Ещё

Алла Фролова: «Московское дело» — это поломанные судьбы 

Алла Фролова: «Московское дело» — это поломанные судьбы
Фото: ИД "Собеседник"
«Дело 212», возмутившее всю страну беззаконием и беспределом, продолжается. О нем мы разговариваем с правозащитницей, координатором юридической помощи правозащитного медиапроекта «ОВД-Инфо» .
«ОВД-Инфо» — независимый правозащитный проект против политических преследований в . С помощью горячей линии, а также правового телеграм-бота собирает информацию о задержаниях на публичных акциях и о других случаях политпрессинга. Сообщает о них на своем сайте, оказывает юридическую помощь задержанным.
Сотрудничающие с проектом адвокаты помогают в судах, вплоть до подачи жалоб в . Вся помощь бесплатна. Проект существует на добровольные пожертвования. В работе «ОВД-Инфо» задействовано более 200 волонтеров.
Пытаются запугать
— В последнее время все чаще можно слышать о развале «московского дела». Все время хочется спросить у оптимистов: а как же тогда уже осужденные на реальные сроки Котов, Коваленко и другие?
— Я бы не стала разбрасываться такими словами, как «разваливается». Сейчас мы видим: с каждым из нас можно сделать все что угодно. Они идут разными путями. Где-то слишком пережали, открыв 141-ю статью «помеха выборам» и организовав массовые обыски в штабах Навального. Причем даже у тех, кто к Навальному никакого отношения не имеет — в регионах это просто активные граждане. В  нас много, а в провинции — все наперечет. Есть, скажем, десять человек, но против них есть писаные инструкции, что делать для того, чтобы протест успокоился, кого надо задержать. В  я такую лично читала. Там все активисты по именам перечислены.
Самое беспрецедентное дело — дело Котова, которое идет в нарушение даже рекомендаций Конституционного суда. То есть это плевок в КС, постановивший заводить уголовное дело только в случае общественной опасности содеянного. А Котов сидит за то, что вышел из метро, даже не доставая плаката. Просто вышел. Ну и что? Давайте сейчас любого из нас точно так же привлечем?! Но, смотрите, они не хотят огласки. Сейчас, после того как актеры вступились за Павла Устинова, люди стояли возле в одиночных пикетах, и никто их не хватал. В другие разы власти поступили бы иначе. Следовательно, что-то сдвинулось. Есть шанс, что они начнут задумываться над тем, что надо заканчивать с этим. Или признать, что у нас полицейское государство.
, прежде чем его именем назвали ст. 212.1 (многократные нарушения на митингах, шествиях и пикетированиях), почти год просидел под домашним арестом, было длинное разбирательство, и в итоге ему дали три года. Котов же моментально получил 4 года. Для чего эта стремительность и беспредел?
— Они пытаются этим запугать: сидите дома! Не надо ходить ни с какими плакатами. А если что-то не нравится, так и быть — поговорите на кухне. Опять же они боятся любого озвучивания происходящего. Потому что система, кажется, пошла вразнос. Но еще есть за кого бороться — например , чей домашний арест лучше тюрьмы только с точки зрения бытовых условий. Это и еще находящиеся под следствием Раджабов, Фомин, Чирцов, которого из Минска выдернули. Есть еще Эдуард Малышевский, который хотел помочь другому задержанному, оказался в автозаке, а в итоге его посадили на 13 суток за вышибленное стекло в автозаке, обвинив в хулиганстве. Есть еще те, кто находится в тюрьме, а все предъявленное им — ложь. Костя Котов — он же вообще, если вдуматься, идеальная фигура. Человек, который появился на протестах случайно. Он — сосед Павликовых (Аня Павликова — фигурантка дела «Нового величия». — Авт.), стал помогать семье, увидел всю творящуюся вокруг этого дела несправедливость, стал выходить на митинги, говорить: это неправильно, это нечестно. Результат — следствие по Котову шло два с половиной дня! Его даже не допросили. Сам Котов не давал показаний — он просто не успел. За него всё решили.
Кто следующий?
— Кстати, сколько раз и против кого применялась ст. 212.1? Кто, так сказать, самые опасные «государственные преступники» в этой стране?
— Для понимания: ст. 212.1 и та, по которой судят «Открытую Россию» — ст. 284.1 (о нежелательных организациях) — это две политические статьи. Первым, кого привлекли по 212.1, был , пенсионер. Он каждый день выходил на Манежную площадь с плакатом «Путин — позор России», на котором внизу он всегда писал свой мобильный телефон. Вторым был . У него дело развалилось, поскольку не все его «административки» прошли через . А у Котова прошли все, так как есть заказ. Третьим был как раз Дадин, и он первый получил реальный срок. Четвертой стала Ирина Калмыкова, гражданская активистка (и многодетная мать. — Авт.). Пятый — , экоактивист из Коломны. У него до сих пор ограничение в передвижении, и он может быть следующим, кто получит реальный срок. Шестой — , это Архангельск, Шиес (27.09 приговорен к 400 часам обязательных работ). Понимаете, не обязательно трогать власть. Если ты недоволен тем же мусором, ты можешь быть за это наказан. И седьмой — Костя Котов. Власть на нем отыгралась по полной. Он первый, кто по этой статье получил меру пресечения под стражей в . И срок — 4 года. За то, что человек не принес вообще никакого вреда! Если вдуматься, это страшно.
Алла Фролова
— Этим летом административных дел было заведено, кажется, больше, чем за весь как минимум прошлый год. Был ли по ним хоть кто-то оправдан?
— С 12 июня («Марш Голунова». — Авт.) по настоящий момент, по моим подсчетам, получается что-то около 2960 человек — это не только те люди, что позвонили в «ОВД-Инфо», а вообще все, чье задержание нами подтверждено. Судов уже прошло порядка половины. Сейчас они ушли в «лайтовый» режим, идут уже не таким валом. Больше даже апелляций. А особых откатов на этих судах не видно. Троих только оправдали — дела по задержанным 12 июня прекратил Головинский суд. А так всех подряд штрафуют. Они, так я понимаю, пополняют бюджет, и всех как бы предупреждают, потому что повторное задержание — это уже 8-я часть ст. 20.2, с возможностью ареста. Люди боятся потерять работу, они не готовы сидеть в спецприемниках, пусть это по сравнению с СИЗО — «пионерский лагерь с решетками». Это еще не тюрьма, но там есть свои порядки. И недаром они сажали столько раз подряд Яшина, Галямину — теперь они все под прицелом. Ведь тому же Яшину не давали сразу 30 суток, хотя могли. Они выдавали ему по 10 суток. И это не издевательство — это тактика. Если у тебя за полгода три «административки», прошедшие через Мосгорсуд, можно открывать уголовную 212.1. А в случае административного ареста апелляция назначается в течение суток. То есть все дела Яшина, Галяминой и остальных мгновенно вступили в силу, и теперь их в любой момент можно «паковать» на реальные сроки. У них все продумано.
До сих пор снится СИЗО
— Этому вообще можно как-то противостоять?
— Когда Косте Котову будет назначен день апелляции, нужно, чтобы мы просто пришли на суд. 99%, что нас туда не пустят. Нам всем этими делами пытаются показать: им не нравится, когда у нас проходят акции солидарности. Ведь все ребята, которые сейчас арестованы и которые отпущены — они все разные. И им не нравится, когда мы объединяемся. И по Паше Устинову, и по Айдару Губайдуллину проходили закрытые суды. Это говорит о том, что они боятся поддержки. Они боятся даже нашего духовного объединения.
«Московское дело» — это поломанные судьбы. Я недавно разговаривала с Сергеем Абаничевым. Человек месяц провел в СИЗО, и ему до сих пор снится тюрьма. Все должны понять, насколько это страшно. Так что давайте бороться. Вместе мы можем многое — и вы, и актеры, и просто люди. И дай бог, чтобы всякие профессиональные сообщества взаимодействовали между собой. Это называется просто «солидарность». Каждый занимается своей работой, и каждый понимает, что люди не должны быть незаконно арестованы и задержаны.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №37-2019 под заголовком «Алла Фролова: „Московское дело“ — это поломанные судьбы».
Видео дня. Учимся стерильности в гипермаркетах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео