Ещё

«Мистер Нет» и «упрямый хохол» Сталина. Дипломатия Андрея Громыко 

«Мистер Нет» и «упрямый хохол» Сталина. Дипломатия Андрея Громыко
Фото: ИД "Собеседник"
Многолетнего главы не стало 30 лет назад, но его достижения будущие дипломаты изучают и сейчас.
В 34 года он стал послом в , в 48 — министром иностранных дел СССР и прослужил на этом посту почти 30 лет в самый разгар холодной войны и острых международных кризисов.
Каким был легендарный глава МИД, которого называет «величайшим дипломатом советской эпохи»?
«Я стал дипломатом по случайности», — говорил сам Андрей Громыко, который родился в белорусском селе Старые Громыки в семье простых крестьян. Его отец еще в эпоху столыпинских реформ рванул в , хотя через несколько лет вернулся в . Успел неплохо выучить английский язык, а позже научил «спикать» и своего сына Андрея.
Будущий министр сначала учился на агрария. Но партия увидела в нем другой потенциал. «Когда в 1936–1937 годах волна террора вычистила кадры, открылись социальные лифты для талантливых людей из народа. Громыко попал в эту волну», — объяснял позже министр иностранных дел  Иван Антонович.
Сам Андрей Громыко считал, что ему помогло знание английского и представительная внешность — у министра был рост 185 см.
Говорят, белорус приглянулся самому Сталину. Однажды Громыко стал возражать вождю, но делал это так убедительно и дипломатично, что Сталин даже вынул трубку изо рта — это был серьезный знак. Но гром не грянул. «Вот же упрямый хохол», — проворчал генсек. И отправил Громыко в США нашим представителем в .
«Дорожный каток»
В Америке к Громыко прикрепились прозвища «Мистер Нет» и «Бормашина» — за въедливость, упорство и неуступчивость. Дипломат-самоучка просто выматывал противников.
— Работал Громыко сверх всякой меры, — рассказывал переводчик . — Мог принимать до десяти министров в день. Для этого у него были две комнаты — в одной шли переговоры, в другой следующий визави пил чай.
Госсекретарь США  сравнивал Громыко с дорожным катком. Два противника воевали друг с другом на переговорах, но человеческие отношения были уважительными. В перерывах они часто обменивались шутками.
Когда Киссинджер во время визита в Кремль стал искать глазами встроенные видеокамеры, Громыко серьезно покивал головой: «Да, вы правы, они были установлены еще при ».
В другой раз, после 10 часов переговоров по поводу главы , когда уже устали искать решение, которое устроит всех, Киссинджер с невозмутимым видом пошутил: «Может, просто организовать убийство?»
— Он всегда был полон достоинства, никогда не ставил нас, американцев, в неловкие ситуации, — говорил позже Генри Киссинджер.