Ещё
Пока вы не уснули: Россия и Украина готовятся к газовой войне
Пока вы не уснули: Россия и Украина готовятся к газовой войне
В мире
Найден еще один возможный участник казни в Сирии
Найден еще один возможный участник казни в Сирии
Происшествия
Россия поменяет военную доктрину
Россия поменяет военную доктрину
Армия
В Южно-Китайском море взорвалось ядерное нечто
В Южно-Китайском море взорвалось ядерное нечто
Армия

Не ходите на Украину, а то она придет к вам 

Не ходите на Украину, а то она придет к вам
Фото: Свободная пресса
Избрание президентом стало манифестом консервативной части американского общества. Оно также стало и симптомом его радикализации. Консервативное большинство внезапно начало требовать, чтобы американские либералы считались с его точкой зрения, пишет колумнист украинского еженедельника «2000» . Жалко политическую модель гегемона, которая, судя по всему, рушится, а ведь при всех своих недостатках — это была вполне рабочая модель.
Надежда демократов — только на импичмент Трампа, поскольку Байден уже все. Сына Байдена не могут найти, сына Пелоси — тоже. Но вот интересное заявление.
Хантер Байден: «В администрации Хантера Байдена будут с готовностью соблюдать все без исключения руководящие принципы или стандарты, которые может принять президент Байден, для разрешения предполагаемых конфликтов интересов или возникновения таких конфликтов, включая любые ограничения, связанные с зарубежными деловыми интересами. Он и впредь будет держать своего отца не вовлеченным в его дела».
Из слов Хантера стало понятно, что он и дальше будет нарушать законы о коррупции, оставаясь при должностях в иностранных компаниях (украинской Burisma и китайской BHR ), которые получены при участии его отца, пребывавшего в должности вице-президента. Чем же отличается работа гражданина США, чей отец президент США, от работы на иностранную компанию сына, чей отец вице-президент США, Байден не поясняет.
Выведет ли Трамп своих сторонников на улицу, пока не ясно, но, видимо, к этому все идет. И хотя говорят, что в США не может быть «майдана», поскольку там нет американского посольства, зато там есть много специалистов по цветным технологиям, которыми они занимались на украинском пространстве двадцать лет. И было бы странно, если бы демократы в трудную минуту не направили на Трампа те инструменты, которыми они владеют. И которые были весьма эффективны. Правда, в последнее время что-то с ними пошло не так (видимо, научились им противодействовать), но, может, в этот раз у них все получится. Выбора-то все равно не остается.
Их успех на  (а это был настоящий триумф) неотвратимым образом стал причиной радикальной и крайне деструктивной украинизации американской внутренней политики. Этот процесс ведет к очень вероятному и довольно предсказуемому финалу — дезинтеграции социума и гражданской войне. Она, собственно, уже идет, пока что «холодная». Ее еще можно избежать, но вероятность спасения общества с каждым днем падает. А усилия, которые потребуются для сшивания американского общества, все растут. Украинизация проявилась на днях в , где вышли активисты, готовые применять организованное насилие к участникам предвыборного митинга самого президента Трампа.
Президент Трамп организовал, например, митинг в рамках своей избирательной кампании в городе Миннеаполисе, штат Миннесота. На митинг собралось около 20 тысяч избирателей Трампа, а вокруг сосредоточились антитрамповские протестующие и боевики в масках. Республиканцы подверглись агрессии, их били, отбирали у участников митинга плакаты, фирменные красные кепки и флаги. Отобранную у сторонников действующего президента политическую атрибутику боевики потом торжественно сожгли.
Раньше в США партия, проигравшая выборы (или президент, проигравший выборы), не теряли ничего, кроме должностей и части власти. Соперники в реальной жизни зачастую были близкими друзьями, а иногда и партнерами по бизнесу. Никакого использования «цветных технологий» для внутриполитической борьбы не допускалось. Каждый президент, выигрывавший выборы, заявлял о желании быть президентом всех американцев, независимо от их политической ориентации.
Но теперь вслед за проигрышем идет нарастающая вражда. Эта грань стерлась после их успеха на киевском «майдане». Успех был до такой степени впечатляющим, что команда (шокированная поражением на выборах 2016 г.) не смогла удержаться от искушения использовать «цветные технологии» дома, в США.
Но у «цветных технологий» (дегуманизации общества, политического насилия, угроз физической ликвидации) есть хорошо известный побочный эффект: победителю на самом деле достается страна с практически уничтоженной экономикой и разрушенным, разобщенным обществом. Если для страны периферийного капитализма, как Украина, это мало что меняет, поскольку страна все равно катится по наклонной, то для мирового гегемона — это безусловная катастрофа.
После 2016 года было снято уже последнее неписаное табу. Быть сторонником Трампа в США стало просто опасно. Избирателей действующего президента били, офисам разбивали окна. За наличие в машине фирменной красной кепки приверженца Трампа резали шины и пр.
Киев перебрасывает на Потомак как бы отстроенную американскими демократами украинизацию, а Трамп же пытается перебросить проблемы Киева на , сохраняя при этом возможность для своего вмешательства в любой момент. И он не оставляет Украину как основной театр своей президентской кампании — борьба со ставленниками демократов здесь будет продолжаться с нарастающим ожесточением.
Раньше украинский кризис обострял напряжение между ЕС и США. Теперь же он должен теоретически обострять противоречия между ЕС и Россией. Таких противоречий действительно много. Но и противоречия между ЕС и США никуда не делись. Более того, в связи с неминуемым обострением в ЕС Брекзита будут неминуемо нарастать и противоречия между ЕС и США.
Евросоюз желал бы, конечно, сохранить контроль над украинской политикой и украинским политикумом, а содержание остатков украинской государственности при этом должно было бы лечь на плечи России, поскольку Украина уже не способна выживать за свой собственный счет. Однако ситуация складывается обратная: уже фактически доминирует на кризисном пространстве Россия, а платить (при желании сохранить политический контроль) придется все же ЕС.
И это сегодня главное содержание конфликта между ЕС и Россией. Однако конфликт не полностью антагонистический, он оставляет некоторое пространство для переговоров. Впрочем, ситуация в дальнейшем может складываться таким образом, что Евросоюзу вообще станет не до Украины. Но это не значит, что мы останемся вовсе без внимания Европы, просто внимание Берлина будет заменено вниманием кем-то из европейской периферии: Польши, например, и пр.
Украина же продолжит оставаться в эпицентре столкновения всех главных фигурантов геополитического кризиса. Именно на этой территории они будут выяснять свои отношения. Задача Украины — не быть бессловесным объектом в этой сваре.
События развиваются стремительно. Лицо нового парламентского большинства обрело уже вполне реальные очертания. И, похоже, что движение катка новой власти уже ничто не сможет остановить. Можно было бы еще обсудить создание властной коалиции (или властного однопартийного большинства) с точки зрения справедливости. Но ведь прежде всего мы должны обращать внимание на условия ее создания. А цель создания в том, чтобы большинство было работоспособно и эффективно. По крайней мере, было в состоянии принять бюджет и провести кадровые назначения.
Националисты встрепенулись. Якобы только они знают, где благо Украины. Сдать страну в  без штанов — это благо Украины? Национал-патриотическая идеология невозможна без внутреннего врага, без жупела пятой колонны. Хотя на самом деле пятой колонной, разрушающей хрупкое единство страны, являются сами национал-патриоты. Национал-патриотизм не требует больших интеллектуальных усилий. Достаточно действовать по шаблонам столетней давности. Как показывает практика, для этого не нужен ни диплом о высшем образовании, ни даже аттестат о средней школе.
Новая же власть откровенно заигрывает с обанкротившимися национал-патриотами. И это самый худший выбор власти. В чем они очень скоро сами смогут убедиться. Попытка опереться на национал-патриотов или найти с ними какой-то компромисс погубила репутацию всех без исключения предыдущих президентов. Своими играми с националами новая власть неизбежно будет подпитывать их за счет собственных и без того скудных ресурсов.
Они клянут судьбу по самым разным поводам. А то и вовсе без повода — просто от досады и обиды на своих западных патронов, бросивших их на произвол судьбы. И даже стенают о том, что новая исполнительная власть не получила столь необходимого в сложной экономической ситуации интеллектуального и реформаторского потенциала. Уж не себя ли они предлагают в качестве интеллектуалов?
Это у кого же новой украинской власти можно было разжиться интеллектуальным потенциалом? Уже смешно. Да они сами-то на особый интеллектуализм никогда и не претендовали. Просто примеров таких нет. Эта сфера была полностью отдана на откуп западным как бы интеллектуалам, больше похожим на профессиональных провокаторов. Да и кто бы им позволил особо упражняться на интеллектуальном поле? Потому-то сами претендовали разве что на правильный (в своем понимании) демократизм, да на правильный (опять-таки в своем понимании) патриотизм.
То есть они претендовали только на профессионализм в любви к родине и к западным ценностям. Притом, образ родины, которую нужно любить, тоже был спущен им сверху. Хотя на самом деле настоящий патриотизм — это всегда функция культуры. Если культура простенькая, хуторянская — то и патриотизм этот будет простенький.
Вся интеллектуальность сводилась исключительно к тому, что как только украинцы евроатлантически интегрируются, — то сразу будет всем счастье. Некое подобие евроатлантического коммунизма. До которого (счастья) им осталось якобы уже совсем немного. Но тут вдруг пришел  — и все нарушил. Очень быстро нарушил. Ему тоже довольно быстро все нарушил Порошенко обещанием жизни по-новому. Что это была за жизнь — это был настоящий конец света, но он продолжался дольше, чем у Януковича.
Но в каком-то смысле повторный возврат этой камарильи во власть уже вряд ли состоится. Настолько велика была глубина их падения, которое к тому же еще и продолжается. Оно продолжилось и в их оппозиции, где снова не может быть никакой речи о компромиссах.
А плакать-таки есть там кому, поскольку они ведь захватили практически все СМИ. Хотя даже это им не очень помогло. Нет, им жалко совсем не своего утраченного евроатлантического будущего (это манок для совсем простодушных), им жалко до слез утраченного настоящего пребывания во власти и при власти. Ведь никто и не предполагал, что катапультирование из власти может произойти. Большинство даже не успело пристегнуться. Не говоря о том, чтобы успеть собрать вещички.
Что же касается возможных реформ… То, на первый взгляд, они проводятся отнюдь не для проведения стратегических преобразований, а для того, чтобы уводить финансовые потоки. Но хотелось бы спросить: а что до последнего дня происходило с финансовыми потоками в стране?
По мнению их как бы интеллектуалов, условия, выдвигаемые , являются важным поводом для старта необходимых реформ. Главной причиной остается ситуация в стране. Власть, дескать, обречена проводить преобразования. Вот в этом и есть вся стратегия: нет реформы, кроме реформы МВФ. Эдакий образец интеллектуализма, который новая власть не позаимствовала у старой. И, слава Богу, если действительно не позаимствовала. Хуже будет, если позаимствовала. А показания к этому есть.
Ну а насколько строгим критериям оценки власти — досконально знать вверенную их попечению сферу, видеть пути оптимизации работы, быть в курсе мировых тенденций, стандартов и практик — соответствовала сама национал-патриотичная власть? Хоть один министр там чему-то соответствовал? Уличные бузотеры могут соответствовать только бузотерству — больше ничему. Какой такой прогресс был достигнут, ну хотя бы в одной области этими демагогами? Хоть в экономике, хоть во внутренней политике, хоть во внешней сфере? Везде провал, везде упадок. Банкротство по всем направлениям.
По мнению же профессиональных патриотов, сейчас главный вопрос для украинцев: кто на каком языке разговаривает в быту и насколько правильно любит он родину. Любит ее по-европейски и демократически, или как-то еще иначе? Кто любит неправильно и не разговаривает не на том языке — те враги. И пока в обществе будет существовать главный социальный запрос на правильную (по мнению некоторых) любовь, а не на то, как и где украинцы будут работать, и за счет чего смогут достойно жизнь, — до тех пор будет хаос, и будут властвовать мародеры.
Видео дня. Приеду насиловать твою жену: беспредел коллекторов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео