Ещё
Российские офицеры погибли в Сирии
Российские офицеры погибли в Сирии
Армия
В Чечне обеспокоились отсутствием Кадырова
В Чечне обеспокоились отсутствием Кадырова
Политика
Трагедия в Перми: среди погибших оказался ребенок
Трагедия в Перми: среди погибших оказался ребенок
Происшествия
В Кремле объяснили смену генпрокурора
В Кремле объяснили смену генпрокурора
Политика

Краевед — это не профессия. Как омичи изучают историю своего края 

Краевед — это не профессия. Как омичи изучают историю своего края
Фото: АиФ-Омск
Если спросить у первых встречных омичей, знают ли они, что было раньше на месте омского железнодорожного вокзала, где был построен первый городской цирк или почему остановку в центре города до сих пор называют «Яблонька» при отсутствии одноимённого магазина, они вряд ли ответят правильно, хотя выдвинут несколько версий.
В последнее время интерес у омичей вырос к истории города, его стараются поддержать местные краеведы, один из них — молодой историк . В середине октября в свет вышла его книга «100 историй об Омске».
Сергей Сергеевич рассказал корреспонденту «АиФ в Омске», каково развенчивать исторические мифы, зачем он объездил старые омские кладбища и нужна ли историку критика.
Увлечение на всю жизнь
, АиФ в Омске: Сергей, когда вы начали интересоваться историей ?
Сергей Наумов: С подросткового возраста. Мне было 11-12 лет, когда я добрался до краеведческого раздела домашней библиотеки. Книг дома всегда было много, но по истории Омска — в основном научно-популярные издания. Первые книги по региональной истории, которые попались мне в руки — это исследования Андрея Палашенкова. Сначала в основном читал, а в 2007 году случилось самое интересное: я пришёл в кружок «Юный историк Сибири» при омском краеведческом музее. Там познакомился с исследователями, которые сейчас признаны ведущими краеведами Омска, и с восторгом обнаружил, что я не один такой сумасшедший, который ходит по городу и фотографирует какие-то просевшие от старости деревянные домишки. В музее я нашёл единомышленников.
— Подростковое увлечение не прошло с возрастом?
— Оно стало, высокопарно выражаясь, делом жизни — я поступил на исторический факультет ОмГУ. Первая моя публикация по истории Омска вышла в 2008 году в сборнике статей к конференции НОУ «Поиск» — мой доклад тогда занял первой место в одной из секций.
— Сколько вас, омских краеведов?
— Давайте сначала определимся, кто такой краевед. Дело в том, что такой профессии нет. Это хобби. В нашем городе есть краеведы — доктора наук, искусствоведы, блогеры, экскурсоводы, инженеры, а в  был даже краевед-политрук. В Омске серьёзно увлечены историей края, по моим подсчётам, около 60 человек. С одной стороны, нас мало — меньше сотни на миллионный город, с другой — если сравнивать с ситуацией в других , нас много.
— Ваша работа в основном архивная?
— Если говорить о написании диссертации, то да, приходится много времени проводить в архивах — там можно получить уникальные материалы по моей теме о деятельности общественных организаций времён перестройки. Попутно попадаются интересные документы, не связанные с научной работой, они становятся основой для разных статей.
— История, к сожалению, политизированная наука. Недаром говорят, что историю пишут победители — в результате официальной версией какого-либо события может стать придуманная легенда. Приходилось развенчивать мифы?
— Иногда случается, что одни историки, краеведы создают легенды, а другие их развенчивают. При изучении архивных документов иногда находятся данные, которые отличаются от общепринятых. У меня было несколько таких случаев, последний из них касается 16-го Военного городка в Омске. Многие думают, что квартал в районе остановки «Цирк» — улицы Ангарской и Котовского — входит в состав этого городка. Но это не так — это другой район со своей историей. И строили городок не военнопленные, как иногда можно услышать. Данные факты незначимы для мировой истории, но для местных краеведов они важны.
— Вас как краеведа интересует только история Омска или Сибири в целом?
— Историю Омска нельзя отделить от истории Сибири. Поскольку я занимаюсь сравнительным анализом деятельности общественных организаций Омска и Новосибирска, заинтересовался историей соседнего города: его топонимикой, ключевыми датами. Новосибирск оказался очень интересным.
История + журналистика = книга
— Сергей, вы не только историк, но и журналист. Когда начали писать?
— Три года назад, в 2016-м году. Виной моё стремление искать пути творческой реализации, которое проявилось именно таким образом: я захотел написать цикл статей в какой-нибудь газете. Пока удаётся совмещать научную деятельность и журналистскую. Пробую себя в разных жанрах: это и интервью с интересными людьми, репортажи… Из-за отсутствия профессионального образования, я к своей журналисткой деятельности отношусь гораздо критичнее, чем к краеведческой. Но есть, как минимум, два материала, которые нравятся мне самому. Это интервью с литературоведом Вадимом Физиковым и статья, которую, пожалуй, можно назвать фельетоном, об одной даме-автоугонщице. Судя по откликам, которые я получил, эти тексты понравились и читателям.
— Книга «100 историй об Омске» так и получилась — из газетных очерков?
— Совершенно верно. В одном из омских изданий в 2016 году к 300-летию Омска был проект по краеведению — в каждом номере должно было выходить по две-три истории с иллюстрациями, которые предлагала редакция газеты. Я решил попробовать. Но сразу появилась проблема: о чём писать и как совместить историю с иллюстрацией. Причём нужно было укладываться в недельный график. Сидение в архиве зачастую не было выходом, поскольку там только подбор заказанных источников составляет двое суток, а ещё нужно это изучить.
— Как справились?
— Я, как многие популяризаторы краеведения, использовал труды своих предшественников. Но это касалось в основном исторических фактов XVIII-начала XIX веков, по более поздним временам у меня были наработки. Со временем втянулся в работу, появились свои сюжеты, а к ним иллюстрации. К примеру, когда я изучал первоисточники про омский коммерческий клуб, случайно попался на глаза рисунок этого здания. Ранее, по тем же источникам, о коммерческом клубе подробно написал историк-краевед Александр Лосунов. Но, как мне кажется, и у меня получился интересный очерк. Кстати, в период Первой мировой войны клуб был центром интеллектуального и творческого взаимодействия местной интеллигенции. (Это дом по ул. Лермонтова, 6. Построил здание купец второй гильдии Дмитрий Козьмин, наследники сдавали дом Омской судебной палате, затем коммерческому собранию с клубом, бильярдной, библиотекой и курительной комнатами. В советское время в здании располагался кинотеатр «Пионер» и детская библиотека им. Крупской. В данный момент здание находится на реконструкции. — Ред.). Истории иногда возникали из ничего. Однажды от коллеги из Псковской области пришли документы интересного содержания, касающиеся Омска. Как выяснилось, в 1918 году несколько крестьян приехали в Омск за зерном. Пока они ехали, первая советская власть пала, Омск стал белым. Эти крестьяне попали в застенки контрразведки, потом как «агенты красных» прятались всё лето. Вроде житейская история, но это одна из многих страниц из летописи города.
«Я хочу, чтобы люди, прочитав мои научно-популярные статьи, заинтересовались краеведением, перешли к изучению более серьёзных источников».
— Говоря об Омске, как правило, вспоминают Колчака и Достоевского…
— Они личности с мировым именем, но я старался писать о ранее не известных широкой публике людях и фактах. У современников какая-то избирательная историческая память. Мы кого-то считаем омичами, если даже эти люди находились в Омске проездом, а тех, кто много лет жил в нашем городе, сделал для него очень много, не помним — их именами не названы улицы, на домах, где они жили, отсутствуют памятные знаки. Это, например, касается выдающейся певицы . А сколько замалчивалось имя . Только в последние года два резко вспомнили.
— Пишущие авторы всегда сталкиваются с критикой.
— Без критиков и их замечаний не обойтись. Сначала это неприятно, потом начинаешь находить критику полезной, так как читатели иногда наталкивают на интересные мысли и делятся интересными фактами. Я не обижаюсь, даже если пишут откровенную ерунду. К примеру, когда печатались мои очерки, были обвинения, что автор ничего не знает, пропагандирует патриотизм и православие, хотя, чтобы обвинить в религиозной пропаганде, нужно меня совсем не знать. Кто-то наоборот находил в моих текстах «неуместную иронию»… К завистникам, кстати, тоже отношусь спокойно. Буквально на днях мне позвонил один коллега-краевед и этакой лениво-снисходительной интонацией долго говорил о том, какая книга плохая, вторичная, «попсовая», какие негодные иллюстрации, кривая вёрстка. Но я ведь знаю, что он сам бы очень хотел написать такую книгу. Но всё собирался, ленился, а тут появился какой-то мальчишка на 20 лет моложе и сделал. Конечно, сейчас этому человеку трудно сохранить самообладание.
Недавно мне написали: «В ваших историях Омск — город светлого будущего, а на самом-то деле он „гадкий грязный городишко“, как назвал его Достоевский». И это, разумеется, тоже правда. Знаете, не хотелось писать совсем плохо о городе в год его 300-летнего юбилея. Да, в истории Омска было много негативных фактов, но это не говорит о том, что город плохой. История — вещь живая, со временем отношение к фактам может измениться.
— Книга «100 историй об Омске» у вас не первая. Вы являетесь одним из авторов книги «Омский некрополь»…
— «100 историй об Омске» — моя первая полностью самостоятельная книга. В 2017 году совместно с краеведом мы написали книгу «Наш земляк Михаил Ульянов»; в 2018 году вышло в свет издание «Здание Товарищества российско-американской резиновой мануфактуры „Треугольник“ как памятник истории и архитектуры города Омска ХХ века», в котором я выступаю как автор-составитель. «Омский некрополь» — это энциклопедия, над созданием которой работали многие омские краеведы и я в том числе. Писали справочные статьи об известных людях, похороненных в нашем городе. Это была как архивная работа, так и выезды на омские кладбища и проведение мероприятий, связанных с восстановлением могил, к примеру, известного краеведа и др.
— Есть гордость за изданную книгу? Всё-таки серьёзный труд.
— Гордость есть, гордыни нет. Когда готовилась презентация книги, я старался в соцсетях об этом не писать, а потом всё-таки решился «проанонсировать это выдающееся событие». «Стоп, — думаю, — слово „выдающееся“ нужно закавычить… » Пока есть самоирония, она не даст мне «поймать звезду». Свой авторский экземпляр я поставил на полку и ни разу не открывал. Все мысли уже о новых проектах.
— Сергей, какие планы на будущее?
— Планирую в скором времени защитить кандидатскую диссертацию, хотя есть, важный с финансовой стороны, но отвлекающий фактор — гранты Российского фонда фундаментальных исследований. Я принимаю участие в двух грантах: о юбилеях сибирских городов и о памятниках в городах Западной Сибири. Грант по юбилеям завершается в конце 2019 года. Что касается второго, то в 2020-м году мы должны написать и сдать коллективную монографию по результатам исследований.
Видео дня. Бобер помочился на зрителей в цирке из-за жестокого обращения
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео