлении Северной Македонии и , вообще вызывает сомнения насчет того, будет ли у них европейское будущее хоть когда-нибудь. Решение Макрона наверняка будет иметь очень серьезные и далеко идущие последствия для Западных Балкан и для самого Евросоюза, если не начнут своевременно действовать.
Вето Макрона с ног на голову перевернуло ту договоренность, которая лежала в основе отношений между ЕС и Западными Балканами и создавала стимулы для реформ и примирения. Суть ее заключается в том, что ЕС вознаградит страны, осуществляющие трудные реформы, ускорив процесс их вступления. Но поскольку эта договоренность зашла в тупик, балканские реформаторы растерялись, их авторитет внутри своих стран ослаб, а шансов победить на выборах у них стало меньше. Самым наглядным тому примером стала недавно переименованная Северная Македония, чей премьер-министр Зоран Заев (Zoran Zaev) положил конец длившемуся 30 лет спору с  о названии своей страны, чтобы сохранить надежду на членство. Пойдя на такой рискованный в политическом плане шаг и не получив обещанное вознаграждение, Заев назначил внеочередные выборы, которые он вполне может проиграть своим соперникам-националистам правого толка.
Заев, возглавивший решительно настроенное на проведение реформ правительство, станет первым, кому придется расплачиваться за обструкционизм Макрона. Но список возможных жертв французской неуступчивости, а также выгодоприобретателей от невступления Западных Балкан в Евросоюз шире, чем можно себе представить. Тут нужно иметь в виду два простых факта. Во-первых, Западные Балканы — это не малопонятное застойное болото, а важная составляющая меняющегося баланса сил в Европе. А во-вторых, регион не будет бездействовать, ожидая, когда ЕС снова повернется к нему лицом. Париж не просто подорвал усилия настоящих реформаторов и демократов из этого региона. Он посеял семена нестабильности и придал смелости главным геополитическим противникам ЕС и США. А именно и .
В то время, как стремление ЕС к расширению ослабевает, а надежды стран-кандидатов на вступление угасают, Россия и Китай полны желания заполнить образовавшийся вакуум своими инвестициями и влиянием. , прошедшая самый большой путь на переговорах с ЕС, стала главным получателем китайских финансовых инвестиций из числа восточноевропейских стран. Среди прочего, Пекин вкладывает большие средства в ее быстро расширяющийся сектор безопасности. В  Китай вкладывает самые крупные после окончания войны инвестиции. Он запланировал строительство угольной электростанции в , хотя этот проект вызывает опасения у боснийского общества, обеспокоенного проблемами с экологией и здоровьем людей. В  китайские фирмы строят через всю страну шоссе стоимостью полтора миллиарда долларов, из-за чего внешний долг этой страны резко увеличился, составив 80 процентов ВВП.
Если Китай вкладывает капиталы в инфраструктурные и прочие крупные проекты, то Россия оказывает влияние через энергетический сектор, в котором она доминирует, а также через культурные связи. Российское и китайское финансирование зачастую оказывается намного привлекательнее, потому что оно не обременено различными условиями, относящимися к коррупции и правам человека. На прошлой неделе Сербия подписала соглашение о свободной торговле с возглавляемым Россией , хотя оно несовместимо с требованиями к вступающим в ЕС. Российский стал спонсором прославленного белградского футбольного клуба «Црвена звезда», а российский пропагандистский орган «Спутник» и еще 20 российских средств массовой информации продвигают информационно-идеологические установки Москвы, которые часто повторяют местные СМИ. По мере отступления ЕС влияние Китая и России будет только усиливаться, и со временем из-за их силы притяжения страны региона могут отказаться от своих прозападных демократических основ, что ослабит непрочный мир.
Это произойдет, если не вмешаются США. Вашингтон еще может перехватить инициативу и сделать так, чтобы крах европейского проекта не привел к закату все еще неустойчивого политического порядка, установленного после распада Югославии. У Соединенных Штатов есть шанс вернуться туда, где они добились самых значительных внешнеполитических успехов после окончания холодной войны, где американское лидерство по-прежнему очень популярно, и где давняя американская цель — создание «единой, свободной и мирной Европы» — до сих пор пользуется поддержкой, хотя и подвергается сомнениям. Чтобы сделать это, США должны осуществить серию краткосрочных и долгосрочных инициатив по всему региону. Для начала им следует стабилизировать ситуацию, возникшую из-за французского вето, а затем предложить привлекательную и долгосрочную американскую концепцию для Западных Балкан.
В первую очередь США должны заверить страны региона, что двери для них по-прежнему открыты. В практическом плане это означает, что Северная Македония должна стать тридцатым членом альянса на декабрьском саммите в Лондоне. Это также означает, что надо возродить шансы на вступление в НАТО Боснии и Герцеговины. Для этого новое правительство данной страны должно получить возможность представить свою первую ежегодную национальную программу, потому что НАТО в декабре прошлого года дала зеленый свет на план подготовки этой страны к вступлению. (Milorad Dodik), являющийся сербским членом президентства Боснии и Герцеговины и главным сторонником российского вмешательства в дела региона, должен уступить, отказавшись от противодействия этому процессу.
Далее, США должны воспользоваться своей политической архитектурой в этом регионе для обеспечения стабильности и содействия разрешению споров. Недавно США назначили в этот регион двоих спецпосланников. Это представитель по Западным Балканам Мэтью Палмер (Matthew Palmer) и специальный представитель по диалогу между Косовом и Сербией (Richard Grenell). Такую демонстрацию американской заинтересованности следует приветствовать, но еще больше следует приветствовать то обстоятельство, что эти люди работают в тандеме, поддерживая здравые политические решения.
Гренелл, который, несмотря на скандал, сохранил свой пост американского посла в Берлине, получил от Трампа обширные полномочия на заключение «быстрой сделки» между Белградом и Приштиной. В связи с этим в регионе вновь возникли опасения, что в повестку дня могут вернуть сделку об обмене территорией, которую в этом году предложили президенты Сербии и края Косово для решения вопроса о спорном статусе последнего. Этот слабо разработанный план полностью противоречит американской и европейской приверженности территориальной целостности пост-югославских государств. В итоге его положили на полку, так как против данного плана выступил косовский парламент, а также потому, что его осудило гражданское общество в этих странах и международное сообщество. Тем не менее, его совершенно неожиданно поддержали в ключевых европейских столицах и даже в Белом доме, из-за чего возникли подозрения, что Гренелл может попытаться сдуть с этого плана пыль и снять его с полки.
Этого не должно произойти. Раздел любого рода ведет к конфликту, который может обрести региональные масштабы. Вашингтон не должен подвергать опасности основу своей политики на западе Балкан, которая была заложена после окончания югославских войн и носит название «мир». Соединенные Штаты вместе со своими европейскими союзниками должны вместо этого представить альтернативный механизм для нормализации отношений между Сербией и Косовом. Недавние предложения о создании регионального общего рынка и интеграции Западных Балкан в европейское экономическое пространство могут обеспечить альтернативные режимы взаимодействия и сотрудничества Сербии с краем Косово, а также с остальными странами региона. В результате на смену политике элиты, балансирующей на грани конфликта, придут практические социально-экономические соображения.
Но чтобы усилия в области региональной экономической интеграции стали по-настоящему эффективными, их надо представить как работу по подготовке к вступлению в ЕС, а не как альтернативу Евросоюзу. Чтобы подкрепить этот довод, США должны надавить на Париж, чтобы тот позволил ЕС сдержать обещания, данные странам-кандидатам. Хотя ЕС переосмысливает общие идеи о своем расширении, он ничего не потеряет, но многое приобретет, позволив Северной Македонии и Албании начать переговоры о вступлении. Такой же механизм со временем необходимо применить в Боснии и в крае Косово. Замедлить процесс расширения необходимо, но если полностью отказаться от этого проекта, как поступил Макрон, это лишь дестабилизирует регион и нанесет ущерб интересам всех, кроме противников Запада.
Далее, Вашингтон во взаимодействии с европейскими союзниками должен приступить на западе Балкан к реализации комплексной инициативы по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Надо поддержать решение этих проблем на всех уровнях в регионе, и эти усилия должны лечь в основу осуществления содержательных социально-экономических реформ. Надо отдать должное США за то, что в январе 2017 года они ввели санкции против Додика, а в сентябре 2018 года — против его близкого союзника Николы Шпирича (Nikola Spiric). Но эти санкции необходимо расширить, введя их против других ведущих криминальных политиков в Боснии и на всех Западных Балканах. А на страны ЕС надо оказать давление, чтобы они тоже активизировали работу в этом направлении.
Цель этих предложений — восстановить лидерство США в регионе, изголодавшемся по альтернативам. При этом надо подчеркивать практические, меняющие качество жизни озабоченности, имея в виду стратегическую цель: противостоять разрастающимся замыслам России и Китая на западе Балкан. Как и в 1990-х годах, Европа не сумела выполнить данные региону обещания, и сейчас он нуждается в американской помощи. Вашингтон должен ее предоставить, так как это в интересах США, ЕС и всех стран региона. Западные Балканы могут стать для США той площадкой, где они восстановят свой имидж и подтвердят свой потенциал в борьбе с двумя главными геополитическими соперниками. Вашингтон не может упустить эту драгоценную возможность.
Ясмин Муянович — политолог, специализирующийся на политике юго-восточной Европы. Он автор книги «Голод и ярость. Кризис демократии на Балканах» (Hunger and Fury: The Crisis of Democracy in the Balkans).
Молли Монтгомери — в прошлом дипломат и специальный советник вице-президента по Европе и Евразии. В настоящее время является вице-президентом компании «Олбрайт Стоунбридж Груп».
Видео дня. Самоизоляция: почему не стоит паниковать
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео