Ещё

Взаимный газовый интерес определяет отношения России и Туркмении 

Взаимный газовый интерес определяет отношения России и Туркмении
Фото: ФБА "Экономика сегодня"
традиционно является сложным партнером для , поэтому наши двусторонние отношения развиваются непросто — отметил главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» .
Газ является основой сотрудничества России и Туркмении
Президент РФ  встретился в  с президентом Туркмении и обсудил с ним будущее двустороннего торгово-экономического сотрудничества — в частности, поставки автомобилей Aurus в данную страну.
Путин отметил, что результат стал приносить Договор о стратегическом партнерстве, который, по мнению нашего президента, сыграл очень важную роль в российско-туркменских отношениях — например, двусторонний товарооборот увеличился более чем на 62 процента.
Отметим, что Туркмения является закрытой страной, вследствие чего, выход данного государства в мир, в том числе, и в Россию, серьезно ограничен — по сути своей, наши отношения свелись к небольшому объему торгово-экономических сделок и сотрудничеству в газовой сфере, где наши интересы значительно расходятся в свете желания Ашхабада обходным путем поставлять сырье в Европу и на Запад.
По этой причине европейцами предлагался проект Nabucco, а сегодня проект TANAP предполагает перспективу прокладки газопровода из Туркмении в  по дну Каспийского моря, но пока данные предложения далеки от своей практической реализации.
Ввиду этого, единственным путем поставок туркменского газа в Европу является газотранспортная система РФ, но , как известно, транзит осуществлять не желает и готов выкупать газовые объемы этой страны, на чем недавно криво «сыграла» .
“Туркмения всегда занимала в постсоветский период особую позицию по сотрудничеству с другими государствами бывшего СССР, включая и Россию. Данная республика занимает огромную площадь, но ее население весьма незначительно”, — констатирует Куртов.
Основным природным богатством Туркмении, как подтверждает эксперт, действительно является природный газ. Нефть также добывается этой страной, но ее объемы, а также объемы производства нефтепродуктов и продажи таких товаров за рубеж сравнительно небольшие.
“Газ из Туркмении исторически транспортировался из Туркмении в Россию по газопроводу «Средняя Азия-Центр», пять ниток которого пролегают через Казахстан. Из России данный газ затем поставлялся дальше на экспорт, причем его объемы, по большей части, уходили в другие бывшие советские республики и, главным образом, на Украину”, — резюмирует Куртов.
Впрочем, речь здесь идет о системе взаимозачетов, поскольку на практике фактор дешевого туркменского газа позволяет «Газпрому» выгодно оптимизировать свои экспортные предложения, из-за чего не факт, что на экспорт физически поступал газ именно из Туркмении.
“Кроме того, в девяностые годы происходили поставки из Туркмении из Закавказья и Молдову, причем в это время данные поставки сопровождались большим числом конфликтов. Потребители туркменского газа в то время не могли расплачиваться за эти поставки свободно конвертируемой валютой, был распространен бартер, а, вместе с этим, и немало проблемных моментов”, — заключает Куртов.
Особенно остро обстояли туркменские внешнеполитические отношения с Украиной, в рамках которых Ашхабад постоянно обвинял Киев в жульничестве, включая и прямое воровство природного газа.
“В результате этого, Туркмения отказалась от долгосрочного контракта с Украиной, а с Россией в девяностые годы перезаключила такое соглашение, но после изменения цен на мировом рынке, ситуация качественно изменилась. Москва предложила Ашхабаду скорректировать ценовые котировки в соглашении, на что Туркмения не пошла, и этот пакетный разговор был разорван”, — констатирует Куртов.
Туркмения хочет восстановления поставок газа в Россию
Туркмения в силу своей закрытости, как замечает Куртов, мало понимала, что происходит в мире, вследствие чего, неудивительно, что Россия отказалась от значительных закупок туркменского газа по причине того, что ей это было банально не выгодно.
“Данная ситуация негативно сказалась на наполнении туркменского государственного бюджета, а так, кроме газопровода в Россию Ашхабад в девяностые годы построил трубопровод в Китай и трубопровод в Иран”, — резюмирует Куртов.
Поставки туркменского газа в Иран всегда были незначительными, а что касается китайского направления, то этот контракт был реализован на основе инвестиций из КНР, которые определяли экспортную цену газа, а, значит, и конечные доходы Туркменистана.
“По этой причине Ашхабад не получал больших доходов от поставок газа в китайском направлении, а сегодня ситуация складывается так, что туркменская сторона хочет возобновления поставок газа в Россию, с чем уже не раз туркмены обращались в Москву”, — заключает Куртов.
Аждар Аширович отмечает, что Россия пошла здесь на компромисс, хотя непонятно, какие именно объемы газа Москва закупает у Ашхабада.
А так, это чрезвычайно сложный момент — ведь если взять газопровод «Алтай», который теперь официально называется «Сила Сибири-2», то его объемы должны составить конкуренцию туркменскому газу на рынке Китая, и это серьезная угроза для туркменской торговли.
Видео дня. Травят в России: гомосексуалист дал интервью СМИ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео