Ещё

В предчувствии войны? «Минский диалог» против минских соглашений 

В предчувствии войны? «Минский диалог» против минских соглашений
Фото: Украина.ру
Во всех трех случаях имели место странности. Из  Лукашенко отбыл срочно, было даже похоже на недовольство чем-то. А в  и  тезисы Бацьки вызвали публичный демарш . Что-то явно идет не так.
Дискотека 80-х Чтобы понять, что такое «Минский диалог» нужно вспомнить что такое экспертная инициатива «Track-II». В 1981 году в международных отношениях царил кризис, вызванный вмешательством Москвы в войну в . и их европейские сателлиты обложили Советский Союз жесточайшими санкциями — под запрет попала даже нефть. А в гуманитарной сфере были бойкотированы Олимпийские игры в Москве в 1980 году. Предыдущие годы «разрядки» пошли прахом, а с приходом Рейгана в Белый дом де-факто вернулся маккартизм и доктрина Трумэна. При этом не разорвал отношений с Кремлем абсолютно, легендировав контакты инициативой «Track-II». Автором идеи стал сотрудник Госдепа Джозеф Монтвилл. В публикации «Внешняя политика по Фрейду», он рекомендовал Белому Дому в случае, если официальная дипломатия работать не может, прибегать к тактике «второго шага» — профессиональным неправительственным практикам по снижению напряженности через улучшение коммуникации. Именно эта доктрина в сочетании с санкционным и дипломатическим давлением, через лоббистские круги внутри Кремля, привела к крушению СССР ровно через десять лет. С тех пор Госдеп, если возникают проблемы с официальными властями, работает на постсоветском пространстве исключительно в рамках «Track-II». Применяя стратегию непрямых действий через неправительственные организации (НПО) и учебные заведения. Грубо говоря, запад использует эту доктрину всегда, когда с кем-то ему становится невозможно работать. Лукашенко относится к непростым партнерам. Поэтому тот момент, когда в Минске посольствам отключали свет и воду, а посла США высылали, запад оставался спокоен. В  вполз «Track-II», отложивший личинки, давшие «Минский диалог».
Составители меню
Первая конференция «Минского диалога» называлась «ЕС, и страны Восточной Европы: как преодолеть разногласия?». Это был март 2015 года. Сразу после заключения минских соглашений, когда, как в начале 80-х СССР, Россия была обложена санкциями и бойкотами. Но запад даже не думал сжигать мосты. На смену дипломатам вползли их «экспертные площадки». В презентации на сайте так и написано: миссия — предоставлять открытую профессиональную площадку без геополитических разделительных линий для исследований и дискуссий о международных отношениях и безопасности в Восточной Европе. Меню составляет сообщество профильных экспертов-бумагомарак, которые везут в Минск тома макулатуры, которые никто не читает: «аналитические публикации и доклады по итогам мероприятий и исследований, которые распространяются среди ключевых стейкхолдеров региональной безопасности».
В общем — площадка для прощупывания агентов влияния, в президиум которой сажают свадебных генералов. В мае 2018-го прошел первый форум «Минского диалога», который собрал более 500 участников из 59 стран мира. Его тему для пущей важности сделали девизом организации — «Восточная Европа: в поисках безопасности для всех». Лукашенко к НПО как-то не очень, в его стране с ними строго. Но на фоне охлаждения отношений с Москвой, они пришлись ко двору: 26 апреля 2019 года «Минский диалог» был зарегистрирован главным управлением юстиции Мингорисполкома, как научно-просветительское учреждение «Совет по международным отношениям „Минский диалог“. Теперь это официальная, а не неформальная организация со всеми вытекающими. Координирует ее доктор Вольфганг Зендер, глава белорусского филиала Фонда .
Сервировка стола
»Европейская безопасность: отойти от края пропасти» — название сессии, которая состоялась 7-8 октября в Минске. Эксперты — люди тёртые и все вышеизложенное о «Минском диалоге» прекрасно знают. Так что нарекли сессию «съездом бывших», ибо среди высоких гостей экс-президент Грузии, экс-президент Хорватии. Ярким алмазом сверкает экс-командующий армией США в Европе . Старый солдат, который, не зная слов любви, 3 октября доложил, что аварию на еще не запущенной БелАЭС Россия может использовать для ввода войск в Беларусь. Ну и наконец, украшением стола служит экс-глава европейской дипломатии — ее сиятельство Кэтрин Маргарет Эштон, баронесса Эштон Апхолландская. Та самая, которая пометила территорию Украины во времена Евромайдана, переворота и АТО и ничего не свершив, напротив все запутав и уничтожив — удалилась со своего поста на экспертные площадки по России, Белоруссии и прочим непростым странам. Не менее сиятельных экспертов со стороны США и Великобритании к столу было приглашено также немало.
При этом, от ЕС, приглашенных было меньше: доминировали представители буферных постсоветских государств «санитарного кордона». То, что площадкой стала Белоруссия — очень важный маркер. Что бы не говорил Лукашенко, знающий цену «экспертам», у запада своя научная доктрина — сделать Белоруссию своим «бастионом». И уже упомянутый Бен Ходжес в сегодняшнем интервью TUT.by заявил не только о том, что «Беларусь больше не последняя диктатура Европы», но и высказал мнение, что «от идеи Союзного государства, я думаю, ничего хорошего для Беларуси не выйдет». Представительство России было не очень весомым, но оно было. Это  от «Эха Москвы», от института Европы , , Андрей Сушенцов от клуба Валдай, и другие эксперты. Из действующих политиков в Минске заявлены сенатор и депутат . Оба от .
Тост от хозяина
Все, что сегодня цитировали СМИ было сказано в ходе выступления . Основные тезисы президентского тоста: торговые войны и санкционное противостояние рушат мировую экономику, ужесточается борьба за энергоносители и сырье (нам с этим жить), Россия и  могут начать ядерную войну (ракеты полетят над Минском), Зеленский — настоящий патриот своей страны; на Украине не гражданская война, но украинско-российское противостояние, к «Нормандскому формату» стоит подключить США. Наконец — Европе нужна новая концепция безопасности — «Хельсинки-2». Минск может стать площадкой. Тезисы эти родились не сегодня и не вчера, Бацька продвигает их везде, не без интереса закрепить посредническую роль своей страны надолго.
Кремль, по поводу белорусских миротворцев уже отвечал в негативном смысле во время визита Лукашенко в Житомир. Отклонили инициативу и в этот раз, поправив партнера в том, что конфликт в Донбассе является внутриукраинским, а Россия не является его участницей. Что же касается остального, то с инициативой быть за все хорошее против всего плохого, Москва никогда не спорила. Да — война возможна, если начнется — ракеты не будут разбирать над чем лететь и куда падать. Двух мнений быть не может, что договариваться нужно. Но только не так, как это было в начале и середине 80-х с США и СССР. Мнение экспертного сообщества — это прекрасно. Но кто знает, где заканчивается «эксперт» и где начинается шпион и диверсант? Роль тех же Ходжеса и Эштон, когда они еще не сидели в президиуме «Минского форума», была такова, что Украина умылась кровью, мир увидел призрак демона «холодной войны», а политики заговорили о пусках ядерных ракет. Ну и кому интересен такой банкет?
После бала
Экспертные площадки организованные западными НПО, которые курируют профессиональные разведчики в должности директоров именных, брендированных фондов — это конечно хорошо. То, что от России слушать мнения экспертов и элит поехали сенаторы от ЕР — бодрит. Но важно понимать, что от раз заключенных соглашений лучше не отступать. И коль скоро они носят название «минских» и заключены на территории союзника России — это только обязывает стоять на достигнутом и отстаивать договорные позиции, а не искать «план Б». В данном случае лучшее — враг хорошего. Желание Минска увеличить свой вес на посредничестве заслуживает одобрения. Но важно не заплывать за буйки, координировать каждое слово и инициативу с Кремлем. Реальность такова, что Зеленский в Киеве оказался хороший парень, но не орёл.
Имея 75% поддержки он, перед лицом партии войны и ее проплаченных ботов, внезапно замешкался, стушевался, сорвал отвод войск и поставил под угрозу созыв встречи в Нормандском формате. Зачем, имея за спиной три четверти народа, переползать в повестку 25%-ных врагов мира и поджигателей войны непонятно. Что до Лукашенко, то объяснить его инициативность логически можно. Есть мнение, что в случае провала Нормандского формата Украина будет вынуждена вернуться к теме размещения миротворческого контингента в Донбассе. И тогда тема, которую продвигает Бацька имеет шанс выстрелить. Надежда слабая, но она есть. Хотя важно понимать, что провал Нормандского формата здесь и сейчас станет провалом Зеленского и его наполеоновских планов вдребезги, на взлете. Если это случится, президентская карьера Владимира Александровича станет самой короткой в истории Украины, а страна погрузится в новый виток гражданской войны — теперь повсеместной.
Трансляция жесткого порно всерьез напугала зрителей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео