Ещё
Пока вы не уснули: Россия и Украина готовятся к газовой войне
Пока вы не уснули: Россия и Украина готовятся к газовой войне
В мире
Россия поменяет военную доктрину
Россия поменяет военную доктрину
Армия
В Южно-Китайском море взорвалось ядерное нечто
В Южно-Китайском море взорвалось ядерное нечто
Армия
Вучич рассказал об отношении к РФ после скандала
Вучич рассказал об отношении к РФ после скандала
В мире

Пять вопросов о судьбе ФБК Навального после признания «иноагентом» 

Пять вопросов о судьбе ФБК Навального после признания «иноагентом»
Фото: ИД "Собеседник"
9 октября заявил о включении в реестр иностранных агентов , на счет которого поступили два платежа от иностранных граждан. «Собеседник» выяснил, что теперь будет с ФБК.
1. За что ФБК признали иностранным агентом?
Всем организациям, признанным иностранными агентами, независимо от того, чем они занимаются, приписывается «политическая деятельность». А ФБК — еще и «деятельность, направленная на получение определенного результата на выборах».
— Только в 2019 году ФБК были получены из-за рубежа средства на сумму 140 тысяч в рублевом эквиваленте, в том числе из , — объяснил включение организации в реестр глава департамента Минюста по делам НКО .
С платежами все оказалось не так гладко, как говорил Титов. Алексей Навальный составил цепочку событий, которые, по его мнению, к этому привели. Началось все с московских выборов, на которых положение оказалось весьма шатким. Недопуск независимых кандидатов не помог. Масла в огонь добавила серия расследований ФБК о единороссах из  — так появилось дело ФБК, счета фонда были заблокированы. И вот «Кремль организует платежи 6 и 17 сентября 29.000 рублей и 110.000 рублей от какого-то Roberto Fabio из Испании НА ЗАБЛОКИРОВАННЫЙ СЧЕТ, — пишет Навальный. — Деньги вернуть отправителю не можем». Вслед за этим звучит заявление Минюста.
«РЕН-ТВ опубликовал платежку из испанского банка, — добавил директор ФБК . — Получить такую платежку мог только отправитель. Испанский банк ее бы никакому телеканалу РЕН-ТВ не дал. У Минюста нет доступа к счету онлайн. Сами отправили на заблокированный счет, сами передали в Минюст».
2. Чем грозит новый статус?
Для получения этого статуса нужно иметь иностранное финансирование и заниматься «политической деятельностью, направленной на изменение госполитики». Иноагент обязан всегда указывать этот статус.
— Никогда бы не подумал, что борьба с пытками на это направлена, — говорит основатель Комитета против пыток . — Нас, кстати, много раз хвалили за иностранное финансирование: привлекаем инвестиции в социальную сферу. Но потом в одночасье все изменилось. Титов лжет, заявляя, что этот статус ни на что не влияет. Иноагент не может выдвигать своих членов в организации, которые занимаются общественным контролем, и, что важно для ФБК, в организации, занимающиеся борьбой с коррупцией. И еще: я не хочу везде клеймить себя и врать, называя себя иноагентом. Де-юре агент — тот, кто выполняет поручения. Я никогда ничьих поручений не выполнял и не выполняю.
— Иноагент не может участвовать в выборах ни в какой форме, — говорит сопредседатель «Голоса» . — Мы не могли делать вообще ничего, пока не реорганизовались. Но это помогает не всем. Новая организация точно так же может попасть в реестр под любым надуманным предлогом.
— Вообще, организации, которые существуют давно, быстро приспосабливаются к новому статусу и, получая деньги из-за рубежа, спокойно работают, — рассказывает глава движения «За права человека» . — Единственное, они обязаны отчитываться ежеквартально, два раза в год проходить аудиторскую проверку, но это не слишком сложно и деньги небольшие. Я был первый раз внесен в этот реестр в 2013 году, затем мне удалось выйти. Деньги потом получал из президентского гранта. Я считаю, что это важно — у меня народная организация. И мы должны оказывать влияние на чиновников, а как ты на них повлияешь, если ты — иностранный агент?
3. Кого и как уже признавали иноагентами?
В реестре Минюста числится 73 организации, в том числе , , «Общественный вердикт» и др.
— У них все очень просто: получаешь хоть один доллар — неважно, от кого — и всё, ты иностранный агент, — говорит Лев Пономарев. — Мне для этого хватило перевода на 2 тысячи долларов или что-то около того. Конкретно на меня власть рассердилась около года назад, когда я стал активно выступать в защиту фигурантов дел «Сети» и «Нового величия», а также осужденных по делу (считается террор. организацией), которых вообще мало кто решается защищать, даже мусульмане. Тогда в реестре оказались сразу три мои организации, а штраф за то, что не вошел добровольно, составил 300 тысяч рублей. Сейчас у нас этих штрафов примерно на два миллиона. Каждый оспаривается, но безуспешно. Пока живем на добровольные пожертвования — на них можно подписаться у нас на сайте. Брать деньги на защиту прав человека у государства, которое вовсю эти права нарушает, я сейчас побоялся бы.
За последние два месяца Лев Пономарев и движение «За права человека» были оштрафованы 5 раз по закону об иноагентах, когда не указали статус.
— Наша организация становилась иностранным агентом трижды, — говорит Игорь Каляпин. — Комитет против пыток, Комитет по предотвращению пыток и Бюро общественных расследований — все включены в реестр. Причем иностранным финансированием второй организации посчитали два пожертвования — мое и моего заместителя. Я добился встречи с 1-м зам. министра юстиции Федоровым, который мне заявил: «Понятно же, что это не ваши деньги, вам их где-то дали». — «А доказать?» — «А зачем, это же не уголовная история. И потом, у вас же есть организация с иностранным финансированием, и вы получаете там зарплату».
— В 2012-м нам вручили Сахаровскую премию свободы, к которой полагалось 7 тыс. евро, — вспоминает Григорий Мельконьянц. — Но из-за недавно принятого закона об иноагентах мы дали поручение банку об отказе принимать платеж. Эти евро банк отправил обратно, о чем есть справка из банка. На суде госорган заявляет наглую позицию, что, мол, тот факт, что организация вернула платеж, говорит о том, что организация распорядилась этими средствами и соответственно их получила.
4. Кто финансирует ФБК?
Как неоднократно заявлял Алексей Навальный и другие сотрудники фонда, финансирование осуществляется исключительно за счет добровольных пожертвований. Отчеты о пожертвованиях публикуются на сайте ФБК. Согласно последнему отчету за 2018 год, ФБК таким образом получил 58 млн рублей. Средний размер пожертвования составил 720 рублей. По отчету, люди жертвуют ФБК разные суммы: кто 50 рублей, кто 100, кто 2000, кто 5000. Бывает и больше. Этот процесс можно наблюдать по четвергам в прямом эфире программы Навального «Россия будущего» на YouTube. Согласно той же отчетности, не менее 2/3 платежей поступают на регулярной основе по подписке. В рамках дела ФБК на счетах организации заблокировано 75 млн рублей (сначала в  заявляли о миллиарде).
Есть еще довольно распространенная версия про «Навальный — агент Кремля», которую не порушил ни Минюст со своим реестром, ни ФСБ с делом о миллиарде, ни события, связанные с именем политика. И есть не менее смешная версия про «агента ». Политолог называет подобные нападки официальной «государственной конспирологией». Кстати, а где можно получить причитающееся за участие в московских протестах?
5. Что будет дальше с фондом Навального?
Как отметил Иван Жданов, включение в реестр — еще одна попытка «задушить ФБК» и заставить прекратить выпускать свои расследования.
Наши собеседники сошлись во мнении, что это событие было ожидаемым.
— Иноагентом может стать абсолютно любая организация, это вопрос времени, — считает Игорь Каляпин. — Потому что любое обращение к властям — это уже политическая деятельность, а иностранным финансированием могут посчитать, например, пожертвование от сотрудника завода ГАЗ, который время от времени продает машины за рубеж, а значит, получает оттуда деньги. Ситуация с ФБК для меня не сюрприз. Но я удивлен, что это произошло только сейчас. Если юристы ФБК решат обращаться в суд, то это можно делать только для создания лишнего информповода для обсуждения этой темы. Наши юристы, думаю, не хуже, и мы судились по этому поводу много раз. И проиграли все суды. Выиграть невозможно.
— У них только два варианта: либо иностранный агент, либо нежелательная организация, — комментирует Лев Пономарев.
цитата
«Иноагентом может стать абсолютно любая организация, это вопрос времени».
Игорь Каляпин
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №39-2019 под заголовком «За пожертвования получат по полной?».
Видео дня. Приеду насиловать твою жену: беспредел коллекторов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров