Ещё
Майдан без революции: куда ведут протесты Грузию
Майдан без революции: куда ведут протесты Грузию
В мире
Полковник «Альфы» объяснил нокаут спецназовца ФСБ
Полковник «Альфы» объяснил нокаут спецназовца ФСБ
Происшествия
В Польше раскритиковали С-400 из-за кривизны Земли
В Польше раскритиковали С-400 из-за кривизны Земли
Оружие
Пьяная врач не смогла сделать ребенку рентген
Пьяная врач не смогла сделать ребенку рентген
Происшествия

Не всегда вооружены, часто очень опасны (для граждан) 

Не всегда вооружены, часто очень опасны (для граждан)
Фото: Свободные новости
Больше колоний для бывших ментов!
Обратили внимание: вольский случай, когда патрульные полицейские и Юрий Граблин насмерть забили задержанного, практически не попал в федеральную повестку новостей? Да и в  об этом уже стали забывать. Почему? По той простой причине, что в этой новости нет ничего необычного для современной .
Дня за два до этого в сети рассказывали о том, как уже в другом райотделе полиции сотрудники пытали задержанного, прижигая ему тело утюгом. В  сотрудники устроили между собой перестрелку. За две недели до саратовского убийства в  прапорщик полиции Смирнов застрелил двух оперов управления собственной безопасности, когда они пытались задержать его за взятку. И наверняка за это время сотрудники полиции соверши куда больше преступлений, просто по разным причинам о них не стало широко известно.
Понимаю, что эти утверждения могут выглядеть голословными, тогда — доказательство. Есть такой неофициальный термин, которым до сих пор пользуются в местах лишения свободы — БСМ, или бывший сотрудник милиции. Эту аббревиатуру толкуют расширительно: в БСМ входят и прокурорские работники, и бывшие сотрудники СК и , других правоохранительных органов. По правилам бывших сотрудников в СИЗО нельзя содержать в одной камере с другими следственно-арестованными, а отбывать срок наказания они должны в специальных колониях. Так вот, в Советском Союзе было две спецзоны для БСМ — под  и в Нижнем Тагиле. С распадом Союза осталась только одна — нижнетагильская. Сейчас таких колоний тринадцать! И будет еще больше.
Замглавы ФСИН генерал-майор : «Количество колоний для простых людей, которые не связаны с , сокращается и сокращено значительно. Но резко увеличивается количество колоний для бывших сотрудников. В этом году мы две открыли, и они уже заполнены. Надо открывать больше».
Фотоkommersant.ru Своя колония для бывших сотрудников какое-то время была и в  — ИТК-23 в поселке Каменский Красноармейского района. Потом ее вновь перепрофилировали на строгий режим. В «милицейские» времена в 23-й была своя «отрицаловка» — «группа осужденных, намеренно и осознанно нарушающих режим отбывания наказания с целью воспрепятствования работе исправительного учреждения». Состояла группировка отчего-то почти полностью из бывших сотрудников . И еще один факт из жизни саратовского управления ФСИН. С 1980 по 1995 годы к лишению свободы были приговорены два сотрудника. Замначальника ИТК-3 в  капитан Л. — за преступления, которые сейчас называют коррупционными. И замначальника ИТК-2 подполковник Н. В период андроповских чисток он был осужден без должных доказательств за взятку. После смерти генсека-чекиста Н. был полностью реабилитирован, восстановлен в звании и вернулся домой с чистой совестью и туберкулезом.
Сейчас совсем иные дела. Получил срок за взятки заместитель начальника управления . Уголовное дело о мошенничестве в особо крупных размерах возбуждалось против другого зама , нескольких сотрудников задерживали за пронос в колонии наркотиков и запрещенных предметов, еще было убийство осужденного в ИТК-13 и другие преступления.
Главное, чтобы их было много
Но вообще-то мы говорили о полиции. УФСИН — как пример. В целом в 2018 году российские силовые, надзорные и судебные органы совершили 6613 преступлений, что на 8,4 процента больше, чем в 2017-м. Согласно информации Генпрокуратуры, сотрудники органов внутренних дел в 2018 году совершили больше всего преступлений — 3819 (+10,4 процента), сотрудники службы исполнения наказаний — 1018 (+2,3 процента), представители  — 391 (+23,3 процента), ФСБ — 178 (+69,5 процента).
Абсолютным лидером по росту преступности стала , показатели которой увеличились за год на 277 процентов.
Отчего так? Оставим общие слова, которыми представители власти оправдывают рост преступности в рядах тех, кто должен с преступностью бороться, — дескать, усилилась борьба с коррупцией, улучшилась работа служб собственной безопасности и так далее.
Сначала посмотрим на цифры. В 1990 году в СССР численный состав МВД был 628 тысяч человек. В Российской Федерации в 2012 году — 1 миллион 106 тысяч. Сейчас, после некоторых сокращений, 940 тысяч — все равно наполовину больше, чем в Союзе. При этом численность населения в СССР — 293 миллиона, в РФ — 143. Добавим еще 400 тысяч бойцов Росгвардии, которые тоже выполняют правоохранительные функции. В СССР внутренние войска к охране порядка привлекались только в исключительных случаях. И следует очень простой вывод: качество человеческого материала, скажем так, резко понизилось. В число слуг правопорядка сейчас попадают люди, которых бы на дух не допустили в советскую милицию. Да, конечно, тогда и сейчас романтиков, мечтающих стать вторыми Жегловыми и Шараповыми, единицы. Идут в органы в значительной степени по той причине, что это хорошо оплачиваемая работа: в прежние времена лейтенант милиции получал 240 рублей, рядовой инженер — 120. Сейчас соотношение примерно такое же. Плюс ранний выход на пенсию — пенсионная реформа людей в погонах не затронула. Плюс многие другие льготы. Так что недостатка в кандидатах нет. Но сотрудников нужно все больше и больше. Наши власти не видят другого пути кроме как рост числа хранителей порядка. А по сути — охранников власти. Потому требования к ним снижаются. Да, существует спецпроверка — изучение биографии, семьи